Ярослава ТАНЬКОВА (11 декабря 2007)

Вдова Белоусова тайно увезла дочь от мужа-миллионера в Америку Комментарии: 2

В октябре 2006 года мы много писали о громком конфликте, разгоревшемся между эстрадной певицей Еленой Белоусовой и ее бывшим любовником - миллионером Виктором Бондаренко. Через суд они делят общего ребенка - маленькую Женю (см. «КП» от 12, 13 и 18 октября с. г.).

Почти восемь лет назад молодая певица Лена Савина (бывшая подружка Жени Белоусова, взявшая его фамилию как псевдоним) родила от женатого 50-летнего бизнесмена Бондаренко девочку. До 2006 года он обеспечивал обеим миллионное содержание. Но потом решил забрать дочь в свою официальную бездетную семью. Елена говорит, что на этом настояла его жена. Он - что ему просто надоел бесконечный шантаж ребенком и попытки вытащить из него как можно больше денег. Оба делали все возможное, чтобы лишить другого родительских прав. Но все это время Женя не видела папу. Мама увезла девочку из дома, который им снимал Виктор, и скрывалась.

Вместе с дочкой Лена прихватила иконы и драгоценности на 10 миллионов рублей. Она утверждала, что это подарки Виктора. Миллионер же доказывал, что эти вещи он просто хранил в доме, который сам же и снимал. В результате на Елену было заведено уголовное дело по статье «кража в особо крупных размерах», и женщину даже держали в КПЗ. Выпустили под подписку о невыезде. Но дело продолжили. Параллельно было возбуждено уголовное дело по статье 119 - «угроза убийством». Виктор предоставил в прокуратуру записи, где Елена угрожает взорвать его.

А еще Бондаренко приложил ко всему вышеперечисленному «моральный портрет мамы» - жестко эротические снимки, напечатанные в газете, - ошибки Елениной молодости. И обратил внимание суда на то, что «Елена не уважает закон», не являясь на заседания по справке о болезни, но бегая при этом на интервью. Короче, в октябре 2006-го суд решил передать Женю на воспитание отцу, а матери разрешить приходить к ней один раз в неделю. Через два месяца решение ужесточили и вообще лишили Елену родительских прав. (Что послужило причиной, читайте подробно в «КП» от 15 декабря 2006 года)

Савина подала кассационную жалобу, и в феврале решение суда отменили. Основной претензией было то, что, несмотря на просьбу Елены не рассматривать дело в ее отсутствие, суд был проведен без нее. А медицинская справка, пусть и с диагнозом «вегетососудистая дистония», все же была. Было назначено новое разбирательство, с новыми судьями. Но и на новые заседания Елена не ходила. Две недели назад суд приговорил оставить решение в силе, и выяснилось, что, несмотря на подписку о невыезде, Лена с Женей давно покинули Россию...

Еще недавно это была счастливая семья: мама Елена Белоусова, папа Виктор Бондаренко и их дочь Женя.
Еще недавно это была счастливая семья: мама Елена Белоусова, папа Виктор Бондаренко и их дочь Женя.

Незаконно вывезти ребенка из страны - легко!

На шпионских съемках частного сыскного агентства, которое нанял Бондаренко, Лена с Женей на улицах Флориды. Три часа дня, мама забрала дочку из частной школы и ведет к припаркованному «Форду». За руку не держатся. Лена сияет улыбкой и щебечет по телефону, мрачная Женька со школьным рюкзачком тяжелой походкой плетется чуть позади. То ли день такой неудачный и мама с дочкой поссорились, то ли Женька действительно несчастлива в новом качестве американки. Отец, конечно же, выбирает первый вариант:

- Вы только представьте себе, она учится в английской школе, на чужом ей языке, живет на съемной, уже непонятно какой по счету за последние полтора года квартире, в чужой стране... Это же психологический шок для ребенка! И главное - кто позволил вывезти ее из страны, если я - отец - не давал разрешение на выезд?

Лена с дочкой прилетели в Америку 7 декабря 2006 года. Никто об этом даже не подозревал. Тем более что по всем документам и утверждениям адвоката местом проживания девочки была московская квартира Елены.

Счастливые мгновения из «прошлой» жизни, когда дочка была еще с папой. Фото из домашнего архива Бондаренко.
Счастливые мгновения из «прошлой» жизни, когда дочка была еще с папой. Фото из домашнего архива Бондаренко.

По нашему Закону «О въезде и выезде из Российской Федерации» ребенок вполне может выезжать из страны с одним из родителей. Но в пункте 21 оговорено, что это возможно, только если от второго родителя нет заявки о несогласии на выезд. Такое заявление от Бондаренко было. Сама Елена находилась под подпиской о невыезде. Это значит, что при попытке пересечь границу в любом из аэропортов Москвы их бы просто задержали. Но...

- Необязательно же лететь прямо из Москвы, - пояснили нам специалисты из погранслужбы. - Вот, например, прилетаете вы в Сочи, оттуда на автобусе едете «на экскурсию» в Ялту. По дороге, конечно, есть погранконтроль, но поверхностный, без всяких списков... А Ялта - это уже Украина, оттуда вы вполне можете лететь с ребенком куда заблагорассудится. Ведь все списки «о несогласии» и «невыезде» остались на российской границе.

«Моя семья: мама, бабушка и я»

Следующая видеозапись уже прислана самой Еленой в суд: сидящая на кровати Женька рассказывает о том, как она живет. Стол, показательно заваленный прописями, горы рисунков и поделок.

- Меня зовут Женя, а это мои дети, - говорит девочка, прижимая тряпичного медведя. - Мама читает мне на ночь Гарри Поттера... Что дальше, мам? А здесь я занимаюсь, это мои прописи, я учусь писать «ча-ща» и «чу-щу»... А это мои рисунки, моя семья: мама - бобик, бабушка - пышка и я - зайка по кличке Пончик... Мои подружки - Виола, Неля, Аня... А это письмо в суд (листик, исписанный детскими каракулями): «Я очень люблю свою маму, мне очень хорошо с ней»...

Заканчивается Женино соло веселым киданием подушек в маму. При этом Лена несколько раз задавала девочке вопрос: «Говорят, я тебя тут бью... Это так?» Но Женя так ни разу и не ответила.

- А вы заметили, что у девочки почему-то правый угол рта загримирован? - первым делом спрашивает Бондаренко. - Почему бы это? А что подружек она называет только тех, которые были здесь, на Рублевке... Ей одиноко. За полтора года у ребенка не появилось ни одной подружки! А то, что среди нарисованных членов семьи меня нет, так за шестнадцать-то месяцев еще не так настроить можно. Я уверен, что, когда Женя попадет ко мне, я все объясню ей, и она поймет, что в лишении мамы родительских прав сама же мама и виновата.

«Я буду скрываться, пока не прекратят преследовать»

Вторая часть записи посвящена Лениному заявлению в суд. Савина просит приобщить кассету к делу и рассказывает свой взгляд на ситуацию:

- Мое отсутствие - это не неуважение к суду и не безразличие к дочке. Именно НЕ безразличие заставило меня уехать. Потому что Бондаренко постоянно угрожал мне, устраивал слежку. Угрожал открыть еще уголовные дела и закрыть меня, а ребенка забрать. Он вышиб дверь в мою квартиру, когда меня не было дома. Он звонил мне и говорил: «Ну что, соска, договариваться будем? Отдавай ребенка и вали!» Я постоянно ходила в слезах, я не могла быть рядом с дочкой, потому что прятала ее. Находясь в Москве, мы подвергались опасности. Еще до суда и судья, и опека сказали мне: «Мамочка, сама спасайте своего ребенка». Я знаю, что нахожусь в розыске, и, до тех пор, пока не прекратится уголовное преследование, я буду скрываться. Бондаренко просто разыгрывает выверенную «шахматную партию». Он говорит, что я ребенка мучаю. Поэтому я специально записала кассету, чтобы видели, что она весела и занимается. Женя вдалеке от Бондаренко перестала быть дерганой.

Лена с дочкой Женей на улицах Флориды. Снимок сделан сотрудником частного сыскного агентства, которое нанял для поисков ребенка Бондаренко.
Лена с дочкой Женей на улицах Флориды. Снимок сделан сотрудником частного сыскного агентства, которое нанял для поисков ребенка Бондаренко.

Я идеальная мать! Именно я занималась ребенком все эти годы. Именно я сидела с больной дочкой дома в Новый год, пока Бондаренко с женой зажигал в казино. И только в последний год, когда он готовился к суду, стал постоянно приезжать. Единственное обвинение против меня, что папа с осени 2006-го не видел дочь. Но это не доказательство, что я плохая мать! Представьте мне доказательства! Надеюсь, что, выслушав меня, суд пересмотрит свое решение. Но, даже если решение будет отрицательным, я все равно не сдамся. Я не отдам ребенка Бондаренко.

«У животных материнский инстинкт, а у людей - закон!»

- Как она смеет говорить, что не подчинится суду? - возмущается Бондаренко. - Какие еще материнские инстинкты? Это у зверей инстинкты, а человек обязан жить по закону. И если бы суд присудил ребенка ей, я бы подчинился! Она спасает ребенка от отца? Неправда, сбежав, она думает только о себе. Скрывается от уголовного суда, мстит мне за наши несложившиеся отношения, отстаивает свое самолюбие... А ребенку гораздо лучше было бы сейчас жить в собственном доме, ходить в элитную школу, на каток, заниматься конным спортом. Значит, она отстаивает себя во вред ребенку! Это не любовь! Я так считаю: обидел тебя мужик - выколи ему глаз. Но ему, а не вашему общему ребенку! Я вышиб дверь? Это не я, а оперативники с обыском, во время которого, кстати, была найдена часть похищенных ею драгоценностей. Еще часть ее мать вернула, испугавшись, что уголовное дело будет и на нее тоже. А часы и три портсигара Фаберже (это около 500 000 долларов) так и сгинули. Это, по всей видимости, те самые деньги, на которые сейчас живет Лена. А чт
о она будет делать, когда они кончатся? Морить ребенка голодом? Она кичится тем, что теперь у нее есть стабильный доход, потому что она сдала внаем свою квартиру. Но суд запретил ей это, потому что получается, что она обрекает дочь на кочевую жизнь. Ставит ребенка перед выбором - либо кушать, либо свой дом! И это при том, что у Жени есть возможность жить как принцесса! И разве истинная мать лишила бы дочь этого во имя своего самолюбия? 

Что быстрее: статус беженца или Интерпол?

Сейчас Елена пытается получить в Америке статус беженца и политическое убежище. Но пока этот вопрос в подвешенном состоянии, потому что адвокат, нанятый ею, оказался прохвостом и стряс с Савиной несоизмеримые с выполненной работой деньги. А теперь не отдает документы, требуя еще

11 000 за время, потраченное на их перевод. Суд затягивается, вопрос не решается.

А в это время набирает обороты международный розыск, в котором находится Елена. Еще летом следствие по уголовным делам в отношении ее было приостановлено, так как она скрывалась. Когда же выяснилось, что, несмотря на данную подписку о невыезде, Савина покинула Россию, было решено изменить меру пресечения на содержание под стражей.

Кроме того, после окончательного приговора суда о передаче Жени на воспитание отцу судебным приставам выдан исполнительный лист, обязывающий их забрать ребенка у матери. Ближайшие пара месяцев уйдут на его перевод и официальную его передачу за океан по каналам Интерпола. После чего полиция Флориды однажды вломится в дом и заберет Женю.

По крайней мере так все должно произойти по сценарию, расписанному законом. Скрыться Елене не удастся, потому что за каждым шагом следят нанятые отцом частные детективы, и Бондаренко настроен решительно - отобрать, что бы ни случилось. Страшно подумать, чем все это может закончиться, учитывая не менее жесткую позицию мамы - любой ценой не сдаться и не отдать ребенка Бондаренко.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт