Окно в природу: Крылатые рыболовы

Окно в природу: Крылатые рыболовы

Лучше всего орлана я разглядел на Аляске. На южном побережье полуострова этих огромных птиц видишь постоянно. Вот орлан сидит на макушке усыхающей ели. Наблюдаю его, стоя почти под деревом. Это, как видно, его любимое место - сучья, белые от помёта. За моей спиной свалка - орлан не чурается тут обедать. Ему хочется, чтобы я поскорее ушел, а мне надо дождаться, когда выглянет солнце, - снять птицу во всей красе. Птица великолепная - крупная, тёмно-бурого цвета, с белой головой и белым хвостом. Клюв настоящего хищника - крупный, загнутый крючком. Взгляд у орла твердый, холодный, нацеленный на добычу.

В 1782 году основатели Америки выбирали символ для государственной печати США. Предлагалось разное, в том числе и индейка - коренная жительница Нового Света, служившая пропитанием для первых переселенцев. Выбрали орлана, хотя ничего демократического в его облике нет, скорее наоборот. Орланов в то время на территории государства было примерно сто тысяч - обычная птица возле воды. Но время шло, и работало оно против орланов. Там, где появлялись дома, исчезали их гнёзда. Птиц ловили силками, стреляли, за их яйцами охотились коллекционеры, убивало орланов током электролиний. Довершил дело ДДТ. Химикат в организме орланов нарушал кальциевый обмен. Истонченная скорлупа их яиц разрушалась в гнезде под тяжестью самой птицы. Всё это мне рассказали в 1972 году в лаборатории Патуксен вблизи Вашингтона. Там в просторной вольере я как следует разглядел птиц. С десяток подопытных великанов сидели, грустно нахохлившись. Но их страдания на алтаре науки напрасными не были. В том же году применение ДДТ в Америке запретили. У п
тицы, которая могла остаться лишь на гербах и печатях, появился шанс выжить. Медленно, редко по стране стали вновь появляться гнёзда орланов.

В 1988 году в Пенсильвании, когда все дела были сделаны, друзья мои объявили: завтра отдых - поедем смотреть орлана. Где-то в болотистой части штата появилось гнездо. И это стало событием. Мир, заполненный автомобилями, телевизорами, отелями, банками, супермаркетами, взволновало появленье гнезда. «Орёл вернулся!» - писали газеты. А любители наблюдать птиц (есть такая ассоциация в Штатах) стали «ездить к орлу».

Сборы, как на рыбалку, но вместо удочек - фотокамеры, бинокли, стереотрубы с треногами, плащи, зонтики. Ехали километров двести по Пенсильвании. И как раз попали к началу «сеанса». У болота уже стояло десятка два автомобилей, а приехавшие «к орлу» нетерпеливо поглядывали на часы.

Охранник местного заказника посадил приехавших в автобус, и с полчаса мы ехали в глубь заболоченного леска. Наконец остановка. Охранник указал черту на дороге, переступать которую было нельзя, и, направив бинокль в сторону сухостойных в воде деревьев, сказал: «Повезло. Он на месте». Началась великая суета с установкой штативов. До гнезда было метров семьсот. В бинокль гнездо и птица, сидевшая рядом, едва угадывались. Но стереотрубы сокращали расстояние раз в пятьдесят, и птица, слегка размытая толщей воздуха, была видна во всей своей красоте. Орлан! Чинные старики в ковбойках, накрахмаленные старушки, молодежь в нарочито небрежной одежде из-под зонтов (моросил дождик) наблюдали орлана.

Смешанные чувства испытал я на этом «сеансе». Сколько стоила людям поездка? Дорогие автомобили, бензин, экипировка, корзины с едой, оптика. И всё лишь для того, чтобы издалека увидеть сидевшую у гнезда птицу. В мире, созданном человеком, не хватает, казалось бы, пустяков - переклички перепелов, порхания стрекозы, диких цветов, этого вот орлана. Люди чувствуют, что теряют рай на земле, и жаждут увидеть хотя бы осколки его.

Но на Аляске этот рай еще не потерян. Орлан глядит на меня без боязни, он, пожалуй, позволит подойти еще ближе. Обычная птица в этих краях. По морским побережьям, по рыбным речкам, озерам видишь её постоянно. Живописны гнёзда орланов на громадных старых деревьях. Поразительно видеть крупную птицу, сидящую на кресте церкви, на крыше дома в приморском посёлке. В местах обработки рыбы зимой орланы собираются в стаи, летают низко, кричат и дерутся из-за брошенных в воду рыбных отходов. Орлан - прирожденный рыбак. Летом пищи ему на Аляске - навалом. Зимой живётся труднее - довольствуется снулой рыбёшкой, ловит мелких зверьков, голод не тетка - не брезгует свалками.

Было время, орланов и тут истребляли. Рыбоводы и хозяева лисьих ферм платили за лапу орлана два доллара. Таким образом истребили их десять тысяч. Сейчас закон запрещает преследовать птицу. И только несчастья в природе, например, разлив нефти, и беспокойства в местах гнездовий мешают росту их численности. Но тридцать пять тысяч голов (сравните: пара орланов на всю Пенсильванию) - для крупной птицы совсем немало.

На Аляске попавших в беду орланов (а это случается - повредил крыло, проглотил вместе с рыбой крючок, угодил в разлив нефти) стараются вызволить. Любой самолет, улетающий в городок Ситку, возьмёт клетку или ящик с орланом. В маленьком городке - бывшей столице Русской Америки - организовали госпиталь для орланов. Их тут лечат, оперируют и, если удалось выходить, кольцуют и отпускают на волю. Я в этой лечебнице был, видел десятка два птиц - и обречённых, и почти готовых вернуться в природу. Один орлан с невозвратно повреждённым крылом оставлен тут жить постоянно на правах «дядьки». Вновь прибывающие пациенты, наблюдая за ухватками старожила, легче переносят неволю.

Наблюдать орланов везде интересно. А те, кто имеет возможность глубокой осенью побывать на реке Челкет в юго-восточной Аляске, видит картину незабываемую. Тёплые ветры не дают Челкету замёрзнуть, и в ноябре по реке идёт на нерест лосось - пир горой для сколько угодно большой компании! К Челкету с большой территории прилетают и прилетают орланы. Три с половиной тысячи рыболовов! Дни стоят пасмурные, идет снежок. Наевшись, птицы осыпают деревья, как воробьи. Среди них с тёмным оперением молодежь - первый год на пиру - и  умудрённые белоголовые «аксакалы», уже хорошо знающие, куда надо перелететь в ноябре...

Курьёзный случай, попавший на страницы газет Аляски, - хорошая иллюстрация к численности орланов в этих местах: на пролетающий маленький самолёт сверху упала крупная рыба, её уронил орлан. Писали о случае так: «Это могло случиться только у нас на Аляске, где много маленьких частных аэропланов, много рыбы и много орланов».

Орланы - это орлы, специализированные к жизни вблизи воды. Это везде сильная и выносливая птица, способная справиться с крупной рыбой (правда, не брезгует рыбой снулой). На воде орлан может поймать также любую птицу, включая способных постоять за себя лебедей. Но и на суше орланы охотятся очень успешно, нападая на лис, ягнят и косуль, а при скудности пропитанья в стороне от воды ловят всякую мелочь - ежей, ящериц, грызунов.

У всех орланов, живущих в разных географических зонах Земли, сходные повадки, образ жизни, и почти все они отмечены «родовыми пятнами» - белым оперением. У одних - белая голова, у других - хвост, у третьих - плечи. Белоплечий орлан, живущий на побережье Камчатки, крупнее соседа - белоголового орлана Аляски, но уступает самому крупному и наиболее «побелённому» африканскому орлу-крикуну. Этих громадных птиц я наблюдал с орнитологами на одном из озёр в верховьях Нила. Тут на берегах мы насчитали более тридцати гнёзд этих птиц (невиданная плотность для крупных хищников!) и видели, как орланы с громкими криками охотились вблизи скопления бегемотов. А соседями камчатских белоплечих орланов являются моржи и тюлени, на Аляске - киты-косатки, а белохвостые орланы сидят на деревьях часто на виду у коров, пришедших на водопой. Всюду большие, величественные птицы заметны, немалая часть орланов довольно близко подпускает людей. Их облик - выразительное, яркое украшенье природы.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт