Екатерина КУЛАГИНА, наш спец. корр. (6 ноября 2008)
Американцы проголосовали за перестройку

Американцы проголосовали за перестройку

Это была совсем не моя страна, не моя история, вот только мурашки побежали по коже, когда в восемь часов вечера 4 ноября по ТВ онлайн начали передавать первые итоги президентских выборов в США.

Я сидела в баре маленького городка Омаха в срединном штате Небраска. Рядом, не отрывая глаз от экрана, плакали простые американцы. Те, кто никогда раньше не интересовался выборами, кто и так был всем доволен - своей стабильной работой, своими свежими гамбургерами, своими невысокими налогами. Тем, что, по их мнению, они проживают в самой лучшей и демократической стране.

Но наступил финансовый кризис, и все в одночасье переменилось. На избирательные участки Америки вдруг пришли те, кто раньше не знал туда дорогу. Это не бедняки и маргиналы выбрали 4 ноября Барака Обаму. А банкиры, выселяющие людей из домов за просроченные долги, работодатели, которые выгоняют специалистов в один день - утром пришел на работу, в обед уже свободен с картонной коробкой, военное командование, не желающее возвращать солдат с далекой войны.

Президента выбрала депрессия

«Мой племянник погиб 4 сентября 2006 года в Ираке, - говорит Элеонор. 

- Я пошла на эти выборы как будто бы и за него тоже - это наш Дэвид отдал сегодня свой голос за Обаму, который хочет прекратить ту войну».

Депрессия, усталость, неверие в свое будущее - вот электорат демократов.

«Обама много говорит, и никто не знает, выполнит ли он то, что так широко пообещал, сенаторы вообще болтать-то любят, - горько усмехаются американцы. - Но по-любому другой кандидат, от республиканцев, в такое тяжелое для Америки время невозможен».

У Обамы нет времени ждать, чтобы ему поверили. Он не вправе долго заниматься перестройкой экономики. Люди ждут перемен сейчас. Нет, даже вчера. Сможет ли 44-й президент Америки за короткое время переломить ситуацию в стране, как это сделал когда-то Рузвельт? 

«Хуже, чем теперь, будет вряд ли!» - говорят здесь.

Частные накопления пенсионеров, вложенные в акции Нью-Йоркской биржи, упали за осень на двадцать процентов. Около трети граждан находятся всего в размере одной зарплаты от личного дефолта. Стоимость домов и квартир снизилась почти наполовину.

«Продается. Две ванны. Две спальни. Срочно. 73 тысячи долларов», - красуются таблички-объявления вдоль дороги. Многие вынуждены отдавать дома за бесценок, чтобы только расплатиться с возросшими из-за форс-мажора процентами за кредиты. Механизма, который бы защищал потребителя от произвола, нет вообще.

«Что вы хотите, все сегодня плохо живут. У нас даже есть несколько сенаторов, я знаю по крайней мере троих из них, которые едва сводят концы с концами. Зарплаты государственных чиновников не хватает ни на что», - объясняет законодатель штата по фамилии Нилсон.

Так вот чем коренным образом отличается Америка от нас, оказывается, у них чиновники живут на одну зарплату.

«Явка совершенно нереальная!»

Вечером в день выборов в Омахе - пробки. Небольшие, просто квартал города, в котором расположен центральный избирательный офис, перекрыли полицейские машины.

20.00. К штабу избирателей торжественно подъезжают вереницы авто. Это из трехсот ближайших избирательных участков привезли на детальный пересчет кипы бюллетеней для голосования. Их быстро тащат внутрь штаба волонтеры.

Вообще около половины избирателей 4 ноября уже не ходили на выборы, потому что проголосовали досрочно, отстояв нешуточную очередь в единственный открытый для этого участок округа.

Больше всего меня потряс старик в инвалидной коляске, который стойко держался в очереди около полутора часов. А еще потрясли его соседи - вперед ветерана не пропустил никто. «Это бы его обидело, - объяснили мне. - Он отдает свой гражданский долг и не требует для себя поблажек!»

«Последние дни работа у нас начиналась в пять тридцать утра. Вчера мы обработали 60 тысяч бюллетеней досрочников. Сегодня - около 200 тысяч. Явка совершенно нереальная, больше 60 процентов, целыми семьями на машинах приезжают», - говорит глава центрального избирательного участка этого округа Омахи республиканец мистер Фипс. 

Его назначил на ответственный пост губернатор штата - аналога Центризбиркома за океаном не существует. Фипс, в свою очередь, сам выбрал себе заместителя - женщину и убежденную демократку по имени Лайса Уиз. Политкорректность! И теперь миссис Уиз постоянно, следуя правилам игры, следит за своим начальником, чтобы тот не подсуживал республиканцам.

Помирились в постели

«Обама! Обама!» - скандируют люди в баре, как болельщики на футбольном матче. Время около десяти вечера.

Кандидаты набирают очки. Маккейн - 63, Обама - 108. «Барак должен обязательно победить в Пенсильвании. Там почти 40 голосов выборщиков. Победит в Пенсильвании - победит везде», - объясняет мне демократ, который раньше был республиканцем.

Обама и впрямь лидирует уже почти везде. «Болельщики» гордо показывают свои значки с изображением будущего первого чернокожего президента. «Ну как можно было отдать голос за этого Маккейна, если он свою первую жену бросил? - фыркает Маргарет, домохозяйка, пришедшая в бар с мужем. - Жена Джона когда-то попала в автоаварию, стала инвалидом, и он ее оставил, испугался трудностей, сказал, что нет у него к ней больше любви. Значит, он может испугаться и сейчас:   если наша нация окончательно впадет в трудности, он тоже разлюбит Америку?»

«Республиканцы очень некрасиво повели себя в отношении политической рекламы, они понаснимали агиток против Обамы, в которых показывали, что он говорит на диалекте бедноты, но это возымело совершенно другое действие. Пусть лучше Барак говорит неправильно, как все мы, трудяги, но не как книжные черви», - поддакивает муж Маргарет, усатый здоровяк работящего вида.

«Вообще-то я раньше, еще пару недель назад, тоже была за республиканцев, долго была, - признается вдруг Маргарет. - Такая у нас семья, коалиционная. Двоих детей тоже поделили. Дочка - за папу и Барака. Сын - за меня». «Примирялись только в постели, она у нас, как Конституция в США, - одна-единственная, - смеется супруг. - И в итоге решили прийти к консенсусу. Голосуем оба за Обаму».

…Все. Избрали. По ТВ показывают жену Барака, она плачет. И его самого, первого чернокожего президента США. Надпись на весь экран: «ИЗБРАН!»

В декабре останутся лишь формальности - выборщики штатов донесут свой голос до Вашингтона. После объявления результатов как по заказу люди начинают кричать, прыгать на столы, размахивать звездно-полосатыми флагами.

Но самое удивительное: все в пределах разумного - ни одного разбитого окна и сломанного стула. Даже на улицу орать никто не вышел и фейерверки не устраивал. Поздно уже, завтра всем на работу. Праздник кончился...

г. Омаха (штат Небраска).

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт