Николай ВАРСЕГОВ. Фото автора и Александра ТОЛКАЧЕВА. (22 ноября 2007)
Очарованный странник Николай Варсегов: Пензенские заточенцы мне напомнили ваххабитов

Очарованный странник Николай Варсегов: Пензенские заточенцы мне напомнили ваххабитов

Одна из листовок заблудших - и сплошь про зомбирование.

Наш спецкор стал свидетелем переговоров между священниками и отшельниками, замуровавшими себя под землей близ села Никольское.

Каждое утро на берегу оврага, под которым закопались отшельники, начинается с перебранки между милицией и многочисленной прессой.

Пресса, понятно, лезет в овраг потолковать с замурованными, милиция, понятно, никого не пускает. Даже священники, приехавшие поговорить с обитателями подземелья, долго вызванивали большое начальство для разрешения. Наконец священников пропустили, а иже с ними и малую часть журналистов, из тех, кто меньше других орет и стращает милицию буквой Закона. Таким образом, случилось и мне припасть к самой переговорной дыре, через которую настоятель Успенского кафедрального собора отец Сергей и председатель социального отдела Пензенской епархии отец Алексей принялись басовито взывать:

- Братья и сестры, отзовитесь, коль есть кто живой! Мы - представители Русской православной церкви!

Братья и сестры долго не отзывались. Из дыры подымался зловонный парок, похожий на дух московских вокзалов, но вперемешку с запахом китайской лапши. Наконец из недр донесся спокойный мужской баритон:

- А о чем с вами нам говорить?

- Вы и мы христиане, - заговорили священники. - По-вашему, мы заблуждаемся, а по-нашему, вы заблуждаетесь, но давайте обсудим, попробуем друг друга понять.

- А при ком из патриархов московских была инквизиция на Руси? - задали оттуда тестовый вопрос, дабы удостовериться, что наверху действительно представители церкви.

- С раскольниками боролись при патриархе Никоне! - был ответ.

- В какое время заправлял Никон?

- В семнадцатом веке.

- Ни о чем мы с вами не договоримся, - отвечал человек из недр, и дальше понес такое, что я бы в другой ситуации не стал повторять как ересь. Но здесь, полагаю, нам крайне важно изучить умонастроение отшельников, дабы предугадать их дальнейшее поведение.

Брать ворованное - грешно!

- Как зовут тебя, брат? И откуда ты, коли то не секрет? - спросили сверху.

- Мне нечего скрывать свое имя, - отвечал мужчина. - Меня зовут Виталий Недогон, я из Новочеркасска. (В деревне нет Интернета, и я не смог «пробить» это имя. Но если кто что-то знает о таком человеке, просил бы мне написать о нем.)

- Но что вам имя мое? Вы же приняли иэнэн (ИНН. - Прим. авт.), вы приняли имена рогатого! (В смысле - сатаны.), - продолжал он далее. - Вы торгуете не только свечками и крестиками, вы торгуете душами людей! Ведь люди вам верят, думают, если батюшка благословил, значит, будет все хорошо, и не понимают, что приближается страшный конец!

Вот так - через вентиляционную трубу - и шли переговоры.
Вот так - через вентиляционную трубу - и шли переговоры.

Конец света уже наступил! Люди показали, что им наплевать на ту жертву, которая была две тысячи лет назад. И вы в том людям потворствуете. Вы золотом покрываете купола ваших церквей, вы погрязли в материальной роскоши!

- Церковь - это не купола златые, - возразили ему сверху, - церковь должна быть в душе у каждого христианина!

Священники стали рассказывать, как много людей, ранее заблудших, приходят сейчас в лоно Церкви, каются и добровольно сдают джипы, особняки, деньги, возможно, неправедно нажитые. И что на эти их средства Церковь сейчас содержит бесплатные столовые для неимущих, приюты для беспризорников и калек и т. д.

На что голос из подземелья ответил, что пользоваться ворованным есть еще большее преступление, и стал еще яростнее упрекать РПЦ в вероотступничестве и даже в служении «рогатому».

Интересно, что почти то же самое я слышал от дагестанских ваххабитов еще в девяностые годы. Они так же порицали свою Мечеть за духовный разврат, за дружбу со светской «шайтанской» властью. За бездействие в смутные времена, когда народ духовно гниет.

Как спасти детей подземелья?

После сверху спросили о здоровье детей, которые также мучаются в пещере. Самой маленькой девочке, напомним, полгода.

- А что им сделается! - отвечал мужчина, слегка хохотнув при том. - Они сыты, здоровы и ни на что не жалуются!

В молельном доме так и остались брошенными сундуки с книгами и молитвословы
В молельном доме так и остались брошенными сундуки с книгами и молитвословы

- Детям нужен должный уход, - сказали священники, - им надобно посещать школу...

- Школу?! - возмутился затворник. - Этот рассадник разврата! Это болото с компьютером, с Интернетом?! Никогда!

После священники предложили любую помощь: одежду, лекарства, питание...

- У нас, слава Богу, все есть. У нас никто ни на что не жалуется! И ничего вашего мы не примем! - отвечали оттуда.

Тут послышался веселый такой девичий голос: «А вот и супчик готов! А лаврушку-то положили?»

На лютом морозе и чудовищном ветре много не поговоришь. Священники попрощались и подытожили для прессы, что сектантами этих людей назвать нельзя. Это, скорее, заблудшие православные. И если бы в школе были уроки основ православия, подобной ереси в головах верующих не возникало бы.

После переговоров стало понятно, что люди ушли под землю всерьез и надолго. И здесь мы все - журналисты, милиция и священники - едины во мнении: ушли, да и бог бы с ними. Но они же утянули с собой и детей! Каково им там в антисанитарных и в антисоциальных условиях, несложно представить.

Силой, понятно, детей из пещеры вынимать нельзя. Обещанная угроза самосожжения «подземельцев» в случае штурма достаточно велика, и на практике подобных трагических случаев предостаточно.

Идут разговоры, что из Москвы сюда собираются какие-то очень профессиональные психологи-переговорщики. Эмчээсовцы и священники намереваются здесь поставить свои теплые палатки.

Милиция подгонит вагончики и дополнительные силы, поскольку журналисты, особенно иностранные, все прибывают и сдерживать их все труднее.

А в администрации области создана спецкомиссия, которая заседает и думает на нашу извечную русскую тему: что делать? И кто виноват?

Виноватого, по словам милиционеров, уже назначили. Это местный участковый, который недоглядел, как у него на участке толпа людей с полгода копала пещеру. Это урок и прочим участковым российским.

А на вопрос «Что делать?» ответа нет. И мы, в свою очередь, готовы прислушаться и к читательским мнениям по этому поводу.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт