Анна ПУПЧЕНКО, Наталья ДРЕМОВА (27 февраля 2007)
Полуостров сокровищ

Полуостров сокровищ

Еще перед войной Крым смело можно было называть «полуостровом сокровищ». Местным музеям было чем гордиться: в них хранились древности, найденные в ходе многочисленных раскопок, коллекции, пожертвованные собирателями, редкости, выкупленные у темных личностей, грабящих древние могилы. С началом войны ценности начали эвакуировать, и далеко не все из них вернулись назад. Судьба многих до сих пор представляет собой запутанный детектив. Некоторых людей - свидетелей и участников вывоза музейных сокровищ - арестовали вскоре после войны, другие всю жизнь боялись признаваться, что были к этому причастны. До сих пор в Крыму ходят легенды о ненайденных «захоронках» военного времени. «КП» попыталась выяснить, где в них правда, а где - вымысел.

Что спрятали энкавэдэшники?

Старые каменоломни у современного крымского села Каменское, что в Ленинском районе, только в немногих местах считаются безопасными. Туда-то и водят местные любопытных приезжих. А в менее доступные подземелья проникают «безбашенные» любители экстрима, немногочисленные исследователи и кладоискатели. Точнее сказать, люди, уверенные, что где-то там до сих пор лежат ценности, спрятанные во время отступления советских войск.

В катакомбах всегда 9-10 градусов тепла по Цельсию. Темно, и руки быстро покрываются мельчайшей белой пылью, которая потом неприятно стягивает кожу. В сумеречных лабиринтах можно бродить сутками, проникая во все новые и новые штольни, кружа порою вокруг одного места. Ходы ведут вверх и вниз, их временами перегораживают ложные стенки, сложенные из некрупных камней, по сводам опасно змеятся трещины…

Историю об одной «захоронке» в старых каменоломнях очень любил рассказывать житель Ленинского района Владимир Кондратов, который много лет исследовал подземелья, собирал свидетельства очевидцев. Вроде бы, по его словам, во время отступления советских войск часть железнодорожной ветки, ведущей от станции в сторону каменоломен, однажды оказалась разобранной. А люди в селе ночью слышали гул машин. Отсюда и пошли разговоры, будто НКВД что-то спрятал в каменоломнях. И рельсы специально разобрали, копая тайник. Потом выложили ложные стенки так, чтобы только посвященные могли отыскать это место.

В середине 50-х в село приезжала какая-то комиссия, опрашивала людей, спускалась в подземелья, что-то искала. Распространился слух, будто ищут полковую казну. Но о действительном содержимом тайника сегодня можно только гадать: культурные ценности, деньги из банков, документы? Возможно, дела «вредителей», дезертиров, паникеров, «шпионов и диверсантов»?

Владимир Кондратов в последний год своей жизни уверял, что нашел то самое место. Требовалась только небольшая сумма на аккумуляторы для фонарей и на еду, чтобы поисковая группа пробыла в каменоломнях несколько дней. Кондратов не успел ее собрать и унес тайну с собой в могилу в 2004 году. Однако до сих пор «захоронку» продолжают искать, энтузиасты разбирают завалы, ложные стенки, прокладывают новые ходы в обвалившиеся штольни.

Легенды не умирают

Говорят, работал некогда в нынешнем Крымском этнографическом музее охранник, который каждый день, заступив на дежурство, обходил здание и простукивал стены. Искал тайники с сокровищами, спрятанными во время войны. Сплетничают также, что и во дворе здания, на месте одной из уже несуществующих беседок, тоже есть «захоронки».

- Дыма без огня не бывает, - улыбается заместитель председателя Ассоциации музеев и заповедников Крыма Сергей Пушкарев. - В этом здании до войны размещался Центральный музей Крымской АССР. В литературе не единожды упоминается, что там были оборудованы тайники, в которых спасали музейные экспонаты, - те, что не успели вывезти за пределы полуострова. Правда, почему-то потом никто из старых сотрудников так и не смог указать, где именно их устроили.

Симферополец Юрий Полканов считает себя последним живым свидетелем, который лично видел эти самые тайники. В 1941 году ему было 9 лет.

- Мой отец имел самое непосредственное отношение к эвакуации ценностей нескольких крымских музеев, - вспоминает он. - Так получилось, что, занятый этой работой, папа не успел эвакуироваться. Вернулся в Симферополь за день до прихода немцев и сразу пошел в музей. Поскольку директор уже уехал, оставшиеся сотрудники попросили его возглавить коллектив. И чуть ли не за одну ночь было сооружено несколько тайников: один под лестницей, замаскированный ложной стенкой, второй - возле оранжереи в угольной яме, третий - под полом одного из залов. Знали о них отец и еще несколько человек. Прятали туда в основном советскую символику, ценные книги и другие экспонаты.

Кстати, список этих вещей сохранился. Вот что в нем записано: «26 бюстов Ленина, Сталина и других вождей, 3 барельефа «Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин», 10 медальонов гипсовых с изображением Ленина и Сталина, 60 портретов вождей в рамках под стеклами, 20 больших лозунгов на красной материи, 15 больших гипсовых гербов республик, свыше 100 картин по истории СССР». Также перечислялись в этом акте «несколько картин Айвазовского и Богаевского из Алупкинского музея (количество неизвестно), ценный фарфор, археологические и этнографические экспонаты».

Симферополь освободили 26 апреля 1943 г., а 1 мая центральная улица города была украшена флагами и портретами из тех самых тайников.

Погибшие раритеты

Сама история эвакуации многих крымских музеев полна загадок. Крымский обком партии поставил тогда задачу спасти все самое ценное. Но ведь ценности тоже бывают разные: материальные, культурные, научные. Порой глиняный сосуд может оказаться дороже золотой бляшки. Поэтому каждый музей действовал по своему усмотрению.

Например, к отправке из Симферополя успели подготовить 41 ящик, куда поместились богатейшая нумизматическая коллекция (14 972 монеты), редкие книги из научной библиотеки (3 837 томов), часть этнографического собрания - одежда, обувь, старинные предметы быта народов Крыма. А также вещи, найденные при раскопках, в том числе золотые и бронзовые украшения.

Груз принял работник Наркомпроса Александр Шиндель и довез его до Армавира. Официально о 41 ящике из Крыма известно, что они погибли при бомбежке в Армавире.

В архиве сохранилась записка: «Сведения о положении дел от т. Шинделя», написанная очень неразборчиво черным карандашом. Составил ее сам наркомпросовец 6 июля 1944 г., через полтора месяца после освобождения Крыма. «Довез отпр. до станц. Армавир 25.Х.41. Слож. в пакгауз. Цел. ряд вещей у жители Армави. Плиты возле ешм. вокзала. Часть ящиков был перевезен - Рев. ул. в Керчь из 30 - 14 ящик в ритр. в Симфер. через Шевелева. 16 ящ. потом».

Погибла вся коллекция или что-то удалось спасти, передав уцелевшее местным жителям, - неизвестно до сих пор. Самое загадочное, что позднее в Крыму «всплыли» некоторые экспонаты, якобы уехавшие в эвакуацию и погибшие при бомбежке.

Есть и другие схожие истории. У западных берегов Крыма будто бы лежит потопленный немцами корабль с военной техникой и сокровищами Бахчисарайского дворца, которые так и не успели увезти. В Черноморском районе ходят легенды, что еще в начале 50-х годов море выбрасывало на берег вещи из разбившихся во время штормов ящиков: ковры, расшитую золотом одежду, кувшины и многое другое.

- Эти ценности существовали, - убежден Сергей Пушкарев. - Имеется акт Бахчисарайского музея о том, что для эвакуации подготовили такое-то количество экспонатов. И то, что судно легло на грунт в этом месте, тоже есть достоверные сведения. А что сразу после войны их не стали искать… Понимаете, до начала 70-х Черноморский район считался закрытой зоной, и въехать туда можно было только по особым пропускам. Там вообще планировали создать военно-морскую базу. Кто бы позволил искать музейные сокровища?

Не раскрыта до сих пор и тайна «керченского золота» - черного чемодана с украшениями и монетами из драгметаллов, которые откопали в курганах. Чемодан благополучно попал в Краснодарский край, а оттуда - в партизанский отряд, действовавший у станицы Спокойная. Затем, по одной версии, он был надежно припрятан командованием и где-то лежит до сих пор. По другой - этим же самым командованием был расхищен, поделен на части и спрятан в разных тайниках. В пользу последнего говорят не только показания свидетелей, которых с пристрастием допрашивали в НКВД, но и находка 1946 года. Тогда местные мальчишки сдали в милицию золотую скифскую пряжку, найденную в лесу. Было установлено, что она из того самого чемоданчика.

Птичек жалко. Документы - тоже

Алуштинский историк Вадим Девяткин когда-то занимался поиском пропавшей орнитологической коллекции довоенного музея Крымского заповедника. Было известно, что ее вроде бы спрятали вместе с архивом - интереснейшими документами и фотографиями. Зарыли в лесу несколько ящиков, где они, видимо, покоятся до сих пор.

- Я опросил десятка полтора людей, так или иначе связанных с заповедником, - вспоминает Вадим Девяткин. - Собирал факты, слухи, байки - в общем, все, что хоть как-то могло помочь в поисках. Сложилась примерно следующая картина: когда осенью 1941 года немцы взяли Перекоп, была дана команда спрятать коллекцию (очевидно, вместе с архивами). Выполнили приказ двое сотрудников заповедника, мужчина и женщина. И, дескать, спрятать-то они все спрятали, только вот сами исчезли.

После войны делались попытки найти эту «захоронку», но безуспешно. Женщина вроде погибла во время оккупации, а мужчину якобы видели в 70-х в составе делегации из ФРГ, приехавшей на Южный берег. Вряд ли кто-то сейчас занимается поисками этого архива. А как обошлось время с коллекцией, и представить нетрудно: что останется за шестьдесят пять лет от чучела птички? Сохранились ли документы, пролежав столько лет в земле, тоже большой вопрос.

Среди обширного «ассортимента» баек и легенд, рассказывающих о «захоронках» военного времени на Южном берегу Крыма, есть еще такая. Там, где видна каменная осыпь у поселка Ай-Даниль, от оккупантов тоже скрыли какие-то ценности. Народная молва судачит о килограммах золота и редчайших экспонатах. Однако правда проще: сразу после войны в этих местах искали Гурзуфскую библиотеку. Сколько именно книг пытались укрыть от немцев и многие ли из них действительно являлись редкими и ценными, неизвестно.

- Еще когда я учился в университете, то заинтересовался этой историей, - признается Вадим Девяткин. - Тогда вроде бы тоже не успели вывезти библиотеку и какую-то документацию. Припрятали в гроте, а вход завалили взрывом. Места там дикие, кругом нагромождения. Я вместе с коллегой таки нашел одну лазейку. Прошли по ней метров 15, добрались до разлома в скале и увидели колодец. Спускаться не решились: глубина там не один десяток метров.


P.S. Уважаемые читатели! Возможно, вам что-то известно о крымских «захоронках»? Присылайте свои истории в редакцию по адресу: 04080, Киев-80, ул. Фрунзе, 104, «Комсомольская правда» в Украине». На конверте сделайте пометку «Крымские захоронки».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Спорт