Ярослава ТАНЬКОВА (26 декабря 2007)

Судьба родившей 11-летки Вали Исаевой: «Супруг» живет на детское пособие и требует, чтобы Валя бросила школу. Часть 2

О том, что происходит в московской квартире Исаевых, мы узнали от подруги бабушки Тони, которая последние годы подолгу жила у них и видела, как развивались события с самого начала.
 
Окончание. Начало в номере за 13 декабря
 
В прошлом номере о зверствах, творящихся в разрекламированной семье московских «Ромео и Джульетты», нам рассказали люди, у которых Исаевы отдыхали минувшим летом. Долгополова Нина Михайловна - хозяйка дома, в котором минувшим летом жили Исаевы, - вспоминала, как сама пыталась защитить Валю от ежедневных избиений, как пыталась докричаться до самоустранившейся бабушки Тони и как, осознав, что все бесполезно, решила обратиться к нам. Так, пусть с опозданием в несколько месяцев, но до нас все же дошла страшная правда.
 
Но почему ничего не видят органы опеки? Может, этот месяц был каким-то особенным, а все остальное время Валя и Хабиб живут, как утверждают ТВ и газеты, душа в душу? Увы, нет. Как оказалось, рассказ Долгополовой - это только ниточка, потянув за которую, мы вытащили из шкафа целый скелет, бережно хранимый в московской квартире Исаевых и халатно не замечаемый чиновниками...
 
Дело в том, что в соседней с Долгополовыми деревне мы отыскали Людмилу Беленко с ее 17-летней дочерью Леной. Людмила - давняя подружка бабушки Тони, Лена - бывшая лучшая подружка Вали (кстати, тоже рано родившая - в 15 лет, но живущая только с мамой). Узнав, что мы уже в курсе происходящего в семье юных влюбленных и что не она первая, Люда тяжело вздохнула: ой, ну я тоже уже больше не могу молчать, все расскажу. На вопрос, почему раньше молчала, Люда отвела глаза: «Не хотела выносить сор из избы, не мое это дело. Но в последнее время этот «Ромео» такое творит! А Тоня так себя ведет, что я ее просто не узнаю. Слова ему поперек не скажет... Видимо, действительно надо кому-то вмешаться, пока он Валю с Тоней не изничтожил и весь аул в Москву не перевез».
 
Он бил ее еще беременную
 
Люда с Тоней познакомились в 2000 году. Люда - маляр-штукатур - делала у Тони, продавщицы местного универмага, ремонт. Девчонки - Лена и Валя, тогда еще совсем маленькие, - тоже подружились. Так и пошло - Люда часто в гости к Тоне приезжала, жила подолгу, девочки друг у друга на глазах выросли.
 
- Хабиб появился у Тони, когда Вале десять лет было, - вспоминает Люда. - Как-то приезжаю к ним в гости. Смотрю: там какой-то черненький. Тоня говорит: «Квартиру он снимает у нас». Но уже тогда было видно, что у него более близкие отношения с ребенком - с Валей то есть. Нагло он себя еще тогда вел, как хозяин. Потом, помню, как Валя спрашивала, можно ли в десять лет забеременеть. Якобы у нее девочка из класса интересовалась. Чуть позже приезжаю, а у Вали уже животик. Видно было, что она беременная. Думаю, и Тоня не могла этого не видеть, но голову в песок прятала, когда я спрашивала, неизменно отнекивалась: «Это у нее почки».
 
- Валя с первого месяца поняла, что забеременела, - признается Лена. - А бабушке не говорила, потому что боялась, что она Хабиба выгонит. Она тогда его еще любила. Вот он всем врет, что Валя еще до него девственность потеряла, что за ней какие-то подростки азербайджанские увивались и изнасиловали ее. Так это неправда! Он был первым у Вали! В хлебопекарне чернорабочим работал, женщин не было. А Вале только 10 исполнилось, с Хабибом постоянно в одной комнате, она и влюбилась, а он ей показал, что в постели делать можно.
 

Семьи Долгополовых, Беленко и Рябцевых готовы бороться за Валю до конца (слева направо: Таня Рябцева, Люда Беленко, Нина Долгополова, Лена Беленко).
Семьи Долгополовых, Беленко и Рябцевых готовы бороться за Валю до конца (слева направо: Таня Рябцева, Люда Беленко, Нина Долгополова, Лена Беленко).
Лена же говорит, что бить Валю Хабиб начал еще тогда, когда она с животом была. И чаще всего ссоры происходили из-за того, что Валя просила погулять с ней. Или, если он уходил, просила взять ее с собой. Она плакала, а он тогда закрывал дверь и хлестал ее по лицу. Он уходил, а Валя запиралась в комнате. Выплачется, потом зовет подружку: «Лен, мне это так надоело. Уже и не знаю, люблю я его или ненавижу? Вот будет мне 18 - уйду. Все равно жить с ним не буду».
 
Дочка Амина боится папу
 
- Я еще тогда Тоне говорила, чтобы запретила ему руки распускать, а она: «Я не хочу Валиному счастью мешать». Ну какая там любовь? Ей же только 11! А тем более с его стороны, если он так с ней себя ведет. Ему нужна только московская прописка. Вот и сейчас ему нужна свадьба, чтобы прописаться. Вы бы видели, как он себя ведет дома! Я вот только что от них вернулась, месяц гостила. Тоню он не уважает, над Валей издевается, лупит ее постоянно. Амину не нянчит, она под дверью часами стоит и орет: «Папа!» Он даже не впускает. С ней Тоня носится. Амина вообще его боится. Он даже если соглашается погулять с ней, она кричит: «Нет! Баба, баба, баба!» - вырывается.
 
Самое страшное, что, как выясняется, Амина частенько становится свидетельницей побоев. Как рассказала Люда, когда папа бьет маму, маленькая Аминка начинает визжать и топать ножками. Хабиб ее выставляет за дверь, чтобы не мешала, а девочка, слыша крики и плач мамы, колотится всем телом в дверь, пока ее не заберет бабушка. По словам Люды, единственное, что находит сказать Тоня, когда лупят ее внучку: «Ну, Владик, прекрати! Не пугайте Амину». Тут к месту вспомнить, что в детстве самой Вали тоже был пьяный папа-дебошир. Так что, если к десяти годам из Амины вырастет вторая дерганая и нервная Валя, удивляться будет нечему.
 
В карамельных репортажах про Исаевых постоянно повторяется, что Хабиб работает, что он - единственный добытчик в семье. Но это такое же вранье, как и вся остальная пастораль в этой истории.
 
- Нигде он не работает! - машет рукой Люда. - Живет на детские деньги, на бабушкину пенсию. Антонина сама говорит: «Да ему столько раз работу предлагали! О-о-о! Он просто не хочет. Но запросы у него при этом барские. Он суп есть не будет! Ему колбаску копченую подавай, мясо, иначе скандал... Постоянно что-то ему купить надо, носит все белое. Он в белом даже в деревню приезжает. До обеда ходит в одном, после обеда - в другом, а Валя - стирай. И все ему не нравится. Футболку заставляет по нескольку раз переглаживать, носки - перестирывать, за все ругает. И стирать надо не только за ним. У них же там его брат Махмуд постоянно жил, пока его не посадили снова. Так Вальке еще и из-за брата постоянно доставалось. Например, он возьмет Хабибову рубашку, которую Валя только что выгладила. Она что-нибудь против скажет. Потом Хабиб приходит, брат ему жалуется, а Валя за это снова по морде получает».
 
В процессе разговора выяснилось, что не только Хабиб с братом живут на детские и пенсию, но и их семья в Таджикистане. Оказывается, каждый месяц не работающий, но примерный сын своих родителей изымал из семейного бюджета крупную сумму и отправлял на родину. Туда же отсылались все подаренные Вале благотворителями излишества. Например, на телепередаче Вале подарили телефон, и на глазах у Люды Хабиб отнял телефон у Вали и отправил подарок семье.
 
Брат крадет, Хабиб сдает
 

А так романтично все начиналось три года назад - Валя с Хабибом в 2004 году.
А так романтично все начиналось три года назад - Валя с Хабибом в 2004 году.
Впрочем, иногда братья Иноятовы-Патахоновы подрабатывали. Валя подружкам в деревне рассказывала, что Махмуд им постоянно ворованные телефоны и золото приносил, а Хабиб их в ломбард сдавал. Даже рассказывал, как ловко все это ворует: подходит, просит телефон позвонить и убегает. Мало того, в деревню этим летом наведывался хозяин ограбленного Махмудом магазина из ближайшего городка - Махмуд представился ему сожителем одной из дочек Долгополовых.
 
- Валя говорила, что Махмуд принес это золото Хабибу, а тот его в ломбард сдал, - рассказывает деревенская подружка Вали Таня Рябцева. - А бабушка-то знает, откуда деньги, на которые живут! Вот и боится, потому что зависит от них.
 
Кстати, последнюю кражу Махмуд совершил именно этим летом у Долгополовых - хозяев дома, в котором так радушно и бесплатно принимали московских «Ромео и Джульетту». Увел племенного жеребца стоимостью в 50 тысяч рублей.
 
- Это они с Хабибом спланировали заранее, хотя он и врет, что ни при чем, - говорит Нина Долгополова. - Ведь только Хабиб знал, что мы на отдых собираемся. Хотели их семейство в доме оставить, а сами уехать, но в последний момент задержались - дочь в больницу попала. А они думали, видимо, что, пока мы вернемся, коня уже и след простынет. Ну, в общем, по горячим следам-то этого Махмуда с жеребцом и взяли. Дали ему теперь два года строгого режима. А он еще и жалобу подал, что слишком много. Но суд подтвердил решение, потому что он уже который раз за это сидит. Он постоянно краденым живет, а брат ему помогает.
 
«У нас принято - женщины должны сидеть дома!»
 
Мало того, оказывается, жених категорически против того, чтобы Валя в школу ходила.
 
- Он ночью гуляет или смотрит телевизор, а днем спит с восьми утра до пяти вечера, - вспоминает Люда. - Потом звонит: «Валя, ты где? Какая еще школа? Бросай школу!» Я говорю: «Валюш, тебе нужно учиться, ты его не слушай. Еще неизвестно, будешь ли ты с ним жить». А она: «Я его, тетя Люда, боюсь». И каждый день там истерики! Каждый день он ее бьет. Например, идет гулять ночью. Валя спрашивает: «Ты когда придешь?» А он: «Не твое дело! У нас так принято: женщины должны сидеть дома. Все!» Она - в слезы, он ей - по морде.
 
- Мы и подружками быть перестали из-за Хабиба, - опускает глаза Лена. - Он Вале запрещает со мной общаться. Он вообще русских девушек шлюхами считает, а у меня еще и ребенок... Знаете, как он на Амину орал, когда она моего ребенка поцеловать попыталась... А этим летом мы с Валей случайно встретились. Она говорит: «Давай поболтаем, как раньше». И тут он идет, увидел и как рявкнет на нее. А она: «Ой, боюсь, он меня ударит» - и убежала. Он ее из-за этого в тот вечер очень сильно избил.
 
«Восемь вечера, а он уже на ней...»
 
Кстати, спят молодые всегда и везде вместе.
 
- Он, видно, как проснется, подавай ему женщину, - усмехается Людмила. - Я не раз натыкалась. Захожу в комнату в восемь вечера, а он на ребенке, то есть на Вале сверху лежит! И еще орет, что в ЕГО комнату без стука зашли.
 
И у Долгополовых Валя с Хабибом тоже спали вместе. Как говорит Нина: «Я Тоню спросила: «Может, не надо?» А она говорит: «Ну это реальность! Все знают...»
 
Это особенно странно, если учесть, что еще в 2005 году на заседании комиссии ПДН бабушке официально разъяснили смысл 134-й статьи УК - «совращение несовершеннолетних». Объяснили, что она как опекун обязана проследить за тем, чтобы мужчина больше не оставался с Валей ночевать. Пусть общается, гуляет с девочкой, но спать - врозь. Бабушке объяснили, что она несет ответственность, потворствуя разврату. И Антонина Александровна подписала документ, что обо всем предупреждена. Значит, она понимает, что делает? Видимо, понимает. Впрочем, и сразу после подписания тех бумаг Антонина Александровна только беспечно махала рукой: «Ничего, исполнится Вальке 15 лет, они еще мальчика сделать попробуют».
 
Опека не знает, а бабушка боится?
 
Как же так получается, что никто ничего не знает? Людмила говорит, что это из-за слаженного союза бабушки с Хабибом. Он очень умело притворяется хорошим парнем и бьет Валю правильно - без синяков. А Тоня не знает, чего больше боится - его или остаться без денег за продюсирование «Ромео и Джульетты».
 
- Депутат при мне звонил, - вспоминает Люда. - Хабиб подошел. Депутат спрашивает: «Как у вас дела?» И этот сразу засюсюкал: «У нас все хорошо с Валей, мы живем замечательно, только помогите нам со свадьбой». Ну и откуда тому знать? А из опеки раньше приходили очень часто. Тоня их очень не любит и боится. И Хабиба, когда комиссия приходила, прямо из Валиной постели поднимала и прятала. Врала им, что Валя с Хабибом не спят, выкручивалась как могла... Вот и отмазала на свою голову.
 
Людмила говорит, что не только Валя, но и сама Тоня настолько зашуганы Хабибом, что слово ему боятся сказать. Тоня готовится его прописать в квартире. Его боится даже Тонин брат Анатолий - немолодой и выпивающий, но все же мужчина. Он в квартире появляется редко, потому что Хабиб запрещает. Толя говорит: «Я ему слова сказать не могу, он тут же в драку лезет - бьет меня». И заступиться за Исаевых некому...
 
Впрочем, именно этим летом Валя сама нашла человека, которому поверила и написала в письме: «...Знаешь, я боюсь только одного: этого урода. Я хочу с ним расстаться, но у меня ничего не получается... Я верю в тебя. Помоги!»
 
В следующем номере «КП» читайте о новом избраннике Вали Исаевой и о том, что в откровенных письмах рассказала ему Валя.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт