Знал ли Сталин, что у Гитлера есть «летающая тарелка»?

Знал ли Сталин, что у Гитлера есть «летающая тарелка»?

Комментарии: 2
Ахтунг! В воздухе немецкий НЛО. Это один из самых известных фальшивых снимков, связанных с немецкими «летающими тарелками».

Уфологи раскопали «секретный доклад», подтверждающий, что у нацистов были обломки инопланетного корабля

Казалось бы, все споры о том, что ученые гитлеровской Германии строили дискообразные летательные аппараты, якобы скопированные у представителей иноземной цивилизации, давно разрешены. Но сейчас появился новый документ, наделавший немало шуму. Оказывается, Сталин с 1941 года знал о том, что фашисты захватили внеземной космический корабль! В качестве доказательства представлена фотокопия документа с рукописными пометками самого Иосифа Виссарионовича:

«Экземпляр для ЦК ВКП(б). Секретно. Особый контроль.

Народный комиссариат государственной безопасности

24 марта 1941 г. № 725/м».

В нем некий советский разведчик, работавший в Министерстве авиации Германии, докладывает, как нацисты готовятся к войне с СССР, - планы бомбардировки городов, сроки наступления и т. д. Но особо интересны два последних абзаца, в которых говорится о некой немецкой супербомбе и новых технологиях.

«...Источник сообщает также, что германским верховным командованием разрабатывается сверхоружие невероятной мощности для поражения войск противника. Германские физики якобы изобрели бомбу, способную одновременно поражать мощную группировку противника. Радиус (действия) такой бомбы равен нескольким десяткам километров. В настоящее время идет сборка конструкции такой бомбы, и в ближайшее время, как сообщает источник, планируется ее испытание.

Одновременно тот же источник обращает внимание на то, что в штабе авиации германских вооруженных сил в последнее время особенно пристальное внимание уделяют разработкам сверхновых технологий, в том числе, со слов источника, позаимствованных при изучении сбитого немцами в апреле 1940 года под Эссеном летательного аппарата якобы внеземного происхождения. Такая технология полностью отличается от той, что применяется в современном самолетостроении и основана на плазменном генераторе».

Документ подписан заместителем народного комиссара государственной безопасности Советского Союза Богданом Кобуловым.

Все сомнения развеяны?

Общественность с этим документом познакомил Николай СУББОТИН, руководитель «Русской уфологической исследовательской станции RUFORS».

- Примерно полгода назад я публиковал статью об исследовании аномальных явлений в советское время - известные военные и научные программы «Сетка», «Горизонт». В конце я осторожно заметил, что есть свидетельства, будто подобные программы существуют и сейчас. Правда, хорошо засекреченные. И через несколько недель я получил по почте из Москвы этот документ. Обратного адреса не было. В нем говорилось, что есть хранилище, где имеются сотни папок по проблеме аномальных исследований в военные и послевоенные годы. Все они имеют грифы «Рассекречиванию не подлежит» и «Совершенно секретно». Но документ с пометкой Сталина все же особый - это первое реальное и убедительное доказательство внеземного происхождения НЛО. До сих пор о «летающих тарелках» времен Второй мировой войны рассуждали как-то неубедительно: были доводы «за», были и «против». Теперь же все ясно: слухи о сбитом аппарате инопланетян родились не на пустом месте.

Вождь народов все же интересовался НЛО

- Документ интересный, согласен, но у меня есть некоторые сомнения в его подлинности, - поделился своими впечатлениями с «КП» председатель Уфологической комиссии Русского Географического общества Михаил ГЕРШТЕЙН. - В последнем абзаце упоминается «плазменный генератор». Но в 1941 году этого словосочетания не существовало. Хотя слово «плазма» с 1928 года использовалось не только в биологии («плазма крови»), но и в физике, генераторы плазмы появились только в 50-х годах прошлого века. В СССР первый «плазмотрон» мощностью 75 кВт был запущен сотрудниками МАИ в октябре 1957 года. Даже если предположить, что немцы тайно овладели плазменной технологией, в документе, предназначенном для ничего не понимающих в науке вождей, термины явно нуждались в расшифровке.

Странно выглядит и абзац, посвященный сверхоружию, по-видимому, атомной бомбе. Весной 1941 года немецкие ученые занимались лишь теоретическими вопросами: они не были уверены, что бомбу удастся сделать. «Только в сентябре 1941 года, - вспоминал физик Вернер ГЕЙЗЕНБЕРГ, - мы поняли, что атомную бомбу создать можно». Ни о какой «сборке конструкции» или испытаниях атомного оружия в том году речи быть вообще не могло.

Если бы Сталин знал о существовании НЛО еще в 1941 году, шесть лет спустя ему не пришлось бы обращаться к специалистам. Об этом эпизоде не раз рассказывал знаменитый ракетостроитель Сергей Королев.

В 1947 году Сергея Павловича вызвали в Кремль и провели в комнату, где на столе лежала груда материалов об НЛО, в основном на английском языке: вырезки из западных газет, разные документы, донесения советских агентов. Чекисты сказали: ничего нельзя выносить, смотреть только здесь. Ему отвели апартаменты для работы и, поскольку он владел только немецким языком, привели несколько переводчиц. Срок на изучение материалов отвели вполне достаточный - три дня.

Когда ученый сказал охране, что готов высказать свое мнение, его никуда не повели, приказав ждать здесь. Минут через пятнадцать открылась незаметная дверь, и из нее вышел сам Иосиф Виссарионович.

- Итак, каково ваше мнение? - спросил он без лишних церемоний.

Королев ответил, что, на его взгляд, «летающие тарелки» - это не оружие потенциального противника, серьезной опасности для страны они не представляют. Но само явление существует и, если появится время, надо будет его изучить.

- Спасибо, товарищ Королев, - поблагодарил вождь, - кроме вас, я спрашивал других видных специалистов. У них похожее мнение.

Сергей Павлович считал, что аналогичные задания получили Курчатов, Топчиев и Келдыш.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Последние абзацы кем-то дописаны позднее

Илья СОЛОМОНОВ, военный историк, кандидат исторических наук, подполковник в отставке:

- На первый взгляд документ кажется подлинным, ничем не отличающимся от других предвоенных бумаг из архивов. За полтора месяца до стоящей на нем даты (3 февраля 1941 года) Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о разделении Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) на собственно НКВД и Народный комиссариат государственной безопасности (НКГБ). Именно в НКГБ вошли Разведывательное и Контрразведывательное управления. Наркомом НКГБ был назначен В. Н. Меркулов. Его заместителем стал Богдан Кобулов, подпись которого красуется на документе.

Но удивляет список рассылки, приведенный в спорном документе. Помимо почти расстрельной ошибки, в сокращении напечатано «ВПБ(б)» вместо «ВКП(б)» в самом конце третьей страницы, он отличается чрезмерной краткостью рассылки. Бывший начальник ГРУ генерал Армии П. И. Ивашутин в сборнике «Солдаты невидимого фронта» пишет: «Тексты всех документов и радиограмм, касающихся военных приготовлений Германии и сроков нападения, докладывались регулярно: Сталину (два экземпляра), Молотову, Берия, Ворошилову, наркому обороны и начальнику Генерального штаба...» Получается, рассылка на семь человек. А в нашем случае только на пять.

Донесения берлинской резидентуры, посвященные грядущей войне с фашистами, в силу их важности обычно подписывались лично В. Меркуловым или начальником 1-го Управления НКГБ СССР (внешняя разведка) П. М. Фитиным. Известен и единственный советский агент, который работал в министерстве авиации Германии: член «Красной капеллы», заведующий секретным отделом разведслужбы генштаба ВВС обер-лейтенант Харро Шульце-Бойзен (псевдоним Старшина). Он докладывал не напрямую в СССР, а через другого агента НКГБ - Арвида Харнака (Корсиканец).

Как только я принялся изучать донесения Старшины и Корсиканца, тут же наткнулся на «Сообщение НКГБ СССР И. В. Сталину, В. М. Молотову, С. К. Тимошенко, Л. П. Берия с препровождением агентурного сообщения» со знакомым номером 725/м от 24 марта 1941 года. Подписано оно было не Кобуловым, а, как я и предполагал, самим наркомом НКГБ Всеволодом Меркуловым. В донесении после слов «Сообщение из Берлина от Корсиканца» следовал текст о военных приготовлениях Германии, который имеется и в спорном документе, но кончался он словами «...поджечь еще зеленый хлеб». Последние сенсационные абзацы отсутствуют! Думаю, в этой истории все понятно - фальсификация.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт