Куба: секс как семейный бизнес. Часть 3

Во время деревенского праздника озорная девчонка завлекла беззащитного журналиста в свою комнату...
 
Берегись, бледный мен, коварства юной Кармен
 
- Вот это моя комната! - сказала девчушка, закрывая за собой двери на засов. Со двора слышались звуки зажигательного танца. Фальшиво подпевая, энергично дрыгая бедрами, юная блудница элегантно сбрасывала с себя немногочисленные одежды: шорты, майку, трусы. Я в панике суетливо пытался открыть засов, но девушка тянула меня за руки, танцуя со мною ламбаду. Она, смеясь, штурмовала мои редуты, наступая на меня своей папайей, недвусмысленно тыча мне в нос презервативом.
 
- Ты это... прекрати, крошка, - вырывался я от нее. Открыв наконец-то засов, я позорно бежал с поля боя, спотыкаясь и матерясь. Во дворе за столиком сидел, развалившись, чернокожий громила с выпученными глазами, похожий на Надежду Константиновну Крупскую, только черную. Перед ним стояла бутылка рома. Второй мужик, помельче, стоял рядом.
 
- Ола! (Привет! - исп.) - приветствовал я их мимоходом и попытался незаметно прошмыгнуть мимо.
 
- Постой! - остановил меня рукой за майку мелкий мачо.
 
- Сигар мне не надо, - предупредил я.
 
- Садись! - сказал мрачно Крупский. Я благоразумно последовал его приглашению.
 
- Соледад еще нет восемнадцати, - грустно заметил он, раскуривая душистую сигару.
 
- Ничего! - успокоил я его. - Будет еще. Кстати, кто он, этот твой Соледад?
 
- Это та девушка, с которой ты только что переспал, - сказал он и добавил со значением: - Она моя сестра.
 
- Сестра-а-а-а-а? - протянул я. - Хочу тебя успокоить: она осталась невинной. Видит Бог, у нас ничего не было.
 
- Слушай сюда, беложопый! - отчего-то вдруг рассвирепел братец Соледад, стукнув по столу. - Если хочешь уйти отсюда целым, плати сто песо!
 
- Сто? За что? - рявкнул я тихонько. - За дерьмовый приватный танец?
 
- Мой дядя работает в милиции! Понял? - продолжал свирепствовать Соледадин брат. - И когда он придет сюда, то составит протокол, а мы будем свидетелями. И ты сядешь на двадцать лет.
 
- Давай сюда дядю! - сказал я, хотя не очень хотел его видеть. - Пусть делают экспертизу. А я позвоню консулу и своему адвокату.
 
Я достал свой разряженный мобильник и стал беспорядочно тыкать пальцем по кнопкам. В это время спустилась маленькая коварная стерва Соледад. Она бесстыдно села напротив меня.
 
- Хорошо! - согласился брат, с интересом разглядывая мой мобильник. - Семьдесят песо - и разойдемся как друзья.
 
Сошлись на тридцати, как настоящие, закадычные амигос. Он даже налил мне рому, а коварная Соледад проводила до дому. Друзья мои! Будьте осторожны! Они там все родственники! У них семейный бизнес!
 
Ромопитие во Камагуэе
 

На Кубе, пообщавшись с местной красавицей, есть риск познакомиться с ее братом.
На Кубе, пообщавшись с местной красавицей, есть риск познакомиться с ее братом.
Я снял комнатку в уютном домике на окраине городка Камагуэя. Хозяин апартаментов Луис настойчиво тыкал мне под нос лицензию, чтобы я не сомневался в его честности. Кроме аренды квартиры, он занимался безнадежным бизнесом: делал бусы и сувениры. Вечером, перед сном, мы немного поговорили о политической ситуации в мире, о невыносимой легкости кубинского бытия и выпили с ним по рюмке. Трудно было не заметить, как его чернокожая жена Фернанда мечет в меня страстные молнии, но я не придал этому значения.
 
- Я слышал, что кубинские женщины не любят кубинских мужчин, - чтобы как-то скрасить вечер, спросил я с присущей мне тактичностью. Воцарилась неловкая пауза.
 
- А за что их любить? - произнесла мрачно Фернанда, глядя на мужа. - Живут за счет женщин, работать не хотят. Бусы они делают! Твои на хрен никому не нужны! Вы купите бусы? А ведь он специалист - составитель поездов, а лепит игрушки.
 
- Я не собираюсь гнуть спину на государство за 12 долларов в месяц! - повысил голос Луис. - У меня одна жизнь! Вот ты, Алехандро, сколько зарабатываешь в месяц?
 
- Когда как... - туманно ответил я. Мне стало вдруг стыдно за свою зарплату.
 
- А мне, значит, за 12 долларов можно вставать и каждое утро идти в проклятую школу! - возмутилась Фернанда (она вкалывала учительницей начальных классов). - Чтобы ты мог пожрать! И выпить! Она в сердцах забрала бутылку со стола и унесла ее на кухню. Далее разговор шел на повышенных тонах на великом испанском матерном.
 
- Спокойной ночи, Луис, Фернанда! - Я манерно откланялся и спешно отвалил в опочивальню.
 
Кофе в постель
 
- Алехандро! Ты проснулся? - разбудил меня поутру нежный голосок Фернанды. В руках - поднос с дымящейся чашкой кофе. Поставив его на тумбочку, она ласково провела рукой по моим жидким, покорным вихрам. Я вдруг почувствовал себя одиноким цветком мака в бескрайнем поле конопли.
 
- Будешь моим чико, - не то спросила, не то приказала она и стала споро раздеваться.
 
- А муж? - вскричал я в страхе, будто меня собирались кастрировать.
 
- Он вернется только завтра! - беспечно сказала она, залезая ко мне под простыню, аннексируя половину кровати. Секс, как я убедился вновь здесь, - часть семейного бизнеса.
 
- Фернанда! - вздрогнул я от душераздирающего мужского крика с улицы. Сердце мое оторвалось от плоти и упало в бездну паха. Луис вернулся! Проклятая, неуемная журналистская жажда открытий новых! Опять она подставила меня!
 

 
 
Александр Мешков ждет ваших откликов на сайте.
загрузка...
загрузка...

Политика

Пять вопросов о  компромате Онищенко
Пять вопросов о компромате Онищенко 828

Народный депутат начал обнародовать тайные записи с известными и влиятельными людьми, которые, по его словам, в будущем могут иметь серьезные политические последствия.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт