Ярослава ТАНЬКОВА (12 сентября 2007)

Как я была служанкой миллионеров. 10-я часть Комментарии: 2

Наш спецкор Ярослава ТАНЬКОВА месяц отработала в одной из самых престижных гостиниц Москвы. Став горничной, она оказалась в центре смешных, страшных и даже преступных событий, которые отель и его богатые постояльцы до сих пор держали в тайне.

Итак, нашему корреспонденту чудом удалось инкогнито устроиться в ведущий 5-звездочный отель Москвы. Проверяя хваленую систему безопасности, она «заминировала» президентский номер. Выяснила, что еще чистят зубной щеткой гостя, почему простыни отеля опасны для здоровья, зачем охрана фотографирует деньги гостей и почему «идеальный гость» - это лысый импотент. А заодно узнала, что вытворяют в отелях знаменитые и богатые постояльцы и чем отличаются гости-спортсмены. Расследование подошло к концу, но оказалось, что уволиться из отеля не так-то просто...

Причина ухода - адский труд

- Эта лысая обезьяна на меня замахнулась! - В раздевалке, хлопая дверью шкафчика, бушует официантка одного из ресторанов. - Думает, если по-английски, то можно матом с подчиненными разговаривать! Думает, если он добился повышения зарплаты, то можно веревки из людей вить. Хрен ему! Я увольняюсь.

«Лысая обезьяна» - новый заместитель генерального менеджера. И он действительно уверен, что за зарплату люди должны положить здесь жизнь. Его любимая фраза «Деньги правят миром» - философия отеля. Гораздо большая философия, чем то прекраснодушное «Мы - одна команда!», что вдалбливают на тренингах.

Возможно, это норма для большой корпорации, но такой «текучки» я еще в своей жизни не видела. Здесь постоянно кто-то увольняется и кого-то ищут на освободившиеся места.


Увы, вдалбливаемая на тренингах фраза-девиз «Мы - одна команда!» далеко не всегда подтверждается в реальной жизни.
Увы, вдалбливаемая на тренингах фраза-девиз «Мы - одна команда!» далеко не всегда подтверждается в реальной жизни.

За время, пока я работала, демонстративно ушла вся банкетная служба, одна за другой уволились пятеро горничных... И все под одним девизом: «Слишком большие нагрузки, очень тяжело, и при этом всем на тебя наплевать».

Уходящим всегда советуют в шутку:

- В графе «причина ухода» напиши: «Адский труд!»Но никто не пишет - не по форме. Хотя лучшей формулировки не придумать. Но, как выяснилось, уволиться с низших должностей - вообще целая история.

У новенькой горничной Зои глаза красные, воспаленные, в глубоких серых провалах.

- Я уже двое суток не сплю, а после смены здесь снова на работу, на другую...

- Так зачем же ты на двух работах?

- Это моя прошлая работа - посудомойка в ресторане. Они все время зарплату задерживали, решила уволиться. Сказали, отпустят, когда попрошу. Я устроилась сюда - в отель, попросила в ресторане расчет. А они сказали, что, пока не найдут новую посудомойку, я обязана работать. Иначе зарплату последнюю не отдадут почти за два месяца. Вот я уже двое суток - с утра здесь, ночью - там. Жду, когда потеряю сознание, чтобы не уволили, а больничный дали.

Просто уйти и плюнуть на деньги Зоя не может. Она с Украины, приехала на заработки с сыном. У мальчика пока не получается - только школу окончил. Живут в подвале какого-то магазина.

- За угол с раскладушками я с тамошним грузчиком сплю, это его подсобка, - спокойно так, буднично рассуждает Зоя. - Но мы уже месяц у него на еду, на проезд выпрашиваем, он уже злится. А зарплату в ресторане не отдают, а здесь, в отеле, еще не доработала.

История Зои, которой не дают уволиться, казалась мне средневековым мракобесием, пока я сама не попыталась уволиться из отеля...

Уволиться - только через свой труп

Я уже давно безумно устала, вполне насытилась впечатлениями и собиралась уходить. Но все как-то не складывалось. А в то утро все вышло один к одному. По инерции я встала в шесть утра и пришла на утреннюю смену, хотя меня поставили на вечер. А тут еще резко упало давление, и из носа опять хлынула кровь. И опять на месте не было врача. И я опять испачкала свежезастеленную постель, и пришлось перестилать. Короче, кое-как, прижимая к носу холодное полотенце, за два часа я доделала один номер и поняла, что все. Хватит. Мои приключения подошли к концу. С жутким головокружением отправилась увольняться.

Кабинет начальницы хозяйственного отдела, по-моему, самое грустное место в отеле. Потому что там в урнах постоянно умирают еще свежие розы и тюльпаны. Здесь цветы не жалеют, потому что их много. Отстояли свое у VIP-гостя - вышвыривают. Впрочем, как выяснилось, не жалеют там не только цветы.

- Ну как ваши дела? - по-хозяйски улыбнулась начальница.

- Плохо. Я себя очень плохо чувствую. И сегодня больше не могу работать. Эта работа не по мне.

- Странно, все вас хвалят, - попыталась она подсластить пилюлю, но, почувствовав, что я настроена решительно, добавила металла в голос. - Ну сегодня вы в любом случае доработаете. И еще три дня - по Трудовому кодексу. Я вас не отпускаю.

Я просто обалдела от такого заявления. Сижу с ледяными руками, еле живая, а мне ПРИКАЗЫВАЮТ работать! Как негру на банановой плантации.

Так Ярослава пыталась изобразить, насколько ее вымотал труд горничной. На деле же все обстояло еще хуже.
Так Ярослава пыталась изобразить, насколько ее вымотал труд горничной. На деле же все обстояло еще хуже.

- Нет, извините, я не могу. Я же не прошу у вас больничный. Я просто увольняюсь.

- Вы по контракту должны предупредить меня об увольнении заранее!

- А вы по контракту должны обеспечивать мне 40-часовую, а не 60-часовую рабочую неделю. И в том же контракте сказано, что я могу уйти в любой момент, тем более по медицинским показаниям.

- Мы вас все равно заставим!

- Но я все равно не буду!

- Сейчас мы вас проверим, какие у вас медицинские показания, - сквозь зубы шипит тетя и набирает номер моего супервайзера. - Наташа, поднимитесь на девятый, проверьте убранный горничной номер и посмотрите в грязном белье, есть ли на пододеяльнике кровь...

Это было хамское, унизительное нарушение всех человеческих и профессиональных норм. Мало того, что эта дама фактически обвинила меня во вранье, так она еще и погнала меня, шатающуюся от слабости, по этажам вслед за супервайзером. А потом снова продолжила то уговаривать, то запугивать... Это было похоже на страшный сон. Если бы я была не журналистом, а обычной девочкой-горничной, - уже давно сдалась бы и в полуобморочном состоянии пошла бы работать.

Апогей был в отделе кадров, когда я, синими пальцами сжимая ручку, писала заявление об уходе, в комнату ворвалась заместитель моей начальницы и проорала волшебную фразу: «Вы все врете! Вы не «не можете», вы просто не хотите работать! Ну, падайте в обморок, прямо здесь, раз вам так плохо! Что же вы не падаете?»

На этом мои приключения закончились. Я не упала в обморок, а напилась в столовке крепкого чая, успокоилась и в последний раз прошла по Аллее Успеха, как мне кажется, по полному праву. Ведь теперь я умею на время заправлять подушку в наволочку «по-турецки», оттирать темные пятна на хроме, в скоростном режиме мыть зеркала и от всей души желаю научившим меня этому и многому другому девчонкам счастья. Горничная из меня, конечно, фиговая, хоть и старательная. Но зато теперь я «профессиональный гость», знаю, как облегчить участь убирающего за мной человека. И главное - помню, что он - этот человек - есть. Не пылесос с глазами, который «какого-то черта врывается в мою комнату спозаранку», а девочка-горничная, такая же, как я когда-то. Вымотанная тяжелейшей работой без выходных, замордованная придирками начальства и гостей, самая маленькая и беззащитная хранительница секретов большого отеля. Наших секретов.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт