КОСОВСКИЕ  ПОТРОШИТЕЛИ

КОСОВСКИЕ ПОТРОШИТЕЛИ

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН (Наши спец. корр.)

Сразу же после признания независимости Косово экс-глава Гаагского трибунала Карла дель Понте, уходя с высокого поста в заштатные дипломаты, так хлопнула дверью, что в Евросоюзе со всех потолков посыпалась штукатурка. Сосланная за ненадобностью послом в Аргентину бывшая судья сообщила всему миру, что новоиспеченной республикой Косово правят мясники - люди, сколотившие состояния на органах, изъятых у похищенных сербов. И вообще в годы войны в Косово «черная трансплантология» была поставлена на поток. Евросоюз стыдливо промолчал, «не заметив» заявления бывшей судьи. И без того с признанием вымороченной независимости Косово хватает проблем.

Журналисты «КП» отправились в эту сумеречную зону - искать следы чудовищных преступлений.

Откровения «железной Карлы»

Отрывки из книги экс-главы Гаагского трибунала Карлы дель Понте «Охота: я и военные преступники» сейчас не сходят со страниц белградских изданий. Вот лишь некоторые цитаты:

«Многие заключенные, наиболее молодые и физически выносливые, получавшие питание и не подвергавшиеся побоям, были переведены в другие места заточения (созданные албанскими боевиками Освободительной армии Косово - ОАК. - Ред.) в окрестностях Бурелл (север Албании), одно из которых представляло собой барачное желтое здание… Одна из комнат этого здания была оборудована для проведения медицинских операций в полевых условиях. Именно здесь хирурги удаляли органы из тел заключенных. Эти органы потом, как сообщили наши источники, направлялись в хирургические клиники за границу для трансплантации платежеспособным пациентам. Один из наших информаторов был лично задействован в доставке подобных посылок в аэропорт. Жертвы, лишившиеся одной почки, вновь возвращались за решетку в барак до момента своего окончательного убийства ради других жизненно важных органов. Таким образом, все заключенные барака были осведомлены об участи, которая ожидала их самих…

Среди переведенных в барак были также женщины из России, других славянских стран. Двое наших источников заявили, что помогали хоронить их тела неподалеку. По нашей информации, операции по контрабанде человеческих органов проходили под контролем и при активном участии офицеров ОАК…

В начале 2003 года следователи трибунала и ооновской временной администрации в Косово вместе с албанским судебным приставом посетили желтое здание. В тот момент дом был выкрашен уже в белый цвет. Его хозяин утверждал, что строение никогда не перекрашивалось, хотя наши следователи обнаружили желтые полосы по всей длине стен. Следователи также нашли части медицинских инструментов и пустые емкости из-под медикаментов, среди которых были составы, обычно используемые в хирургии для расслабления мышц...

Но из-за невозможности дальнейшего проведения следствия и недостаточности собранных доказательств трибунал был вынужден отказаться от расследования преступления».

Зато сразу после появления книги свои расследования начали проводить сербские журналисты. Репортеры газеты «Пресс» даже вроде нашли тот самый барак, который упоминает бывший генпрокурор Гааги. Однако вашим корреспондентам они о своей профессиональной удаче рассказывать почему-то постеснялись. Да и многие их коллеги скептически отнеслись к публикации фотографий в этом таблоиде.

- Они хотели сделать хорошее «мыло», но получился кусок дерьма, - так охарактеризовал нам в Белграде работу журналистов «Пресс» зам. главного редактора местной оппозиционной газеты «Правда» Александр Бечич. - Этот таблоид не раз ловили на лжи. Но доля правды в заметке есть. Ведь обо всех этих преступлениях многие сербы знали и до публикации книги. Министр юстиции Сербии Владан Батич передавал Карле дель Понте много материалов и по убитым, и по казненным, и по похищенным сербам.

Также были свидетельства, но не было точной уверенности в том, что шла торговля органами. Мне об этом рассказывал лет пять назад бывший глава военной разведки Сербии. Но разведчиков тогда никто не слушал. У сербских спецслужб были документы, что в концентрационных лагерях для сербов в Албании устанавливалась какая-то медицинская аппаратура. И эти свидетельства были переданы западным разведкам: «Мы не можем работать в Албании. Помогите нам с этим разобраться». Но никто ничего не сделал.

Американские и немецкие спецслужбы прекрасно знали о похищениях сербов в 99-м году. Раз они не отреагировали, то можно предположить, что эти страны тоже были вовлечены в эту сеть.

Как она работала? За органы платят хорошие деньги, на них покупаются наркотики из Афганистана. Героин перепродается в Западной Европе, и на вырученные деньги вооружается ОАК. Фактов было достаточно для обвинения и бывшего премьер-министра Косово Рамуша Харадиная, и нынешнего главы правительства Хашима Тачи и других албанских деятелей. Вместо этого в начале апреля Харадиная, обвинявшегося в убийствах мирных сербов, освобождают из гаагской тюрьмы. Он, мол, невиновен. Но у нас есть документально подтвержденная информация о 60 казненных лично им сербах. И еще о 300 убитых по его приказу. Освобождение Харадиная просто добило людей, потерявших своих родственников и свою страну.

Это странное решение трибунала стало для сербов не менее болезненной пощечиной, чем признание Западом независимости Косово. Полевой командир ОАК снискал славу албанского Басаева - жестокий, неуловимый и бескомпромиссный. Против него в Гааге должны были давать показания 9 свидетелей. Но все они во время суда умерли при различных обстоятельствах. Двоих застрелил снайпер, один погиб в автоаварии в Черногории, двое зарезаны, двое - служившие в косовской полиции - сожжены в своей машине, и еще двое были убиты в деревенском кафе в Косово.

В Сербии считают, что Рамуш Харадинай был одной из ключевых фигур в контрабандной сети торговли органами. Как и нынешний премьер Хашим Тачи.

- Тачи был уголовником, - провел нам перед отъездом в Косовску-Митровицу краткий ликбез по современной истории Косово депутат сербского парламента от радикальной партии Деян Мирович. - Сначала он занимался контрабандой наркотиков. Позже стал руководителем преступной группировки, а потом и террористической группы. Сейчас он друг США и Евросоюза. Так же и с Харадинаем. Он работал вышибалой в ночном клубе, позже стал руководителем террористической группировки. Он написал в предисловии к своей книге «Мир и свобода»: «Я убивал сербских полицейских, я убивал гражданских сербов и албанцев, которые были непослушны».

Так что я верю во все написанное Карлой дель Понте. И здесь, в Сербии, мы об этом знаем. У Харадиная был лагерь на озере Радонич, в Метохии. Туда свозили людей из Призрени, Печи, Джаковицы. Там проводились казни, там же отбирались люди для дальнейшей переправки в «медицинские центры». Ищите в Косово их родственников: это единственная зацепка. Думаю, остальные улики либо уничтожены, либо для их сбора понадобится начать боевые действия.

Сербам в анклавах терять нечего

Много кто слышал распространенное словосочетание «гуманитарная катастрофа», но мало кто знает, как это выглядит. В принципе любой сербский анклав подпадает под это определение. У гуманитарной катастрофы множество признаков - безработные парни и мужчины, слоняющиеся по улицам средь белого дня. Те, кто не слоняется, сидят в такси. Но клиентов нет, и ехать особо некуда. Убогие магазины, в которых ассортимент недотягивает до репертуара советского сельпо конца 80-х годов. Это свет, который дают три часа в день в произвольном порядке, и горы гниющего бытового мусора по обочинам - его некому вывозить, коммунальные службы, находящиеся во владении албанцев, в анклавах не работают. Люди, живущие в эпицентре гуманитарной катастрофы, не улыбаются - не с чего и незачем, счастья это все равно не прибавит.

За пару часов мы изучили самый благополучный анклав Косовску-Митровицу на севере Косово вдоль и поперек. В кафе с простреленными стеклами ждали магического часа: в 12.44 должен был начаться митинг.

Странное время для массового общественного мероприятия. Нам объяснили скрытый подтекст - 1244 - номер благополучно забытой резолюции ООН по Косово, в которой этот край был признан неотъемлемой частью Сербии. С тех пор все митинги в Сербии начинают без шестнадцати минут час. Впрочем, ООН от этого не холодно и не жарко. ООН - настоящая хозяйка своим резолюциям: захотела - выпустила, захотела - забыла. Мир, похоже, давно уже не волнует мнение благодушных бюрократов из «объединенных наций».

За окнами в пулевых дырках солдаты-румыны из КФОР расчехляли пулемет на маленьком броневике и грузили короба с патронами. Им было к чему готовиться: мы пили кофе на задах здания суда ООН, где был убит осколками гранаты украинский миротворец, наводивший в Косовской-Митровице конституционный порядок. Юристы сербские никак в этот порядок не вписывались, из-за своей неправильной национальности. Поэтому их попытались арестовать, вывести из здания суда и заменить на юристов национальности правильной - албанской. Миротворцы не учли, что психика обитателей анклава на грани взрыва уже много лет. И терять косовским сербам абсолютно нечего: родину у них уже отняли, взамен оставили нищету и полубессмысленное существование в ожидании чуда. Как нам говорили не раз, чудо в представлении сербов - это 250 тысяч русских добровольцев, а нас, журналистов «КП», они принимали либо за разведчиков, либо за передовой отряд...

Разумеется, при таких настроениях в анклаве невинная миротворческая операция закончилась бойней и массовыми беспорядками.

Сербы из анклава считают, что это была сознательная провокация. И то, что арестовывать сербских юристов послали именно «двоюродных братьев» из Украины - лишнее тому подтверждение. Уж слишком хорошо относятся украинские миротворцы к косовским сербам - нам про это не раз расскажут в южных анклавах, заблокированных албанскими поселениями.

«Сладкая жизнь» хранителей моста

По сути, сама Митровица даже и не анклав - фактически она граничит с Сербией, но город поделен на две части - албанскую и сербскую - мостом. С сербской стороны у моста есть неофициальная охрана, и эта маленькая деталь очень четко показывает, кто в сложившейся ситуации агрессор, а кто обороняется. На скромном обелиске с сербской стороны - четыре десятка фамилий погибших. Албанцы не раз пытались присоединить сербскую часть анклава, и на мосту разыгрывались кровавые сражения. Сейчас здесь тихо, только в никогда не закрывающемся розово-гламурном кафе под названием «Дольче вита» (Сладкая жизнь. - Итал.), сидят угрюмые парни с мощными загривками бойцовских псов. Их называют неофициально хранителями моста, и, как это было не раз, в случае чего они первые должны остановить толпу албанцев.

«Хранители» встретили нас настороженно, разглядывали пристально и откровенно враждебно. Официант двигался как сомнамбула, и лицо его выражало простую и ясную мысль:

- Чо тут забыли?

- Една кафе, една кисла вода, - попросили мы у него чашку кофе и минералку, добавив на русском, что мы журналисты из России, пишем про косовских сербов. Официант мгновенно очнулся и спустя минуту доложил сей факт «хранителям». Лица бывших или потенциальных «военных преступников» как-то разгладились и подобрели. Нас усадили за «авторитетный» столик с видом на мост, а через минуту в кафе появился лидер местного Национального союза сербов Небойша Йовович.

- Многие политики, теряя свои позиции, начинают писать разоблачающие книги. - Небойша был подчеркнуто сдержан и избирателен в выражениях. - Раньше Карла дель Понте просто не хотела об этом писать, потому что ей бы пришлось начать расследование преступлений, связанных с торговлей органами. Для политики Евросоюза в Косово это был бы просто убийственный шаг. Фактов для возбуждения дела о геноциде вполне достаточно. Нам известно о 1200 похищенных сербах. Еще 1700 сербов были убиты. Точно сказать не может никто. Сербов похищали по всему Косово. Пропадали люди и из Приштины, причем не крестьяне какие-нибудь, а врачи. Были похищены несколько докторов, один из них - известный в Косово хирург Андреа Томанович. Тело его так и не нашли. Вообще удалось найти тела лишь 30 процентов пропавших - это, как правило, старики, которые для трансплантологов не представляли никакого интереса... Попробуйте пробраться на юг, к границе с Албанией. Не вздумайте общаться на эту тему с албанской администрацией - пропадете. Говорите только с сербами. При албанцах общайтесь по-английски.

Утром мы поняли, что оказались почти в горах. Анклав затянуло непроглядным ледяным туманом. За нами приехали - из белого молока вылезла красная морда джипа, и косовские номера на машине были заклеены кусками картона. Перед мостом, разделяющим сербскую и албанскую часть Митровицы, наш водитель серб Душко снял картонки. Две сотни метров, колючая проволока, пост КФОР - и в нашем телевизоре как будто появился цвет. Чистые, выметенные улицы, яркие вывески на латинице, витрины, оформленные с турецко-цыганским шиком. Американские флаги над каждой автомойкой. Новое албанское Косово еще не закончило праздновать Победу. 

Продолжение читайте в следующем номере.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа в Донецке косметологомsinoptik.uaфильм Филомена в кино