Снежана ПАВЛОВА Фото из личного архива Юрия Кулемесина. (30 мая 2008)
Капитан «Нефтегаз-67» Юрий Кулемесин: «Нам не помогли ни китайцы, ни французы»

Капитан «Нефтегаз-67» Юрий Кулемесин: «Нам не помогли ни китайцы, ни французы»

Комментарии: 8
Украинский буксир протаранило китайское судно. Погибли 18 наших моряков.

Рулевой судна, затонувшего у берегов Гонконга, уверен, что сделал в те роковые минуты все возможное. Когда мы узнали, что Юрий Кулемесин приехал в родной Херсон (а не ждет в Гонконге суда, как все думали), решили побеседовать с ним лично - ведь до сих пор толком никто не знает, как же затонул украинский буксир. Поначалу жена капитана Антонина была против встречи: мол, у мужа - сердце. Но Юрий все-таки согласился на откровенный разговор...

Накануне трагедии снились вороны и кладбище

На Юре лица нет от переживаний. Хотя приезд домой, к родным жене, дочерям и внуку, его, конечно, немного оживил.

- Ни разу в моей практике не было происшествий, - с грустью рассказывает капитан. - Буквально через три дня после рейса я должен был сдать смену другому капитану. И вот такая беда случилась…

Юрий - моряк бывалый. Закончив херсонскую «мореходку», с 83-го постоянно в море. Но именно этой весной, вспоминают родные, всех одолевала необъяснимая грусть, когда провожали в рейс кормильца.

- Мне ведь снился страшный сон, потом меня Юра ругал, что я ему об этом сразу не рассказала, - говорит Антонина. - Снилось, что я иду по дороге вдоль кладбища. А над головой летают три черных ворона и держат в клювах пушистых птенцов. Я была в шоке, когда через неделю позвонил судовладелец и сообщил о трагедии. Позже позвонил Юра. Рыдая, кричал мне в трубку: «Погибли ребята! Судно затонуло!»

Пес Пегас ждал товарищей на берегу

Беду предчувствовал и четвероногий друг экипажа - пес Пегас, который пять лет проплавал на «Нефтегазе-67». Но в прошлом году сменный капитан продал Пегаса зажиточному китайцу для разведения ценной породы лайки. За две недели до трагедии с буксиром пес сбежал. Его видели в тот роковой день на берегу Южно-Китайского моря - он не находил себе места, всматривался в даль моря, словно искал своих товарищей… Наверное, Пегас чувствовал, что переживал в те минуты его родной экипаж.

«Мы кричали, махали руками, но нам даже не пытались помочь»

…В ту ночь, 22 марта, было уже темно, когда на пути «Нефтегаза-67» вдруг возник китайский сухогруз «Яохай».

- Мы повернули вправо - хотели увеличить дистанцию расхождения, но «Яохай» почему-то последовал за нами! - вспоминать ту ночь Кулемесину очень трудно. - Мы были бессильны… Нас протаранили в бок. Чтобы понять уровень ущерба, представьте, если в кусок сыра загнать зубило и развернуть. Наше судно - массой в три тысячи тонн, а «Яохай» - все восемьдесят тысяч тонн! При столкновении «Яохай» тоже получил пробоину и двинулся на отмель. Нам же они не кинули ни одного спасательного круга!

- Как быстро затонул буксир?

- После удара вырубилась кнопка аварийной сигнализации, работала лишь с береговой службой. Я им трижды сообщил: «Мы тонем, нужна помощь!» Через секунд двадцать прибежал переводчик и вышел на связь с берегом. Только тогда нам ответили, что сигнал принят. В это же время я отправил матроса Макса Нежинского вниз, к экипажу - чтобы поднимались наверх. Никто - ни я, ни Господь Бог не могли знать, что мы утонем так быстро - всего за две минуты! Макс и 14 ребят спастись не успели, всех позже нашли в машинном отделении мертвыми. Они спасали судно, пытаясь закрыть другие отсеки, чтобы не проходила вода. У китайцев принято спасаться в первую очередь самим, украинцы в аварийных ситуациях действуют согласно правилам спасения судов.

 

Юрий Кулемесин с любимчиком экипажа Пегасом.

Юрий Кулемесин с любимчиком экипажа Пегасом.

- А где были остальные члены экипажа?

- Отдыхали в своих каютах. Почему не отреагировали, не знаю. Наверное, одолел крепкий сон. Я, третий помощник и китаец-переводчик покидали буксир, когда вода добралась до самой высокой точки - капитанского мостика. Еще спаслись буфетчица, моторист, начальник радиостанции и третий механик. Все мы очутились в воде, без жилетов. Глубина - 37 метров, температура воды - плюс 17. Мимо нас проходило французское судно «Берлиоз». Мы кричали, махали руками, но они нам даже не пытались помочь. Только через полчаса прибыл первый катер, хотя береговая служба находилась в двух километрах от нас.

«Сможем доказать свою невиновность!»

Первые выводы судей появятся не раньше июля. А пока независимые морские эксперты собирают все сведения для процесса. Капитан Юрий Кулемесин как специалист тоже дает свою оценку происшедшему.

- По международным правилам, китайцы должны были нам уступить дорогу, не пересекая наш курс. Но они недооценили ситуацию. Более того, береговые радары зафиксировали, как двигались суда. Заверяю вас - мы в этом столкновении не виноваты! Мне жаль, что родственники ребят, которым я безмерно сочувствую, верят искаженной информации.

А китайцы хотят отвести от себя удар, для них это престиж страны! Что говорить - впервые в мировой практике Гонконг предъявил обвинения двум капитанам.

После крушения наши моряки попали в гостиницу аж через сутки. До этого голодные, в мокрой одежде, без обуви их допрашивала морская полиция. Даже чашки чая не дали! Не разрешили и позвонить родным. Изменилось отношение к ним, когда приехали посол Украины в КНР Сергей Камышев и консул Жанна Лещинская.

- Я благодарен посольству Украины в КНР и консулу, которая сопровождала нас на всех допросах, - говорит Кулемесин, - а также правительству и президенту Украины за вовремя оказанную поддержку и помощь. Да и Минтранс с первого дня уделяет этой катастрофе особое внимания и делает все для проведения справедливого расследования. Я верю, что мы сможем доказать нашу правоту и невиновность.

КСТАТИ

Напомним, транспортно-буксирное судно «Нефтегаз-67» (владелец ГАО «Черноморнефтегаз», Украина) 22 марта в 21.30 столкнулось с китайским сухогрузом «Яохай» недалеко от Гонконга. Получив пробоину, наше судно затонуло. Из 25 членов экипажа семеро (один гражданин Китая и шесть украинцев) спаслись. Позже нашли тела троих наших моряков. Остальных 15 обнаружили 29 апреля на судне, когда подняли его со дня моря.

По информации пресс-службы Министерства транспорта и связи Украины, 17 июня в Гонконге Юрий Кулемесин предстанет в суде. Но не как обвиняемый, как пишут многие СМИ и как считают родственники погибших моряков, а как свидетель, представляющий потерпевшую сторону (см. «КП» от 29 мая).

загрузка...
загрузка...

Политика

Пять вопросов о  компромате Онищенко
Пять вопросов о компромате Онищенко 802

Народный депутат начал обнародовать тайные записи с известными и влиятельными людьми, которые, по его словам, в будущем могут иметь серьезные политические последствия.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт