Александр МЕШКОВ, Фото автора. (16 апреля 2008)

Как я был гвардейцем Чавеса. Часть 2

Наш аполитичный корреспондент Александр Мешков отправился в Венесуэлу, чтобы положить конец этой неопределенности. И вот что из этого вышло.
 
Продолжение. Начало в номере за 15 апреля
 
Краткое содержание
 
Наш корреспондент прибыл в Венесуэлу встретить фрегат «Паллада». Но судьба бросает его то в Национальное собрание Венесуэлы, то в военно-морскую академию, где он обретает влиятельных знакомых.
 
В поисках нужной формы
 
Один большой человек обещал устроить мне интервью с президентом Чавесом. Но я хотел встретиться с ним как солдат с солдатом: в такой же военной форме, как у него. В центре Каракаса встречаю солдата 46-го размера:
 
- Продай, братишка, мне свою форму! Я тебе дам за нее 10 долларов!
«Ты тоже можешь стать резервистом!» - гласит плакат на плацу военной академии. Я понял это буквально и пошел искать военную форму.
«Ты тоже можешь стать резервистом!» - гласит плакат на плацу военной академии. Я понял это буквально и пошел искать военную форму.
 
Смеется:
 
- За 10 не могу. Поезжай в Фуэрте Тьене, в военную академию. Там с кем-нибудь договоришься.
 
Сажусь на метро и еду на окраину Каракаса, в Эль Вале, где расположен военный город Фуэрте Тьене, окруженный огромным забором и колючей проволокой. Через КПП туда-сюда проезжают машины. Солдаты проверяют документы. Мимо меня проходит рядовой афровенесуэлец.

 
Уго Чавес находит подтверждение правоты своей линии в статье своего друга Фиделя Кастро.
Уго Чавес находит подтверждение правоты своей линии в статье своего друга Фиделя Кастро.
- Солдат! Можно спросить? - начинаю я разговор, как заправский цыган. Афровенесуэлец с любопытством подходит.
 
- Мне нужна такая форма, как у тебя! Продай! Я тебе дам пять долларов.
 
Солдат задумался. Почесал репу. Посмотрел в голубое бездонное небо. Посчитал что-то в уме.
 
- Там вдали, на территории училища, за стадионом, есть военный магазин, где ты сам можешь купить себе военное снаряжение. Если есть разрешение.
 
- Проведешь меня внутрь?
 
- Без проблем, приятель. Двадцать боливаров.
 
Себастьян, так звали солдата, поговорил с часовыми на КПП, и через минуту мы уже бодро маршировали по территории воинской части. Мы шли минут сорок по ухоженному военному городку мимо учебных корпусов, аллей и парков, больших ангаров, огороженных колючей проволокой.
 
- А что это за дома? - спрашивал я с нескрываемым любопытством дальнего провинциального родственника, оказавшегося в столице.
 
- Это - казармы курсантов, а там - дома офицеров, - охотно пояснял мне мой проводник. - Здесь, в корпусах, танкисты учатся.
 


 

Вот она - колыбель венесуэльских танкистов и кавалеристов.
Вот она - колыбель венесуэльских танкистов и кавалеристов.
- Ого! У вас тут и танк есть? - удивился я.
 
- Почему - танк? - обиделся солдат за свою Отчизну. - У нас много танков. Вон, за горами - полигон, там их до фига. Там и самолеты есть!
 
Мы приехали в магазин. Но мне не везло, магазин в этот день не работал. Я чуть не заплакал от досады. Заплатить 20 боливаров и остаться, мягко говоря, с носом!
 
- Есть еще одно место, где можно добыть форму, - успокоил меня Себастьян. - Типа склад-мастерская. Прямо, потом налево и снова прямо. Там обмундирование военным по фигуре подгоняют. Ты, может быть, там что-то подберешь. Только я не смогу тебя проводить, - он посмотрел на часы, - мне в наряд заступать. Склад от врагов охранять.
 
«А вас, Мешков, я попрошу задержаться!»
 
Я зачарованно бродил по военному городку, наблюдая неспешную военную жизнь. Здесь было все: магазины и примитивные уличные фитнес-центры, открытые бассейны, где плескалась счастливая военная детвора и взрослые, парикмахерские и кафе, школы для детей военных и служащих, жилые дома и казармы, полигоны и склады горюче-смазочных материалов, гаражи и ангары для боевой техники. Был даже свой ипподром, где девушки-курсанты в этот день сдавали зачет по кавалерийской подготовке, демонстрируя курбеты, троп, мах, шанже, кантер, травес, курцгалоп. Я уже забыл о коммерческой цели своего прихода, как вдруг неожиданно наткнулся на то, что искал. Это было небольшое, пахнущее обувным магазином, помещение, цейхгауз, заваленный военной формой. Одна женщина строчила на машинке, подгоняя форму под нужные размеры, пришивая нашивки, другая - принимала заказы. В помещение заходили курсанты, солдаты, старшины, офицеры, забирали заказы и выходили восвояси.
 
- Мне нужна форма моего размера! - заявил я решительно.
 


 

Именно таким бравым гвардейцем я и хотел предстать перед Чавесом.
Именно таким бравым гвардейцем я и хотел предстать перед Чавесом.
Женщина, пожав плечами, покопалась в шкафу, достала из целлофанового пакета зеленый мундир национальной гвардии Венесуэлы и приложила к моим костистым плечам. Он пришелся мне впору. Форма обошлась в 120 боливаров. И в тот самый момент, когда, расплатившись с добрыми венесуэлками, я протянул руки за предметом своей мечты, за спиной весенним громом прогрохотало:
 
- Документы!
 
В дверях стоял патруль: сержант и два солдата. Я дрожащими руками протянул сержанту паспорт. Сержант долго, как Тору, изучал мой паспорт, потом спрятал его в карман.
 
- Один здесь? - спросил он, пристально вчитываясь в мое левое плечо. Я понял, что, как всегда, прокололся на мелочи: собираясь на военную базу Венесуэлы, я оделся в майку-алкоголичку без рукавов, а на левом плече предательски красовалась игривая наколка «Hollywood. Los Angeles. USA», нелепое наследие моего пребывания в Америке.
 
- Вам придется пройти с нами!
 
Не имей сто рублей, а имей друга-адмирала
 
Я шел, гордо подняв голову, как легендарный Орленок. Конечно же, не думал я, что меня ведут сразу на расстрел, но мерзкий холодок в штанах все-таки ощущал. В караульном помещении я неожиданно для себя перешел в решительное контрнаступление.
 
- Знаете ли вы, сержант, что еще вчера я выступал в вашем парламенте? - Я протянул ему визитные карточки вице-спикера Фернандеса и адмирала Бичио. - Мне аплодировали стоя! - добавил я с пафосом. Сержант насторожился, внимательно изучая визитную карточку адмирала.
 
- С вашего позволения, я позвоню своему другу, адмиралу Бичио, или начальнику департамента военно-морской разведки вице-адмиралу Сальваторе Камарату. А вы потрудитесь объяснить им, за что я задержан.
 
Я преувеличенно нервно стал набирать номер на мобильном, который в Венесуэле вообще не работал.
 
- Угомонись, приятель, - успокоил меня потрясенный высоким социальным статусом моих друзей сержант. - Если ты ничего не нарушил, через десять минут уйдешь. - Он стал звонить куда-то, что-то быстро и взволнованно говорить, с выражением зачитывать мои паспортные данные. После чего торжественно, как цеховой парторг членский билет, вручил мне паспорт. Я забрал СВОЮ форму рядового национальной гвардии Венесуэлы, и сержант проводил меня за рубеж высшей военной академии.
 
- Никогда, слышишь, никогда не надевай военную форму в Венесуэле! - крикнул он мне на прощание. Тогда я еще не знал, что невыполнение приказа венесуэльского сержанта дорого мне обойдется.
 

Продолжение в следующем номере.
загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа для психолога в ДонецкеисточникШоуни Смит