Книжная коллекция "КП": Звезды представляют любимые произведения Комментарии: 14

Богдан Ступка, Давид Черкасский, Таисия Повалий, Игорь Лихута и другие знаменитости представляют любимые книги. Впервые в Украине: 30 лучших авторов романтического века.

В этом номере «Комсомолки» вы узнаете все подробности о том, какие книги мы намерены вам предложить, как и где их можно будет купить, что думают о нашей коллекции выдающиеся украинцы. Мы и впредь готовы отвечать на все ваши вопросы. Читайте – и наслаждайтесь!

 

Книга 1. Джейн Остен: «Гордость и гордыня»

«Гордость и гордыня» - один из самых известных английских романов. Это бесспорный шедевр Джейн Остен. Поскольку все романы автора публиковались анонимно, от лица некой «Леди», громкой литературной славой она, конечно, пользоваться не могла, однако три романа выдержали при ее жизни по два издания. В особенности хвалили «Эмму» и «Гордость и гордыня». Сам Вальтер Скотт три раза перечитал роман и воскликнул: «Эта молодая дама обладает талантом воспроизводить события, чувства и характеры обыденной жизни! Мне не дан поразительный дар, который делает увлекательными даже самые заурядные события и характеры».

Лучший любовный роман всех времен англичанка Джейн Остен писала целых пятнадцать лет! Много раз меняла повороты сюжета и оттачивала стиль.

«Гордость и гордыня» - роман об охоте на женихов, и тема эта освещена автором со всех сторон и исследована во всех исходах: комических, обыденных, эмоциональных, практических, бесперспективных, романтических и даже трагических.

Остен говорит о серьезных вещах в таком комедийном ключе, что роман ее читается как остроумнейшая комедия в лучших традициях богатой драматургической культуры Англии.

Роман с блеском выдержал шесть экранизаций. Последняя версия - 2006 года - номинировалась на награду американских киноакадемиков.

Богдан Ступка, актер: Я вырос на замечательной литературе

- Дорогие читатели «Комсомолки», я очень рад, что имею возможность обратиться к вам с напутственным словом.

Мое чтение всегда было запойным. Помню, мама в детстве подсовывала книги, которые в те времена были запрещены. Она оставляла томик на столе и уходила. Так я прочел трилогию Богдана Лепкого «Мазепа». Тогда пропагандировали, якобы он изменник, а в книгах его восхваляли. «Мастера и Маргариту» Булгакова я тоже прочитал на польском языке еще до того, как роман напечатали в журнале «Москва». Ведь в Советском Союзе творчество Булгакова тоже было под запретом. В русском переводе читал популярных французов - Жорж Санд и Александра Дюма. А еще были Михаил Коцюбинский и Леся Украинка, русская поэзия. Я вырос на замечательной литературе.

У меня был и второй, весьма необычный источник литературы - Опера. Мой папа пел в хоре Львовской оперы. И я каждую субботу и воскресенье приходил в театр, где знакомился с произведениями, созданными на основе литературы. Если я смотрел «Фауста» Шарля Гуно, то соответственно интересовался и поэмой Гете. Так же было и с «Иваном Сусаниным», «Евгением Онегиным», «Маскарадом». Я так увлекся, что стал собирать книги. Мама нервничала: «Все деньги тратишь на бумагу. Надо же иногда и поесть!».

Моя жажда чтения передалась сыну Остапу. А вот у внучки этого уже нет. Современная молодежь, к сожалению, мало читает. А ведь именно книга развивает фантазию. Помню, как мы зачитывались повестью Селенджера «Над пропастью во ржи» о таком же парне, как и мы. Любили произведения Франко, где он писал о молодежи, о любви. Эти книги невозможно было достать, мы отправлялись за ними в львовскую библиотеку им. Драгоманова и сидели допоздна в читальном зале. И я рад, что у вас есть возможность дома, в кругу семьи читать эти замечательные книги.

Тина Канделаки, телеведущая:

- Для меня есть всего две вещи, на которые я никогда не жалею денег: это книги и бриллианты. Поэтому к подобным издательским проектам я всегда отношусь с большой радостью. Ведь в годы моего детства было сложно купить красивые, хорошо оформленные сочинения классиков. Я уже не говорю о том, что книги некоторых авторов было практически невозможно достать. Так что я в этом плане бедное дитя. Поэтому сейчас, если увижу, покупаю любую классическую литературу. И я поистине могу гордиться тем, что в моей книжной коллекции есть лучшее собрание сочинений Оскара Уайльда на английском языке. Правда, почитать моего любимого автора в переводе не откажусь.

Давид Черкасский, режиссер:

- Когда я был молодым - во время войны и до нее, никаких развлечений, кроме книг и кино, у нас не было. Я читал все что попадалось под руку: Купера, Вальтера Скотта, Конан Дойля, Сервантеса. Самой любимой моей книгой были «Три мушкетера» Дюма, я ее раз десять прочитал. Как ни странно, очень любил Тургенева. Одним словом, благодаря времени я получил очень хорошее классическое образование.

Для меня всегда имел значение внешний вид книги. Она должна была быть толстой и зачитанной. Я находил такую на полке в библиотеке, прочитывал первые четыре строчки и понимал, моя это книга или нет.

Сейчас другое время, помимо книг у людей появилась масса других интересов, в том числе и такая безумная штука, как Интернет. Но я все равно продолжаю читать книги, собирать их и открывать для себя новых авторов. Не так давно открыл Вудхауза - гениальнейшего английского юмориста. Я скупил все его книги, какие нашел. Вообще писатели с хорошим чувством юмора - особая ценность. Марк Твен, Карел Чапек, Ярослав Гашек, Джером. К. Джером, Зощенко - их книги нужно прочитать хотя бы раз в жизни.

Таисия Повалий, певица:

- До сих пор с удовольствием перечитываю романы Толстого. Недавно вновь сняла с полки «Анну Каренину» - захотела почувствовать себя женщиной того времени, женщиной, ради которой дрались на дуэлях и совершали подвиги. Одна из моих любимых книг - «Трое в лодке, не считая собаки» Джером К. Джерома. Обожаю тонкий английский юмор.

Сегодня с большим увлечением собираю серию книг о великих женщинах Голливуда - их биографии, мемуары. Кроме этого, интересуюсь литературой, посвященной шоу-бизнесу.

Игорь Лихута, продюсер:

- В связи с плотным гастрольным графиком посещать книжные магазины абсолютно нет времени, поэтому я с удовольствием приобрету книги из вашей серии, вы собрали неплохой список авторов. Особенно я обрадовался, найдя в нем Майна Рида, Фенимора Купера и Жюля Верна - это кумиры моего детства. Я обожал читать про приключения. Став старше, я зачитывался Хемингуэем и Джеком Лондоном. А сейчас моя настольная книга - Дейл Карнеги.

Юрий Макаров, телеведущий:

- Цену книги я прочувствовал почти что на себе. Моего отца, жившего в социалистической Болгарии, арестовали в 1973 году: он собрал блистательную библиотеку, где была решительно вся русская литература, не издаваемая в СССР. Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Набоков, Алданов, Шмелев, ну и, конечно, Солженицын. Мало того что он эти книги держал дома, он еще давал их читать всем желающим. Отца посадили на пять лет. Именно за это. Больше никакой политической или правозащитной деятельностью он не занимался, это было не в его темпераменте.

Книга - разговор с умным человеком. Так ведь по жизни общаешься с разными - и с умными, и не очень, и последнее отупляет. Кроме того, процесс мышления - всегда диалог. Собственные мысли рождаются только от столкновения с чужими, и никак иначе. Где содержатся мысли другого человека? Только в книге - ну не в телевизоре же! Так что если какое-то время пробавляться только периодикой и Интернетом, а такое часто случается, то потом смотришь в зеркало и сам замечаешь: отупел.

Новые книги редко становятся любимыми - очевидно, это возраст. Мой многолетний набор: «Три мушкетера», «Война и мир», «Анна Каренина», Фолкнер - трилогия + «Шум и ярость», Уайлдер «День восьмой», Достоевский - выборочно: «Братья Карамазовы», «Село Степанчиково», «Бесы». Из французов - Мериме, Мопассан. Из поэзии остались, пожалуй, только Шевченко, Пушкин и Бродский. Недавно открыл для себя, к стыду своему, «Дон Кихота» (в юности он отчего-то не срезонировал). В общем, это то, что я могу читать в любое время с любой страницы. А, забыл еще Стругацких!

Юрий Горбунов, телеведущий:

- Книгу, конечно, вытесняют и ТВ, и кино, но, думаю, она все равно будет всегда востребована. Это как напечатанная фотография: можно ведь включить компьютер и посмотреть фотографии на нем, а можно взять старую фотографию и получить от нее эмоцию. Поэтому книга всегда будет актуальна. Без нее человечество закончится.

У меня есть небольшой список книг, которые я несколько раз перечитывал. «Преступление и наказание» Достоевского перечитывал скорее по необходимости - надо было играть в институте Раскольникова. По собственной воле перечитывал «Собачье сердце» Булгакова, несколько раз - «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. И, наверное, перечитаю «Таємницю» Юрия Андруховича.

Книги мы зачастую покупаем вместе с женой. Недавно приобрели по-новому оформленного Кафку и переизданного Карла Юнга. Их соседом по книжной полке станет Шекспир - все собрание, еще институтское, мне его родители подарили, когда поступил. Здесь же - Франко и Шевченко. Книги кочевали со мной с квартиры на квартиру, пока мы не осели в своем собственном доме.

Влада Литовченко, бизнес-леди:

- Последнее время так грустно наблюдать, что мода на чтение книг проходит.

Да и я сама стала реже заглядывать на книжную полку, где собраны мои любимые произведения. Не потому что разлюбила чтение, а потому что пошла учиться в Дипломатическую академию Украины при МИД и теперь мои главные книги - это учебники. Но ведь это временно.

Мне жаль людей, которые ни разу не окунались в прекрасный мир классических романов. Дюма и Мопассан, Оскар Уайльд и Золя - какие благородные и, если можно выразиться современным языком, стильные у них произведения. Очень люблю английскую женскую прозу. И очень хорошо, что вы включили в коллекцию произведение Джейн Остен. Только женщина может так эмоционально сильно писать о любви.

Я и своих детей приучаю к чтению книг. Вот недавно мы с младшей дочерью читали сказки Пушкина - и я в который раз открыла для себя этого поэта.

Алексей Леонов, летчик-космонавт:

- Такая отличная идея пришла в голову умному человеку. Книга, да еще литературный шедевр из русской и иностранной классики, - что может быть лучше! Собрать великолепную библиотеку на будущее для себя, детей и внуков - замечательное дело. Да, конечно, все больше компьютеров вокруг нас, но почитать книгу в прекрасном переплете - это ни с чем не сравнимое наслаждение. Вот и сам я, помимо классической литературы, мало что читаю. Очень люблю Александра Дюма, Жюля Верна. Это настоящая школа жизни, а не выдуманные современные романы или детективы. Как говорил Максим Горький, всему, что во мне есть хорошего, я обязан книге.

Нина Матвиенко, певица:

- Заходя в книжные магазины, я удивляюсь, как много там всегда покупателей. Украинцы - читающая нация. А книга - это как глаза, как рассвет, как закат, как дыхание, и вообще это счастье - то, что обогащает человека. Книга внушает раздумья, перевоплощаешься в любимых героев, оздоравливается твой дух, обогащается внутренний мир.

Человек, который не читает, - распят буднями!

Мне понравилась ваша коллекция. В юности практически все эти произведения я читала, а в зрелости перечитала и задумалась - почему столько нюансов в первый раз не заметила!

Я рада, что в этом списке есть мой любимый автор - Леся Украинка. Иногда ее слова «якби могли ми своїм життям до себе дорівнятись!» - заставляют задуматься о несоответствии нашого внутреннего «я» нашим поступкам и действиям, заставляют возвышаться над собой. Леся Украинка - человек сегодняшнего дня. Случается у тебя депрессия или ностальгия, перечитаешь ее поэзию и воспрянешь, возродишься. Эта поэтесса обладает невероятной силой Духа.

Алексей Богданович, актер:

- Современная литература, конечно, мимо меня не проходит. Сразу сознаюсь, что не поклонник модного нынче жанра детективов, особенно женских. Отвлекать себя от проблем можно и с помощью медитации. Такие авторы, как Павич и Коэльо были мной прочитаны, но не зацепили за живое.

Другое дело - классика. Как мы время от времени возвращаемся к старым фильмам, так мы и перечитываем старую литературу. Роль Ивана Карамазова, которую я сыграл в театре, заставила меня перечитать всего Достоевского. До этого играл еще Ставрогина в «Бесах». Не могу сказать, что Достоевский - мой любимый автор, но он всегда неожиданный, новый, очень театральный. Помню, как в школе нас заставляли учить отрывок о дубе из «Войны и мира». Боже! Как я ненавидел этот дуб и его автора. У отрочества другие ценности. И только в институте я открыл для себя мир Толстого, по-новому оценил «Анну Каренину», «Воскресение».

В молодости я открыл для себя «Доктора Фауста» Томаса Манна, «Декамерон» Боккаччо, «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, стихи Франко, Пушкина и Есенина. Эти томики навсегда прописались на моих книжных полках.

Марина и Сергей Дьяченко, писатели-фантасты

СЕРГЕЙ:

- Книга в жизни нашей семьи - случай особый. Ведь мы писательский дуэт, и книга для нас не просто обручальное кольцо, но и, если хотите, супружеское ложе.

Одна из любимых мною книг - «Мастер и Маргарита» Булгакова. Помню, как на экзамене по русской литературе во ВГИКе, сценарный факультет которого я закончил в 1980 году, мне как раз попался анализ этого романа. Какая была дискуссия! Вся мастерская в этом участвовала, и не было единства мнений. Тогда я отстаивал точку зрения, что это не социальный, а философский роман, а теперь понял, когда стал благодаря своей жене фантастом, что это роман фантастический.

Большую роль в моей жизни - может быть, и отрицательную - сыграл замечательный писатель Викентий Вересаев, нынче почти забытый. Дело в том, что в юные годы душа моя рвалась во ВГИК, а строгий отец вкупе со старшей сестрой, будучи медиками, уверенно направляли меня в медицинский. Вряд ли я поддался бы их влиянию, если бы не «Записки врача» Вересаева - потрясающе откровенное размышление о морали и этике этой профессии, о ее сложности и драматичности. Эта книга меня зачаровала. Если бы не Вересаев, не поступал бы я на лечебный факультет, чтобы потом, в зрелые уже годы, будучи завлабом академического института, тайком от всех подавать свои первые работы на конкурс во ВГИК…

МАРИНА:

Не самая старая, но довольно древняя книга на наших полках - «Три мушкетера», которую я читала во втором классе и была покорена. А одна из самых судьбоносных - «Дон Кихот».

Я перечитываю сейчас многие книги вместе с дочкой. Иду будто по второму кругу, по-новому смотрю на «Айвенго» Вальтера Скотта и на «Двух капитанов» Каверина. Рассказы Сетен-Томпсона, например, теперь кажутся очень жестокими и мрачными. А Джеральд Даррел, наоборот, не устаревает.

В детстве и юности я читала очень много, сейчас - меньше, но избирательнее. Например, Кадзуо Исигуро - одно из открытий последнего года, на меня огромное впечатление произвела его повесть «Остаток дня». Ну и конечно, Терри Пратчетт - автор на все времена!

Анатолий Борсюк, телеведущий:

- Читать книжки - довольно сложная работа, и к этому нужно себя приучить. Чтение книг требует развитого воображения, потому что надо язык слов перевести в язык визуальных образов. Современная культура упрощает этот путь - она сразу дает человеку визуальный образ, не требуя от него такой внутренней работы, как чтение книг.

На полке у меня мой «Букварь» с первого класса. И книги с автографами авторов - тех людей, с которыми приходилось встречаться по работе и которые писали книги, не обязательно беллетристику: Амосов, Вознесенский, Олесь Гончар. У меня их собралось много. У Вознесенского я выпрашивал книгу, когда мы приехали к нему на дачу под Москвой на съемки моей программы «Монологи». У него была книга, в обложку которой были вмонтированы игральные кости. Эти кости, если их бросаешь, открывают страничку и номер стиха - как гадание. Ты читаешь, и это имеет отношение к тебе, твоей судьбе, твоим поступкам. Я слезно вымаливал эту книгу, но не получилось - он подарил мне другую - «На виртуальном ветру» - из серии «Мой ХХ век», где авторами были люди, которые для нас, живших в СССР, этот век и олицетворяли.

Между прочим, когда я зашел в Пекине в книжный магазин, то увидел, что между стеллажей прямо на полу сидит много молодежи и читает книги. У них такая традиция - им разрешается читать прямо в магазине, потому что книжки в Китае очень дорогие. И в последнее время, когда выбираю подарок, я обычно покупаю книгу, ее-то я могу подобрать в соответствии с характером человека.

Режиссер Марк ЗАХАРОВ: Хорошее дело вы затеяли!

- Я счастлив, что «Комсомолка» затеяла эту важную акцию. Жизни без книг я не могу себе даже представить. Я стал много читать уже в начальной школе. Помню, тогда для меня огромным потрясением стали романы Фенимора Купера. Потом, уже в шестом классе, я открыл для себя Жюля Верна, которого перечитал всего - от корки до корки. В старших классах я познакомился с Достоевским, Чеховым и русской классикой...

Ну, а решающую роль в моей судьбе сыграл «Мартин Иден» Джека Лондона. Герой этого романа боролся с нищетой - а я и сам вырос в очень бедной семье, мы жили очень плохо. Именно прочитав «Идена», я понял, что если сам себе не помогу добиться успеха - никто не поможет. Так что можно сказать, что книга спасла меня от нищеты.

Я начал собирать книги еще в 1958 году, и теперь у меня дома огромная библиотека. Помню, Коля Караченцов - тоже книголюб - мне однажды сказал: «Марк Анатольевич, у меня дома такая богатая библиотека, что боюсь ее не осилить!»

Вот и я сейчас немного грущу по этому поводу. Раньше я, например, думал, что найду время и прочту всего Шопенгауэра, а теперь даже не знаю...

Но я по-прежнему люблю читать. Из последних книжных потрясений могу назвать «Пастернака» Дмитрия Быкова. Честно говоря, я даже не ожидал, что в России еще есть писатели такого высокого уровня.

Благодаря любимой «Комсомолке» и ее рубрике «Книжная полка» в наших книжных магазинах сейчас давка, как в довоенных трамваях. И это очень здорово!

 

Вся книжная коллекция «КП»

 

Книга 1. Джейн Остен: «Гордость и гордыня»

Книга 1. Джейн Остен: «Гордость и гордыня»

 
 
 
Книга 2.Оскар Уайльд: «Портрет Дориана Грея». Избранное

Книга 2.Оскар Уайльд: «Портрет Дориана Грея». Избранное

 
 
 
Книга 3. Брем Стокер: «Дракула»

Книга 3. Брем Стокер: «Дракула»

 
 
 
Книга 4. Гюстав Флобер: «Госпожа Бовари»

Книга 4. Гюстав Флобер: «Госпожа Бовари»

 
 
 
Книга 5. Тарас Шевченко: «Кобзарь»

Книга 5. Тарас Шевченко: «Кобзарь»

 
 
 
Книга 6. Александр Дюма: «Черный тюльпан», «Учитель фехтования»

Книга 6. Александр Дюма: «Черный тюльпан», «Учитель фехтования»

 
 
 
Книга 7. Козьма Прутков: «Плоды раздумья». Избранное

Книга 7. Козьма Прутков: «Плоды раздумья». Избранное

 
 
 
Книга 8. Роберт Луис Стивенсон: «Клуб самоубийц». Избранное

Книга 8. Роберт Луис Стивенсон: «Клуб самоубийц». Избранное

 
 
 
Книга 9. Майн Рид: «Всадник без головы»

Книга 9. Майн Рид: «Всадник без головы»

 
 
 
Книга 10. Лев Толстой: «Крейцерова соната». Избранное

Книга 10. Лев Толстой: «Крейцерова соната». Избранное

 
 
 
Книга 11. Шарлотта Бронте: «Джейн Эйр»

Книга 11. Шарлотта Бронте: «Джейн Эйр»

 
 
 
Книга 12. Мери Шелли: «Франкенштейн»

Книга 12. Мери Шелли: «Франкенштейн»

 
 
 
Книга 13. Луи Буссенар: «Похитители бриллиантов»

Книга 13. Луи Буссенар: «Похитители бриллиантов»

 
 
 
Книга 14. Оноре де Бальзак: «Шагреневая кожа». Новеллы

Книга 14. Оноре де Бальзак: «Шагреневая кожа». Новеллы

 
 
Книга 15. Джером К. Джером: «Трое в лодке, не считая собаки»

Книга 15. Джером К. Джером: «Трое в лодке, не считая собаки»

 
 
 
Книга 17. Ги де Мопассан: «Жизнь». Избранное

Книга 17. Ги де Мопассан: «Жизнь». Избранное

 
 
 
 
Книга 18. Леся Украинка: «Вiршi. Драматичнi поеми»

Книга 18. Леся Украинка: «Вiршi. Драматичнi поеми»

 
 
 
 Книга 19. Вальтер Скотт: «Квентин Дорвард»

Книга 19. Вальтер Скотт: «Квентин Дорвард»

 
 
 
 
Книга 20. Марк Твен: «История с привидением». Избранное

Книга 20. Марк Твен: «История с привидением». Избранное

 
 
 
Книга 21. Жюль Верн: «Таинственный остров»

Книга 21. Жюль Верн: «Таинственный остров»

28 ноября
Книга 22. Алексей Толстой: «Князь Серебряный», «Семья вурдалака», «Упырь»

Книга 22. Алексей Толстой: «Князь Серебряный», «Семья вурдалака», «Упырь»

 
 
 
Книга 23. Чарльз Диккенс: «Приключения Оливера Твиста»

Книга 23. Чарльз Диккенс: «Приключения Оливера Твиста»

 
 
 
Книга 24. Николай Гоголь: «Петербургские повести», «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Книга 24. Николай Гоголь: «Петербургские повести», «Вечера на хуторе близ Диканьки»

 
 
 
Книга 25. Эмиль Золя: «Страница любви»

Книга 25. Эмиль Золя: «Страница любви»

 
 
 
Книга 26. Фенимор Купер: «Следопыт»

Книга 26. Фенимор Купер: «Следопыт»

 
 
 
Книга 27. Иван Тургенев: «Дворянское гнездо», «Дым»

Книга 27. Иван Тургенев: «Дворянское гнездо», «Дым»

 
 
 
Книга 28. Жорж Санд: «Лелия»
 
 
 
Книга 29. Александр Пушкин: «Повести Белкина», «Капитанская дочка», «Дубровский»

Книга 29. Александр Пушкин: «Повести Белкина», «Капитанская дочка», «Дубровский»

 
 
 
Книга 30. Проспер Мериме: «Хроника царствования Карла IX»

Книга 30. Проспер Мериме: «Хроника царствования Карла IX»

 
 
 
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт