Дарья АСЛАМОВА (24 января 2007)

В Косово - «революция младенцев»?

Окончание. Начало в номере за 23 января и на сайте http://www.kp.ru/

Веселые монахи

Сербский мужской монастырь XIV века Высоки Дечани расположен в маленькой долине, окруженной горами, неподалеку от границы с Албанией. Местность восхитительна до слез в горле, а для защиты от всякой агрессивной нечисти окружена итальянскими танками. Стены монастыря толще, чем столетия, и не раз укрывали беглый люд. После революции 1917 года здесь нашли приют и русские монахи. Сейчас здесь живут 27 молодых и не очень мужчин, для кого мир стал тесен, как келья, а келья просторна, как мир.

Ясный зимний день. Во дворе монахи разгружают телегу с пластиковыми бочонками красного вина. «Вино доброе! - хвалится извозчик. - Сами его делаем, на собственной винокурне. У нас здесь все свое, домашнее, и молоко от монастырских коров, и сыроварня по компьютерной технологии».

В светлой, просторной горнице для гостей - яблоки в вазах и кувшины с яблочным соком. «Отведайте, сок домашний, без консервантов, - угощает меня молодой длиннобородый монах. - А вот пирожные к кофе, сами печем». Я смотрю на большое блюдо пирожных и удивляюсь: «Кто же кулинар?» «Вот он», - мне указывают на здоровенного мужика в рясе, по виду гренадера, а не монаха. «А не желаете с дороги согреться душой стаканчиком нашей ракии?» Отчего же нет. Я опрокидываю стопку пятидесятиградусной виноградной водки, и на душе у меня и впрямь теплеет.

Здешние монахи отнюдь не похожи на ограниченных и унылых праведников, для которых наглухо заперт мир радости. «В жизни не видела столько веселых людей!» - восклицаю я. «Иногда мне кажется, мы слишком много улыбаемся», - иронично замечает входящий отец Сава, заместитель настоятеля монастыря.

Отец Сава прав, поводов для смеха все меньше и меньше. Монахи живут в настоящей албанской блокаде. Дважды монастырь забрасывали гранатами. Хрупкое спокойствие держится сейчас лишь на «штыках» итальянских миротворцев. Даже продукты приходится покупать через подставных лиц в деревне. Иногда монахи совершают «шоппинг-туры» в Сербию под охраной солдат, поскольку албанские крестьяне не желают иметь с ними дела. «А ведь когда-то мы укрыли у себя 150 местных албанцев, спасавшихся от режима Милошевича», - философски замечает отец Сава. Что ж, монастырь, как место Божье, всегда будет укрытием для любого беглеца. Сейчас здесь доживают свой век пять сербских старушек, черных от лет и воспоминаний, когда-то бежавших от погромов из маленького соседнего городка.

Отец Сава - высокий, бледный молодой мужчина в очках, и что за ум! Блестяще образован и страстно увлекается политикой. На мои шутки по этому поводу резонно возражает: «Мы живем в мире и зависим от мира. Мы не можем спрятаться от политики». О Косово говорит, как истинный серб: «Война в Косово всегда была борьбой за территорию, за землю. Когда в девяностых начались столкновения между сербами и албанцами, сюда понаехали западные консультанты, помогавшие албанской Армии освобождения Косово. Это они научили албанцев нужным словам. Чтобы правильно подать себя мировому сообществу, надо говорить о правах человека, о борьбе за свободу, а вовсе не о земле. В глазах Запада весь конфликт был представлен как героическая борьба за демократию и освобождение албанских повстанцев против сербских коммунистов».

На мой вопрос, получит ли Косово в следующем году независимость, отец Сава отвечает: «Это зависит прежде всего от России, которая грозится использовать свое право вето. В сущности, России совершенно безразлично Косово, как неинтересны и братья-сербы, которые давно уже не братья и стремятся в НАТО. Для вас, русских, Косово - вопрос престижа. Путин стремится доказать, что ни один вопрос в мире не может быть решен без участия и прямого вмешательства России, и он прав. В мире складывается новый баланс сил. Америка, увязнув в Ираке и проблемах экономики, теряет былую уверенность, тогда как Россия благодаря своим ресурсам вновь обретает статус сверхдержавы и прежнюю горделивость».

Будущее Балкан видится отцу Саве в мрачном свете: «Если Косово станет независимым, рано или поздно мы получим в центре Европы новое мусульманское государство - Великую Албанию. Мечты об этом живут, только пока о них предусмотрительно молчат. Это будет взаимовыгодное слияние. У косовских албанцев есть деньги международного сообщества, а у Албании - выход к морю. И не забудьте о соседней испуганной Македонии, где уже 25 - 30 процентов населения составляют албанцы. Через 20 - 30 лет Македония столкнется с той же проблемой, что и Косово, когда албанцы составят большинство и захотят особых прав и даже автономии».

Отец Сава - представитель старого уходящего мира православия, которому уже не выжить в этой части Балкан. Обаяние этого мира разбивает вам сердце, но у него ничтожно мало приверженцев и сторонников в настоящем и совсем не будет в будущем. Все упирается в проклятый демографический вопрос. Рождаемость - одна из самых болезненных проблем старой христианской и неверующей Европы. А для новой мусульманской Европы она успешно решается с помощью религии и арабских денег. За деятельностью благотворительных организаций из арабских стран в Косово пока бдительно следит ООН, но их главная миссия - поощрение рождаемости в мусульманских семьях - выглядит невинно и с точки зрения демократии даже благородно. Частные фонды Саудовской Аравии выплачивают каждой беременной албанке по 500 евро в месяц, 1000 евро за рождение мальчика и 500 евро за рождение девочки, после чего прекращают содержание. «Расчет простой, - объясняли мне с глазу на глаз ооновцы. - Главное - заставить родить, а дальше так или иначе ребенка поднимут. Гуманитарных организаций в Косово как собак нерезаных да плюс бесплатные школы и госпитали. В сущности, это даже цинично. Арабы оплачивают рождаемость нефтедолларами, а воспитание и образование новых мусульман лягут на плечи европейских налогоплательщиков. Мусульманский мир, как кукушка, подбрасывает яйца в гнездо Евросоюза».

Косово: торг начался

«Они вас ненавидят», - говорит Сафет Мухович, местный журналист. «Кого нас?» - недоумеваю я. «Вас, русских, как славян и как сторонников сербов. Албанцы сделали все, чтобы русские войска отсюда ушли. Три года назад. Не обошлось и без убийств ваших солдат».

Сафет по национальности босниец, по религии - атеист, и потому претендует на объективность между албанцами и сербами, мусульманами и православными.

«А за что албанцам нас любить? - говорю я. - Мы все время вставляем им палки  в колеса, когда дело касается независимости Косово. Россия - главный тормоз во всех переговорах. Это как раз та самая ситуация, когда один старается поскорее захлопнуть дверь, а другой, просунув в щель ногу, не дает этого сделать». «Россия ведет себя как отличный игрок, - усмехается Сафет. - Когда я услышал заявление вашего представителя в ООН о том, что Россия может наложить вето на независимость Косово, я сразу понял: торг начался. В такой игре важно сразу сделать максимально высокую ставку, занять самую твердую позицию, чтобы оставить себе достаточно места для маневра. К чему России задаром отдавать Косово?»

Мы сидим в маленьком «кебабторе» (в переводе «кебабочная») под названием «Партизаны» и разговариваем вполголоса. Мера предосторожности нелишняя. «Слишком много ушей вокруг, - замечает Сафет. - Любой, кто не согласен с идеей независимости Косово, считается предателем. И все же эта идея добром не кончится. Возьми хоть испанскую Каталонию. У них свой язык, отличный от испанского, своя культура, самостоятельная экономика, своя прекрасная столица Барселона и всеобщая старинная нелюбовь к Мадриду. Чем они хуже Косово? Я не говорю уже о басках. Да какую страну ни возьми!»

Эти опасения неофициально разделяют почти все европейские дипломаты. «Мы в тупике, - говорил мне по секрету один представитель французского МИДа. - Все боятся, что благодаря прецеденту Косово мир посыпется, как карточный домик, и возникнет множество игрушечных скандальных государств, готовых к войне. Сейчас это звучит абсурдно, но в будущем… Возьмите хоть Швейцарию, где албанцы составляют уже 10 процентов населения и размножаются с невероятной быстротой. И потом, никто не хочет появления еще одного мусульманского государства в Европе, кроме США». - «Но Америка ведет войну с исламским терроризмом! Тогда почему Косово? Что это - недальновидность или тонкий расчет?» - «Американцам выгодно иметь про запас очаг напряженности в Европе, который всегда можно активировать».

Свои и чужие

Американцев в Косово не просто любят, их обожают и боготворят. Бульвар Клинтона в центре Приштины с кафе «Моника» и кафе «Хиллари», копия статуи Свободы на отеле «Виктори» («Победа»), плакаты «Мы любим тебя, Америка!», призывы выгнать ООН и пригласить войска НАТО.

28 ноября, в День албанского флага, несколько тысяч албанских демонстрантов закидали здание ООН в Приштине банками с краской (разумеется, из гуманитарных запасов). Возглавлял эту акцию некий Албин Курти, горячая голова, революционер по профессии, лидер влиятельного движения «Самоопределение» и убежденный сторонник НАТО. Два года и семь месяцев он провел в сербских тюрьмах за свою политическую деятельность.

Я встретилась с Албином Курти в маленьком кафе. Он вошел, как герой, и множество людей бросились жать ему руки. Решительный молодой человек в очках, чем-то похож на русского студента-нигилиста XIX века. Из тех людей, что за полчаса могут поссорить целые нации.

«Нам все твердят, что Косово - часть огромной мозаики, которая может рассыпаться, если мы получим независимость. Чепуха! - горячо говорит Албин. - После второй мировой войны в мире появилось множество новых государств - в 3,5 раза больше, чем было до 1945 года, и ничего страшного не случилось. Почему мы должны быть заложниками Тайваня или Тибета? Мы хотим иметь свою страну и свою экономику, самостоятельно распоряжаться своими деньгами. Вы знаете, что маленькое Косово только за мобильную связь платит компании из Монако 50 миллионов евро в год?» (Что правда, то правда. Местный анекдот. Тендер администрации ООН на мобильную связь в Косово «выиграла» (по слухам, за чудовищную взятку) одна монакская компания. Теперь все телефонные разговоры в нищем Косово ведутся в роуминге Монако - страны миллионеров.)

«Албин, объясните мне фразу из манифеста вашего движения: «На смену оттоманской (турецкой) оккупации в Косово пришла сербская оккупация». По-вашему, сербы - оккупанты? - спрашиваю я. - Но ведь они жили на этой земле много веков». «Конечно, сербы - оккупанты, - заявляет Албин. - Албанцы пришли сюда в девятом веке, а сербы гораздо позже и всегда пытались выгнать нас отсюда». «Но у сербов, как минимум, есть доказательства пребывания на этой земле. Прекрасные древние монастыри и церкви, старая культура». - «А кто вам сказал, что монастыри построены для сербов? Среди албанцев до турецкого нашествия было много христиан!»

Я понимаю, что к логике взывать бесполезно, и меняю тему: «Если Косово станет независимым, как вы обеспечите безопасность монастырей, которые сейчас охраняются силами ООН?» - «Я не думаю, что они нуждаются в охране». - «На монастырь Высоки Дечани албанцы дважды совершали атаки». - «Это еще надо доказать, что атаковали албанцы». - «А кто же, по-вашему? Монастырь окружен албанскими селами, там серба днем с огнем не найдешь, разве что мертвого». - «Почему не сербская служба безопасности? Они могли совершить нападение, чтобы подставить албанцев».

Наш абсурдный спор внезапно показывает мне другую картину. Распятое Косово. 150 уничтоженных церквей и монастырей. Эти на первый взгляд стихийные пожары и погромы толпы могли быть в действительности глубоко продуманны и организованны. Стереть с лица земли доказательства другой культуры и ценности другой нации - вот задача. Я уже вижу албанские школы в новом, независимом Косово, где детям рассказывают о сербской оккупации, а последние оставшиеся в живых сербские монастыри демонстрируют как останки цивилизации завоевателей.

Сербы и албанцы. На чьей стороне правда? Это уже не важно. С точки зрения вопросов крови важно, кто свои и кто чужие? Вспомните Вронского у Толстого, который после гибели Анны Карениной едет на Балканы сражаться за сербов. Такие вещи нельзя вытравить из сознания народа. И объективность тут ни при чем.

Молодые (с точки зрения самосознания, а не возраста) нации всегда относятся презрительно к амбициям старых наций. У молодых хороший аппетит, и тем они опасны. «Глупо держать в квартире, в домашней ванне маленького крокодила, - говорил мне сербский политик Оливер Иванович. - Вы кормите его, играете с ним и думаете, что вам все сойдет с рук. Но однажды крокодил вырастет, и ванна окажется ему тесна. И тогда…»

 P.S. В монастыре Высоки Дечани есть уникальная фреска XIV века с изображением Христа, держащего в руках меч. Говорят, что это единственный в мире Христос-солдат, Христос-воитель. «Помните слова Христа из Евангелия: «Не мир пришел Я принести, но меч», - говорит мне отец Сава. - «Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее». Он имел в виду, что слово правды, как меч, часто причиняет боль, и нужно принять истину, даже если она ранит и если отлучает от близких». «А может быть, он хотел сказать, что когда-нибудь и христианину придется взять в руки меч, чтобы защитить свою веру?» - спрашиваю я. «Нет! - страстно восклицает отец Сава, и я чувствую, что ему как священнику слова «война» и «убийство» могут оцарапать губы. - Христос боролся со злом не силой, а словом и любовью. Но всегда знал: компромисса со злом быть не может. Со злом нельзя договориться».

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа мастером по ремонту телефонов в донецкеподробнееBen Cross