Дарья ТОКАРЕВА. (4 марта 2009)
Школа в глухой обороне

Школа в глухой обороне

Комментарии: 10
Родителям Лиды сочувствуют десятки тысяч людей.
Седьмого февраля мы напечатали материал «Талантливую девочку до смерти затравили в школе». Лида Очковская покончила с собой из-за проблем с одноклассниками и постоянного давления на нее классной руководительницы. Девочка написала в своей предсмертной записке: «Мне стыдно, что родителям в школе придется краснеть за меня».
 
На публикацию только на сайте kp.ru пришло больше двух тысяч откликов. Еще больше - на сайтах разных агентств, выставивших на своих страницах наш текст. Даже на сайте гимназии № 1573 сотни сообщений. Во многих - обращения ко мне, к редакции: «Расскажите, что происходит сейчас с делом Лиды Очковской? Как отреагировала на статью школа?»
 
На второй вопрос ответить, увы, нечего. Перед публикацией, до самого последнего дня я пыталась встретиться или хотя бы созвониться с директором гимназии и учительницей Лиды Татьяной Петровной. Безрезультатно. Ответом была одна фраза: «Разбирайтесь с родителями девочки». Честно говоря, я очень надеялась, что хотя бы после выхода материала мне позвонит школьное начальство. Пусть с обидой, пусть с негодованием («Вы все исказили, Лиде у нас в школе было хорошо!»). Любые слова. Но произнесет одну, такую важную для меня фразу: «Для нас потеря Лиды - громадная трагедия, мы очень переживаем. И думаем, как сделать так, чтобы подобная история никогда не повторилась. Педагоги работают с детьми, психологи - с педагогами». Не позвонили. Школа встала в глухую оборону.
 
НИЧЕГО НЕ БЫЛО...
 
Как-то мне пришлось писать про самоубийство мальчика в Москве. Приехала в школу. Прямо у входа на стене висел огромный портрет ученика, лежали цветы, горели свечи. Классная руководительница, с трудом сдерживая слезы, лишь повторяла: «Я недосмотрела! Как же я упустила? Почему не поняла?» Хотя формально ее вины в трагедии не было.
 
В гимназии № 1573, когда я туда приехала, ничто не напоминало о Лиде - ни фотографии, ни малюсенького листика с надписью «Скорбим». Только после публикации я поняла почему. В откликах на сайте ее одноклассник рассказал, что они с ребятами распечатали фотографию Лиды, зажгли свечи и поставили в коридоре у центрального входа. По своей инициативе. На следующий день все исчезло. А учителя еще и отругали учеников за самоуправство и пригрозили отчислить из школы. Потом мне написали старшеклассницы о том, что на 40 дней подготовили презентацию о Лиде. Директор запретил показ... Девчонки попросили меня не упоминать их фамилий.
 
Чего больше в позиции школы: равнодушия? Страха?
 
«РОДИТЕЛИ УБИЛИ ЛИДУ»
 
Лида погибла в конце декабря. С тех пор в гимназии состоялось множество родительских собраний в разных классах. Тема Лиды была табу. Когда родители из других классов все же поинтересовались, что произошло с девочкой, педагоги выдвинули свою версию. В семье Лиду серьезно наказывали, не слушали ее, не понимали. Когда все произошло, «Скорую» вызвали только через четыре часа, дожидаясь гибели дочери. На самом деле «Скорую» вызвали в срок. Желудок девочке успели промыть. Лида скончалась  не от отравления таблетками, а из-за анафилактического шока, вызванного действием одного из введенных ей препаратов. У родителей Лиды еще 23-летний сын Артур. В семье воспитывается семилетняя девочка, которую взяли под опеку.
 
Незадолго до смерти Лида пришла в себя.
 
- Простите... Я очень люблю вас! - были последние слова девочки.  
 
Впрочем, а если бы девочка не погибла? Наглоталась таблеток, но выжила? Суть ситуации не изменилась бы. Вот только, наверное, такой громкой реакции не было бы. Учебный процесс шел бы своим чередом.
 
ЛЮДИ, ВЫ ЗВЕРИ?
 
Что еще  сильно опечалило - злые, жестокие отклики. Их было много, очень много. Мы можем привести только самые «спокойные». 
 
Юлия:
 
Удавить такую учительницу, выгнать вон из школы (дальше непечатно).
 
silly blonde:
 
На костер старую мегеру... такая сухая старая крыса, завистливая к молоденьким ученицам, есть в каждой школе...
 
Студент:
 
Я живу недалеко. Встречу эту Татьяну Петровну, обязательно ей в рожу плюну и урну ей на голову надену (непечатно).
 
На одном из сайтов доброхоты разместили домашний адрес и телефон учительницы.
 
Сомневаюсь, что Лида, если бы осталась жива, хотела такой дикой травли своей классной руководительницы или кого-то из класса. Месть - не лучший способ решать конфликт. Публикуя материал, мы меньше всего хотели расправы над кем-то, кого могут посчитать виновным в гибели школьницы. Дело в другом - понять: почему это произошло? Где грань между учительской требовательностью и черствостью?
 
«У МЕНЯ БЫЛА ТАКАЯ ЖЕ УЧИТЕЛЬНИЦА...»
 
Почему такой отклик вызвала публикация? Оказалось, что очень много людей гонения в классе испытали на своей шкуре.
 
aqwa:
 
Какой ужас, ничего не меняется... Когда-то меня тоже пытались затравить в новой школе, особенно директор изощрялся. Если бы не папа, не знаю, чем бы все кончилось.
 
Жанна:
 
Моя дочь сменила семь школ. Еле-еле окончила школу, чудом избежав невроза. А все почему? Потому что она, так же, как и Лида, отличалась от других детей. Чуть почувствовав нарастание конфликта, который было невозможно укротить, мы уходили в другое место. И какая же я умница, что сделала это. Сейчас моя дочь прекрасно учится в элитном музыкальном училище. Сама поступила. Проблемы рассосались сами собой.
 
Наташа:
 
Моего сына (ему было 9 лет) такая же Татьяна Петровна травить стала. И тоже в гимназии. Что только не придумывала. И к директору его водила, и бойкот ему от всего класса организовывала, и об стол его лицом била за неправильно написанные буквы. А когда я стала с ней бороться, организовала судилище нам, родителям, да еще с рассмотрением персонального дела ребенка. Мы ушли из этой школы, а она до сих пор «лучший учитель».
 
На днях мне попал в руки опрос, проведенный в конце 2008 года. Был там и такой вопрос: «Вспоминаете ли вы своих школьных учителей, и если да, то какие это воспоминания?» Больше девяти процентов бывших учеников признались, что со школой и педагогами их связывают неприятные воспоминания. Девять процентов! Если в среднем школы у нас каждый год оканчивают больше миллиона ребят, выходит, 90 тысяч уходят с тяжелым сердцем. Травмы остаются на всю жизнь - даже не физические, а душевные. А их гораздо труднее лечить. 
 
Так что дело не только в татьянах петровнах. Мы имеем дело с системой, которая позволяет калечить детей, выбивающихся из общего ряда. Мы имеем дело с системой, где учителю порой гораздо важнее успеваемость, чем состояние души ученика... 
 
И как тут не согласиться с мнением автора, скрывшегося под псевдонимом Ау:
 
Горе превратилось в «пятиминутку ненависти» на сайте... Жалко девочку, жалко наших детей и страну, где коррупция начинается даже не со школы, а с яслей и роддома. Сорвать ученику успеваемость, а потом навязать платную помощь - общепринятая тактика. Нужна максимальная открытость школьного образования перед взором общества. Иначе так и будут пираньи душить наших детей в мутной воде. 
 
P. S. После нашей публикации Бутырская межрайонная прокуратура начала проверку по факту самоубийства девочки.  Мы расскажем о результатах, когда работа следователя будет закончена.
 
Обсуждение темы продолжается на нашем сайте
загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт