Фото Максима ЛЮКОВА. (24 марта 2010)
Столица глазами приезжего

Столица глазами приезжего

Андреевский спуск, Майдан и Конча-Заспа - это, пожалуй, три самые известные точки. О них говорят и пишут. Главную площадь страны во время оранжевой революции показывали телеканалы многих стран мира. Андреевский спуск - это Булгаков и Голохвастов. Конча-Заспа - вообще заповедник толстосумов и чиновников высшего уровня. Туда я и отправился за первыми впечатлениями от Киева. Первые - они ведь, как правило, самые верные.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ №1: ЗА ПРОЕЗД НИКТО НЕ ПЛАТИТ?

Троллейбус-гармошка №23 червяком ползет в длиннющей утренней пробке. Сквозь грязные стекла пробиваются солнечные лучи. Слева - лесопосадка, справа - придорожный ресторанчик. Рядом в неаккуратную кучу свалены распиленные стволы деревьев. Зимой был ураган, и поэтому так много веток разбросано по всему городу. Странно, конечно, что до сих пор не убрали...

Спина кондуктора в зеленом жилете, кажется, намертво впаяна в сиденье - создается впечатление, что пассажиры интересуют его меньше всего.

- Не дергайся, никто не платит, - останавливает заросший мужик в демисезонном пальто мои бесполезные попытки подозвать «зеленую жилетку». - Приезжий?

На Майдане резвятся подростки.

На Майдане резвятся подростки.

- Ты парню голову не морочь, - встревает в разговор немолодая женщина. - Сейчас зайдет контролер и оштрафует.

- Да я год зайцем езжу, - лохматый назидательно поднимает палец вверх.

Дискуссия на тему «платить или не платить» разгорается быстро. Спорят громко и жарко, даже кондуктор в конце концов реагирует. С сонным видом и флегматичным вопросом: «Кому надо билеты?» - он идет по салону.

Троллейбус подползает к остановке. Вперед - в метро и на Майдан!

ВПЕЧАТЛЕНИЕ №2: ГЛАМУР МАЙДАНА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ В ДВАДЦАТИ МЕТРАХ

Главная площадь страны оказалась компактной и довольно уютной, совсем не такой бескрайней, как ее показывали лет пять назад по телевизору во время оранжевой революции. На экране казалось, что в длину Майдан не меньше трех-четырех километров!

Поэт Валерий Винарский готов говорить обо всем. Но стихами.

Поэт Валерий Винарский готов говорить обо всем. Но стихами.

Сейчас здесь крутятся небритые дядьки в костюмах зайцев и медведей с фотоаппаратами наперевес. Предлагают туристам фото за 10-15 гривен. Вокруг чистенько. Подростки гоняют на скейтах, уборщики суетятся, выметая каждый окурок, заложив руки за спину, с независимым видом прохаживаются ППСники…

Гламур заканчивается в двадцати метрах. Исписанные «заборными» словами витрины и стены дорогих магазинов, ржавые железные конструкции, заведенные под остов пятиэтажного здания… Наверное, чтобы не рухнуло. Пешеходная зебра практически полностью стерта, хотя, наверное, не успели обновить после зимы?

От Майдана до туристической Мекки Киева - Андреевского спуска - рукой подать. Веселый мутный ручей талой воды несет окурки, смятые пачки из-под сигарет и грязные кульки. Стайка кудлатых псов, поджав хвосты и ежесекундно озираясь, чтобы не получить пинок, хлебает из лужи. На обочинах развешены картины киевских художников. Море, деревенский домик, зимняя деревня, ярко-оранжевая половинка лошади, снова море… От разноцветья рябит в глазах. Тут же - сувениры, деревянные булавы и аляповатые футболки.

- Подходи - удивлю бесплатно, - зазывает всех седой мужик за небольшим столиком, где разложены какие-то книжки и дисковый плеер.

Это Валерий Винарский - литературный уникум, известный всей Украине. Он готов выпалить четверостишие с любым заданным словом.

- Постойте, удивлю, - обращается Винарский к каждому прохожему. - Скажите слово или понятие.

- Женщины, - не долго думая говорит остановившийся тинейджер.

- Есть женщины серьезные, есть женщины стервозные, хоть очень ценим первых, но женимся на стервах, - выдает рифмованную прозу жизни поэт.

Поставить его в тупик мне тоже не удалось - упражнялись полчаса. Задавали и «гипотенузу», и «квадрат». В конце концов добрались до «планетария». Тщетно. На все готово ироничное или глубокомысленное стихотворение.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ №3: НЕ ВЕЗДЕ НАМ РАДЫ

Последний пункт моего путешествия - Конча-Заспа. Бетон и железо мостов и проспектов сменяются уютной зеленью. Правда, все деревья за забором. Кажется, что поселок в осаде. Но въезды все-таки есть, некоторые даже без шлагбаумов.

Мне интересно посмотреть на виллу Черновецкого. Где она находится, знает, как говорится, «каждая собака» - все, у кого мы спрашивали, с охотой подсказывали дорогу. Высокий домина оплетен виноградником. За открытыми настежь автоматическими воротами виднеется «Мерседес». Аккуратная дорожка уходит налево.

- Не надо здесь гулять, - преграждает нам путь охранник в камуфляже и провожает назад до шлагбаума…

P.S. Я возвращался в съемную квартиру со смешанными чувствами. Центр столицы прибран, а на окраинах до сих пор лежат сваленные декабрьским буреломом деревья. Правда, и здесь есть исключения - Конча-Заспа вычищена до блеска. Многие киевляне, если я правильно понял, не платят за проезд. А прямо на улице литературные таланты зарабатывают на жизнь, развлекая публику. Казалось бы, обычный мегаполис, каких десятки. Ан нет. Есть в этом городе что-то, что пока не затоптали в грязь. Душа, наверное.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт