Андрей ХРУСТАЛЕВ (8 ноября 2007)

Не надо бояться правды!

Мы следим за тем, как развиваются события вокруг днепропетровской трагедии, с самого начала.

Аудиозапись можно прослушать здесь>>

«Комсомолка» признает: власти сделали беспрецедентно много для людей, оставшихся без крыши над головой. Мы не раз писали об этом. Но в отличие от многих других СМИ писали мы и неприятные вещи. Например, о том, что равнодушие и косность, присущие чиновникам на местах, проявлялись и в отношении к пострадавшим.

Вчера в днепропетровской редакции «КП» произошел инцидент. Туда пришли сотрудники МЧС и жильцы дома, пострадавшие от взрыва. В том числе и Юрий Гиляк - герой публикации «КП» за 6 ноября (выяснилось, что он не глава инициативной группы жильцов, а один из ее членов). Гиляк пожаловался: мы исказили смысл того, что он рассказал нашему корреспонденту. И потребовал опровержения.

Напомним, речь в публикации шла о том, что 30 человек, якобы добровольно отказавшихся от компенсации за поврежденное имущество, на самом деле местные чиновники фактически вынудили это сделать.

В суете и хаосе после аварии люди ставили свои подписи под документами, порой не читая их. А потом, спохватившись, стали обращаться с просьбой о пересмотре. Но им отвечали: «Подпись ваша? Поезд ушел!»

Вчера мы еще раз прослушали диктофонную запись интервью с Юрием Гиляком. И пришли к выводу: человек волновался, общаясь с нашим корреспондентом. Еще бы, говорил он о вещах, безусловно, важных и для него, и для остальных пострадавших. Мы «причесали» текст, сделали его литературным. НО НИГДЕ НЕ ИСКАЗИЛИ СМЫСЛ СКАЗАННОГО ПО СУТИ!

Общались мы и с пострадавшими. Они говорят, что бороться за компенсацию не станут - это ведь мелочь по сравнению с уже выплаченными 500 000 гривнами. Пусть так. Но читатели «КП» имеют право знать даже о подобных «мелочах». Особенно если учесть, что «Комсомолку» читает и министр ЧС Нестор Шуфрич.

Покидая Днепропетровск, он поблагодарил 30 добровольцев за их поступок. А знал ли главный спасатель, что эти люди стали добровольцами по недоразумению? Скорее всего, нет, это ведь не его «парафия»… Видимо, Нестору Ивановичу интересен будет и другой факт: из 20 миллионов гривен, которые обещали отдать пострадавшим - кто-то уже решил оттяпать половину на строительство храма и закупку оборудования для областной больницы.

Уверен, это будет важно знать не только министру ЧС. Потому что если ты информирован, то уже защищен. А правды бояться не надо. Ложь, если даже она устраивает всех, - гораздо опаснее.


Дословная стенограмма интервью одного из членов инициативной группы жильцов, пострадавших от взрыва жилого дома в Днепропетровске, Юрия ГИЛЯКА «Комсомольской правде» в Украине»:

 

Гиляк: Я не стал поднимать перед Шуфричем спорный вопрос, потому что было много других спорных вопросов. Тоже ситуация не совсем простая и не совсем стандартная. Потому что мы поднимали этот вопрос, в том числе и перед куратором нашего подъезда, как же так получилось – людям задали одни вопросы, которые просто поставили изначально неправильно. Люди подписали, а потом, когда начали разбираться, получилось, что все правильно, люди не поняли всю  ситуацию. Я лично пошел в социальные службы, уточнить эту ситуацию. Они мне рассказали, что, да, мы тоже своему начальнику – они не назвали ни фамилию, ни имя своего начальника – они сказали, что, сообщали, что не спешите закрывать эти заявления, вот эти отказы, где люди подписали, что претензий не имеют, потому что возникнет еще масса вопросов. Он сказал – они мне сами сказали, что начальник сказал, что все, документы оформляются, до свидания, кто не успел, тот опоздал, поезд ушел. На что я сказал, слушайте, вы хотите другими словами сказать, меня и нас остальных в этой ситуации обвели вокруг пальца, правильно? Но они как бы так присмотрелись, улыбнулись – этот разговор был так, наедине, тет-а-тет, они сказали: «если честно, то да». Вот, ну как говорится дальше, уже без комментариев. Это уже не телефонный разговор, и люди по этому поводу по-своему тоже возмущены, но уже некоторые доводят друг друга до какого-то отчаяния, и уже уставшие, и мы их стараемся успокоить, чтобы не поднимался какой-то хаос и бардак. То есть, ну, то есть эта информация другими словами не совсем точная. То, что люди отказались – на самом деле там была допущена неточность отношений и все. И на фоне быстроты, что давайте ребята, надо скорее все это подписывать, потому что ВЫ НЕ ПОЛУЧИТЕ КОМПЕНСАЦИЮ ЗА КВАРТИРЫ и так далее, люди уже быстренько… быстренько…  Я кстати был один из этих людей, который подписал это заявление, и сказал, что у меня во время взрыва ничего не пострадало. А потом, когда начали разбираться, оказывается, ну, не совсем это так. Тут вопрос именно так стоял, что, понимаете, у вас же во время взрыва ничего не пострадало? Я говорю: нет, нормально все, в квартире не пострадало. А дальше, что касается материальной компенсации, когда мы начали поднимать вопрос, подождите, а вот ванна, которая заложена кафелем – я ж ее не смогу вытащить… Вы можете зайти, посмотреть – это импортная ванна, которую я покупал для себя, я сделал ремонт, я поставил ремонт, я поставил новые двери межкомнатные, поклеил этим летом обои новые – это все можно посмотреть. На это нам ответили: вы подписали – до свидания! Вот так вот.

Кор. «КП»: Понятно… А всего 30 человек таких?

Гиляк: Ну, это Шуфрич озвучил эту цифру – как бы 30 человек, которые отказались. Но, честно говоря, я знаю, как это было все, как они отказались. И я эту знаю ситуацию изнутри. Так вот, эти отказы были, мягко говоря… ну, понимаете…

Кор. «КП»: Да, понимаю, мы этот вопрос поднимем в СМИ, обязательно…

Гиляк: И еще. Я не знаю, какие вот… Вы сейчас позвонили вот по этому вопросу.  Но дело в том, что этот вот вопрос, который вы сейчас мне задали, он действительно незначительный, по сравнению с другим вопросом…

Кор. «КП»: С каким…

Гиляк: …который мы очень бы хотели все поднять, и наше собрание, мы всеми подъездами собирались, и открытое письмо написали, потому что произошла какая-то ситуация очень нехорошая… Люди чувствуют себя обманутыми… Вы знаете, о чем идет речь?

Кор. «КП»: Нет, не знаю.

Гиляк: Так вот, я вам просто хочу сказать, что на протяжении последних двух недель Бондарь приходил постоянно с Шуфричем, Куличенко, с Яцубой и так далее, вся комиссия – приходили к каждому подъезду на собрания. И Бондарь мне однозначно перед каждым подъездом заявлял, что ребята, вот я договорился уже с «Газэкс» о том, что за каждого погибшего пересчитываем по 500 тысяч гривен. Это было сделано полностью на сто процентов. И дальше, идет пере… я веду переговоры, о том, что можно разговаривать, что «Газэкс» ведет переговоры о 20 миллионах гривен.  И дальше, моя задача, как губернатора, чтобы все эти деньги до копейки дошли до вас. Это было сказано им лично и неоднократно, в присутствии каждого подъезда. То есть, свидетели – весь дом. Он говорил, что я вот, вот там вот «Газэкс» - что-то они носом крутят, но я все равно добьюсь, чтобы эти деньги вы получили, все до копейки. То есть, это серьезная сумма, которая поможет вам ну действительно подняться и почувствовать себя действительно не кинутыми людьми, а по-настоящему, что вот действительно вы сможете возобновить свою жизнь как бы заново. Что в результате происходит: сам Бондарь вел переговоры и его администрация. За день до заседания комиссии по распределению средств, его заместитель Василий Михайлович… фамилия его… ну вобщем, забыл я фамилию, но не важно. Он сообщает такое нам решение, что как бы «Газэкс» сам принял решение о том, что нам, пострадавшим людям – только 10 миллионов. 10 миллионов – на пострадавших, а потом – 5 миллионов на больницу Мечникова и 5 миллионов на постройку храма. Ну, честно говоря, все были в недоумении. Как? Никто об этом с нами не советовался, никто нас об этом не спросил. Но, дорогие мои, если 20 миллионов – это наши, то позвольте нам самим решать, куда эти деньги, на что эти деньги. Причем тот храм, постройка какого-то храма? Причем тут больница Мечникова? Нет, мы согласны, что это тоже нужная вещь, нужное дело. Но почему бы Бондарю тогда с Газэксом отдельно не вести переговоры, чтобы Газэкс дал им отдельно 10 миллионов дополнительно на эти средства. Ведь он сам озвучил, что 20 миллионов, ребята – это ваши. Вот все, до копейки. А тут получается, что нет, 10 миллионов только ваши. А вот 5 миллионов на храм, а 5 миллионов еще  на Мечникова – оборудование купить. Ну, просто мы как бы были в недоумении, люди были возмущены. Они чувствуют себя обманутыми. Ну, хотя бы кто-то сказал, хотя бы посоветовались с нами по-человечески. А когда мы подняли этот вопрос, что вот мы хотели бы встретиться с руководством Газэкса или его представителем или давайте встретимся непосредственно с Бондарем и поговорим об этом, как бы решим эти вопросу, ну, нормально, по-человечески, цивилизованно, никто с нами не встретился. Более того, нам просто сказали, а мы не знаем ни телефона представителя Газэкса, мы не знаем как с ними связаться, ну, знаете, это конкретно говорили нам люди с горисполкома, которые находятся в комиссии по распределению средств финансовых… Понимаете, ситуация какая?

Кор. «КП»: Понимаю…

Гиляк: Вот. То есть, просто получается люди, люди, ну возмущены были до предела, как это так? Просто, средь белого дня Бондарь ходил, три недели нам обещал, обещал, а потом просто сам… Андрухив, Андрухив его фамилия! Василий Михайлович Андрухив, его заместитель. Он нам озвучивает, что вот, мы подписали договор с Газэксом, что вот так, вот так, вот так вот. Какой-то храм! Ну все просто в шоке! Говорят, какой храм? Какой? О чем вы говорите! Ну, мы понимаем, погибло 23 человека, ну, погибают, вот, самолет разбивается, 150 человек погибло. Больше жертв в других авариях. Но никто ж не говорит о том, что из тех средств, которые выделяются для пострадавших, чтобы им оказать материальную помощь, нужно выстраивать храм какой-то или еще что-то. Понимаете?

Кор. «КП»: Да, Юрий, мы эту тему обязательно поднимем, я об этом напишу. Но вопрос такой, нужно, чтобы человек дает комментарии, желательно фотография чтобы его была.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт