Александр БЕЛЯЕВ, Ринат НИЗАМОВ («КП» - Екатеринбург») (27 февраля 2007)
Тайна кладбища секс-рабынь: Притоны в Нижнем Тагиле - семейный бизнес

Тайна кладбища секс-рабынь: Притоны в Нижнем Тагиле - семейный бизнес

Бандиты вместе с секс-рабынями на пикнике в том самом лесу, где потом нашли массовое захоронение. Возможно, фото сделал мобильным телефоном главарь Эдуард Чудинов (справа).

«Как будто и не было ничего, никакого скандала!» - ловил я себя на неутешительной мысли, изучая по местным газетам заманчивые предложения от «ночных бабочек» Нижнего Тагила. Только «Комсомольская правда» выпустила несколько материалов о тайном захоронении молодых девушек, отказавшихся работать на сутенеров (см. «КП» от 6, 8, 13, 15 и 21 февраля с. г.). Уж, казалось, всем ясно, что с теневым сутенерским бизнесом надо что-то делать.

В одной из публикаций мы упомянули, что «теневой» публичный дом при компании «Престиж» (он же - притон братьев Чудиновых) в Нижнем Тагиле продолжает работать. Это вызвало просто шок у наших читателей. «Вопрос: как продолжает работать этот притон, неужели милиция не видит здесь более ничего незаконного?» - такие отклики мы читали на сайте www.%20kp.ru.

Я поехал искать ответы на эти вопросы в притон. Тот самый, из которого бедные 13 - 15-летние девочки попадали прямиком в братскую могилу под Левихой.

Обычная 5-этажная «хрущевка», во дворе - детские площадки. Рядом ресторанчик, автостоянка. Сейчас та квартира, которую снимали братья Чудиновы, крепко заперта. За железной дверью - полная тишина. Неужели притон все-таки прикрыли?

Я отправился в пункт дислокации местных «ночных бабочек» - известное в городе местечко рядом с железнодорожным вокзалом. Может, и оно уже опустело? Как бы не так.

Время - полночь. Самый сенокос. В четырех машинах сидят девчонки. Греются, дымят сигаретами, хохочут. То и дело подъезжают такси. Девчонки тут же вылезают из «девяток» и как по команде выстраиваются в ряд.

Мужчины из такси прицениваются, выбирают себе девочку и укатывают. За такси, обратил я внимание, всегда следует машина сутенера - «Жигули» 99-й модели, но спустя некоторое время возвращается.

Сутенер - кавказской внешности, в кожаной куртке. Курит. Я двинул к нему и изложил заранее сочиненную легенду про пропавшую сестру.

- Уж два года скоро, как ничего не известно про нашу Олю. Может, встречали, а? - стараюсь говорить как можно жалобнее. - Из Покровки она уехала на заработки.

- А почему к нам пришел? - насторожился кавказец Данил (так он представился).

- Да прочитал, что у вас обнаружили какое-то кладбище девчонок. Может, там и моя сестренка? Вы у меня последняя надежда… - поддал я эмоций.

Тут Данил чуть ли не взревел!

- Да знал я этот притон! - Данил явно волнуется. Тушит сигарету и тут же закуривает новую. - Вся эта банда - такие сволочи! Столько девчонок погубили!

Я просто обалдел от такого пафоса...

- Кто стоял за этим бизнесом, знаешь?

- Бандиты и стояли, уголовники. Семейный бизнес. Здесь целыми семьями создают притоны. Был там Рома такой, у него и мать, и сестра сидят за открытие притонов и сводничество.

- А как же милиция?

- Да что милиция? - удивился Данил. - Деньги отстегивай, и все будет нормально, а денег у них было немерено. Все их услугами пользовались.

- Помогите разыскать сестру. Притон-то вроде не работает уже.

- Притон-то этот? Да есть он! Купи любой номер рекламного вестника. Нашего, тагильского. Называется он теперь не «Престиж», правда, а «Белый танец». Сейчас его держит Светлана - пожилая такая тетка. Вот и позвони. У меня, кстати, одна знакомая работала у тех уродов. Катя… Давай позвоню прямо сейчас ей.

Я встретился с Катей вечером следующего дня. Катя только встала - отсыпалась после «трудовой ночи». Высокая, беленькая, не очень-то и симпатичная, кстати. Я вновь изложил историю о пропавшей сестре. Катя переспросила у меня ее имя и фамилию. Потом только пожала плечами:

- Не знаю я такую.

- А ты сколько времени там работала? - осторожно спрашиваю.

- Года два, наверное. Хотя в профессии - уже семь лет. Мне 24 года уже.

- Говорят, прежние хозяева издевались над вами?

- Ой, - стонет Катя, - однажды прошел слух, что наши хозяева убили кого-то. Я кому-то пересказала это неосторожно. Так мне хозяева надели на голову плафон от торшера и как дадут по нему битой! Меня на «Скорой» увезли с сотрясением мозга. Все, я больше к Чудиновым не вернулась. Слышала, что их всех посадили.

- А как попала к ним?

- Живу в деревне, денег нет. А тут хорошо можно заработать. Сначала-то сутенеры относились к нам хорошо: деньгами не обижали, да и с выходными никаких проблем не было. Хотя работали мы плотно. Бывало и по десять клиентов за ночь.

- А сколько девчонок было?

- Не знаю всех-то! Ну, двадцать-то точно. Кроме того притона, некоторые же бабы и к себе домой возили. Так что я всех и не знаю.

- Вы знали, что девочек убивали? Может, и сестру мою там же… закопали?..

- Мы сами офигели, когда недавно узнали, что они столько поубивали!

МНЕНИЕ

Не дает покоя наивный вопрос: почему я, журналист, легко узнаю адрес притонов, а для милиции он - тайна за семью печатями? Почему нельзя просто прихлопнуть публичные дома, ежедневно публикующие свои объявления в газетах?

Действующие сотрудники категорически отказываются на него отвечать. Тогда мы обратились к человеку, более 25 лет проработавшему в системе МВД, - Михаилу СЫРОМЯТНИКОВУ.

- Вопрос этот не такой уж наивный. Никто сегодня не будет прихлопывать злачные места. Есть заинтересованность милиции в их существовании. Я на сто процентов уверен, что фирма «Престиж», о которой вы писали, была известна милиции. Не знаю, платили ли бандиты сотрудникам органов, но для кого-то и бутылка «Наполеона» - серьезный подарок.

- Любой город поделен между участковыми милиционерами. Они-то должны знать, что на их территории действуют притоны, пропадают люди?

- Я много лет был участковым. Кстати, считался лучшим в Свердловске. Жил у меня на участке такой Боря, который избивал сожительницу. Я его определил на пятнадцать суток. Он не образумился. Получил год. Писал слезные прошения, выпустили досрочно. Как вернулся - снова взялся за старое. Я опять оформил протокол, его арестовали. Вечером прихожу в камеру - а его уже отпустили под подписку о невыезде. Через неделю Боря сожительницу убил и сбросил в подпол. Тогда я его опять, конечно, задержал, но человека уже не вернешь. Я отматерил и начальника отдела милиции, и прокурора. А потом, через много-много лет, мне попало в руки мое личное дело. Тогда только узнал, что за то убийство, которое Боря совершил, еще и мне объявили строгий выговор.

Я думаю, что начальник милиции Нижнего Тагила сегодня сидит и попивает кофе. Преступники сейчас свое получат, а вот сотрудники милиции - участковые, опера - легко отделаются. А притоны не закрывают потому, что они стали кормушкой. Кто же станет рубить сук, на котором сидит?

ВЕРСИЯ

Сутенеры снимали убийства на видео?

На днях телевидение пригласило меня на съемки передачи, посвященной делу о захоронении секс-рабынь.

Так получилось, что лететь пришлось с приглашенными на ТВ друзьями главных подозреваемых в ужасном преступлении. Мы разговорились в самолете.

- Вот ты расследуешь все это, а мог бы совсем обогатиться, - сказал мне вдруг товарищ главного обвиняемого Эдуарда Чудинова.

- То есть?..

- Ну у них в притоне был ноутбук, тебе бы его добыть, там столько интересной информации!

- Какой именно?

- Там столько разных съемок, они бы тебя шокировали!

- И где этот ноутбук найти?

- Я сам не знаю, куда он пропал после того, как всех повязали.

Что все-таки было сохранено в ноутбуке, собеседник не вспомнил. Единственное, что сказал, был у одного из сутенеров банды еще и мобильный телефон с карточками - снимками 13-летних девочек «в самых различных положениях». Его следы тоже затерялись...

В прошлых репортажах нашего расследования мы писали, что девчонок не просто увозили в лес и убивали, а везли на пикник, кормили-поили, развлекались, а потом уже душили удавками...

Уже тогда мы предположили, что (это только гипотеза, версия!) в лесу устраивали некое шоу, возможно, снимая все на видео: от пикника до убийства. Мы знаем, что в Интернете время от времени всплывают страшные анонимные видеозаписи убийств. Бывает имитация, но иногда - реальное убийство. Такие записи стоят уже не стольник долларов, как «за девочку», а многие тысячи долларов. Ведь это - заснятое убийство, улика. Обычно у них есть и конкретный заказчик.

Мы ничего не утверждаем, но, может, такое «кошмарное» видео и было одним из источников дохода сутенеров-убийц? И именно его хранит таинственно исчезнувший «шокирующий» ноутбук?..

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Светская хроника и ТВ

Спорт