Тайна последних часов Сталина

Тайна последних часов Сталина

Комментарии: 10
5 марта 1953 года (как считается официально) умер Сталин. Но и через 55 лет после смерти тайна того, как «ушел» «вождь всех народов», остается во многом загадкой. Людей, близко стоявших к Сталину, сегодня можно пересчитать по пальцам, а его охранников - тем более. По их словам, историк и публицист Николай ДОБРЮХА - единственный, кому они так откровенно рассказали все или почти все, что помнят о своем Хозяине. «КП» публикует отрывки из его новых расследований.
 
ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ
 
Когда Хозяина не стало, Берия вышвырнул нас всех
 
КОЗЛОВ Константин Федорович, родился в 1924 г. В охране Сталина с мая 1947 г. Закончил службу в 1984 г. Последнее время работал замначальника охраны министра обороны СССР Д. Ф. Устинова.
 
...После соответствующей подготовки меня (примерно в июле 1944 г.) направили поначалу охранять правительственную трассу. Я научился по звуку мотора определять, какому вождю какой автомобиль принадлежит...
 
Когда меня перевели охранять дачу Сталина, руководил нами полковник Петр Николаевич Тюрин, бывший замом начальника Первого управления охраны. Начальником был полковник Раков. Первое управление охраны отвечало только за безопасность Сталина. Второе же управление - за остальное высшее руководство. Оба управления входили в ГУО - Главное управление охраны под командованием генерала Н. С. Власика... Перед тем как Сталин должен был куда-то выехать, туда приезжали мы, и Тюрин организовывал общую охрану объекта...
 
Наша группа, которая охраняла Сталина, как говорится, по периметру, считалась комендантской, потому что составляла комендатуру Главной дачи Хозяина. Эта дача находилась в Волынском (теперь Кунцево или Давыдково) и называлась Ближней или Зеленой (из-за цвета сталинского дома). В комендатуре дачи служил, насколько я помню, 101 человек.
 
Сама дача и примыкавшие к ней постройки (для кухни, гаража Сталина и для непосредственно обслуживавших Сталина людей) были окружены забором, внутри которого вокруг дома Хозяина несли круглосуточное дежурство 6 постов выездной охраны. Этот забор, в свою очередь, был окружен, так сказать, фильтрационной территорией, огражденной вторым забором с двумя воротами. Первые - главные или гостевые. Вторые - хозяйственные... По этому периметру, если мне память не изменяет, стояли 13 наших постов.
 
Помимо забора вокруг самой дачи и более высокого второго забора (чтобы не был виден первый!), был (в лесной части) еще и третий забор... из колючей проволоки. Между вторым забором и колючим ограждением на ночь выставлялись овчарки.
 
...Мне приходилось нести службу на одном из 13 постов и на хозяйственных воротах. Над каждым постом был «грибок», оборудованный внутренним телефоном и морским прожектором: как включишь - сразу все видно!
 
На главные ворота ставили только старших офицеров из старослужащих, в число которых я (тогда еще очень молодой человек) не входил. При этом важно иметь в виду, что вся наша комендатура подчинялась еще и главному телохранителю Сталина Хрусталеву, хотя непосредственным ее начальником был полковник Корольков. Видеть Хрусталева приходилось часто, но, конечно, не каждую неделю, потому что он все время находился при Хозяине. Распорядок в комендантской группе был такой: 3 часа на посту, 3 часа в резерве, 3 часа отдыхаешь...
 
Дежурство на главных воротах происходило с большой ответственностью. Обязательно велся журнал, в котором отмечалось: кто, когда и на какой машине приехал и уехал. Стекла в машинах были незатемненные. Поэтому было видно, кто сидит в машине. Однако багажник открывать не требовали и оружие у охранников приезжавших к Сталину гостей не забирали. Разумеется, мы и сами всегда были при оружии с боевыми патронами. Для несения службы каждому из нас выдавали: нож, пистолет «Вальтер», наган и автомат Калашникова... Работу по досмотру машин с гостями на главных воротах выполняли обычно два майора. Один выходил к машине и смотрел: кто в машине, что в машине. И если все в порядке, второй по его команде открывал ворота. Однако не берусь утверждать: записывали ли в журнал, когда приезжал Берия...
 
На хозяйственном же въезде, где доводилось дежурить и мне, досмотр был более тщательный... Мы обязательно осматривали багажники и все сомнительные места прибывшего транспорта.

Охранники Сталина вскоре после смерти вождя. Кружком обведен Константин Козлов.
Охранники Сталина вскоре после смерти вождя. Кружком обведен Константин Козлов.
 
«Не поедешь? Посадить!»
 
Настораживает, что сразу после смерти Сталина всех, кто работал на этой даче, буквально выслали из Москвы. Странно, но даже доярки (когда Сталин выезжал на юг, туда же отправлялись 2 его коровы и доярка) были отправлены, как говорится, за тридевять земель. Мне же повезло: меня 22 апреля 1953 года выдворили всего лишь во Владимир.
 
...Старостин, Горундаев и Туков упросили Берия принять их. Они хотели узнать: в чем дело? В чем причины такой категорической исключительности и спешности? Берия их принял. Примерно в полвосьмого вечера выходят они от Берия (дело было, как сейчас помню, на Кузнецком мосту), выходят и говорят: «Ребята, мы поехали... Нам вручили билеты, чтобы выехали сегодня же!.. Сказали: чем скорее с глаз долой - тем для вас же будет лучше...»
 
Один из нас (Луньков Саша) говорит: «Никуда я не поеду!»
 
«Ах, не поедешь?.. Посадить его!» Его тут же в одиночку. Суток трое отсидел, пока мы его вызволяли. Специально ходили на прием к Ворошилову. После всего этого нам ничего не оставалось, как побыстрее убраться из Москвы...
 
Когда я вспоминаю, как разгоняли всю охрану и обслугу, работавшую на даче, где умер Сталин, мне каждый раз не дает покоя вопрос: «Почему Берия так же, как нас, не разогнал сотрудников с других сталинских дач?» На этот факт никто до сих пор не обращал внимания и никто его никогда не обнародовал. Сказать же об этом следовало бы обстоятельно, а именно: разогнав комендатуру Ближней дачи, которая числилась под № 1, сталинскую комендатуру под № 2, которая была в Кремле, Берия не тронул. Не тронул и комендатуру № 3 на даче Сталина в Липках. Остались на месте и комендатуры Дальней сталинской дачи в Семеновском и в Зубалове, где жила дочь Светлана.
 
Слух, что из всей обслуги Ближней дачи Берия не выслал только коменданта сталинского дома И. М. Орлова, который якобы на момент смерти Сталина «только что пришел из отпуска и был выходной», не соответствует тому, что было на самом деле. В действительности дело было так... Во всяком случае, так между нами, охранниками, обсуждался произошедший с Орловым случай, за который Сталин приказал Орлова с дачи убрать. Причиной стала беличья шуба... Незадолго до своей смерти Сталин заказал Орлову шубу для зимних прогулок. И попросил, чтобы шуба была потеплее и полегче. Ну Орлов и заказал ему легкую шубу из белки. Когда он принес эту шубу, Сталин чуть из себя не вышел: дескать, если мне будут шить такие царские одежды, я буду обходиться государству слишком дорого... разучились считать народные копейки... не из своего кармана платите... Короче, приказал, чтобы Орлова близко на Ближней даче не было! И Орлова отправили на Дальнюю. А когда Сталина не стало, Орлова вернули обратно. Он хорошо знал хозяйство дачи. Это было важно, так как здесь собирались открыть музей Сталина.
 
«Как мы рыбачили со Сталиным»
 
...Вспоминается, как мы форель ловили для Сталина. Человек 10 нас было. Забросили невод в озеро Рица. Тянем за канаты. Сталин (в форме), Поскребышев и Власик ходят по берегу - наблюдают, как мы тянем. Тянем-тянем, а вытянуть не можем. Оказалось, в сеть попала верхушка дерева. Сталин смотрел-смотрел, как мы мучаемся... вдруг говорит Власику и Поскребышеву: «Что стоите? Помогать надо!» А они в белых кителях. Однако что делать, если Сталин приказал?! Выпачкались так, что, наверное, долго избегали ездить на рыбалку с Хозяином... Хозяин, кстати, большую рыбу не любил. Говорил: «Мне бы помельче - она вкуснее!» В рыбе он толк знал. И сам ловить умел. Когда был в ссылке в Туруханском крае, рассказывали, славился как рыбак...
 
Вспоминается, как Сталина возмущали всякие выкрутасы начальства. На даче у него работали постоянные рабочие, а мы должны были их неделями «охранять», чтобы чего-нибудь неположенного не сделали. Сталин за эту «охрану» нами постоянных работников отругал наше начальство. Тогда оно начало переодевать нас в рабочую одежду и заставлять вместо рабочих копать огород, подметать или что-то там делать. Заметив, что нашего брата переодели, Сталин махнул рукой: «Даже здесь порядок нельзя навести!»
 
О двойниках
 
...Относительно двойников Сталина скажу, что слышал о них много, но ни разу не встречал. Думаю, если бы они были, то, когда проезжали через ворота, мы бы их видели. (Не в багажниках же их провозили по ночам через главные ворота?) Нет! Никто ничего из наших никогда не говорил про это, хотя между собой мы тогда почти все обсуждали, что наблюдали. Материалы, в которых впервые достоверно рассказывается, что происходило в последние дни с вождем, есть в книге «Как убивали Сталина». Отрывки из нее я читал в «Комсомолке» в конце прошлого года.
 
...Когда со Сталиным это случилось (болезнь или не знаю, что там), конечно, мы сразу стали это обсуждать. И до сих пор всегда это обсуждаем, когда встречаемся. Ведь случилось это в мою смену. Смена наша заступила в 4 часа утра (судя по всему, это было утро 2 марта 1953 г. - Авт.). И стояли мы до семи. Где-то в полпятого или в пять часов машины разъехались. Мы их, конечно, не видели, но хорошо слышали по сигналам... Короче, разъехались. Однако через какое-то время, слышим, едут. Все это было в течение тех 3 часов, пока я дежурил! Не могло же все это сразу 13 часовым померещиться? А наша печать все эти годы писала, что более полусуток никто к Сталину не подходил. Это неправда, потому что между 6 и 7 часами утра к нему снова приехали. Естественно, я с ходу с вопросом к соседу: «Ваня, не война ли?» А он мне: «Да я сам думаю и не пойму, что к чему?!»
 

Начальник Особой кухни Кремля Геннадий Коломенцев.
Начальник Особой кухни Кремля Геннадий Коломенцев.
В семь часов приходит смена. Выходим мы в свои ворота. А нам сообщают, что Сталину плохо... Вымысел, что врачи не приезжали к Сталину около 14 часов, попал в нашу печать от завхоза дачи Лозгачева. Я его хорошо знал и не перестаю удивляться тому, что он всем понарассказывал... А все: «Лозгачев, Лозгачев, Лозгачев...» А собственно говоря, кто он такой, этот Петя Лозгачев? Знаете, вот здесь кухня была, а здесь склады. Так вот он тут корзинки с продуктами таскал в вечно разорванном синем халате. А рассказывает, что в его обязанности входило почту Сталину носить, когда пакеты с документами фельдъегеря привозили... Как такое могло быть? На что тогда, спрашивается, дежурные офицеры МГБ были? Дескать, это он лежавшего на полу Сталина обнаружил. Да кто бы его близко подпустил к сталинским покоям, тем более что все двери на ключ закрывались. И просто так в них никто не войдет...
 
Если и был убийца, то только свой
 
...Еще, насколько я знаю, никаких коммуникаций в виде метротоннелей, лазов, подземелий под домом Сталина не было. Думаю, ерунда все это! Пожалуй, в подвальной части только трубы отопления были. Да и кто мог 250-метровый черный ход под двумя специзгородями к дому проделать? Нет! Ничего такого там не было, что позволило бы тайно проникнуть в дом. Даже бомбоубежище и продовольственные склады находились отдельно от дома...
 
На мой взгляд, если со Сталиным что-то сделали, то не пробравшиеся со стороны киллеры, а те, кто имел к нему обычный доступ. По-моему, не просто так сын Берия Серго говорил, что все папа сам мог сделать...
 
Вспоминая, как мы, охранники, обсуждали случившееся тогда со Сталиным, скажу прямо: приходили мы к одному выводу, что Сталина убили! Не может быть, чтобы просто так ни с того ни с сего за какие-то полтора часа человека не стало! Конечно, всякое бывает, но ведь не чувствовал себя Сталин так, чтобы с ним такое случилось.
 
Сейчас на Западе, например в Англии, издаются книжки с «откровениями о смерти Сталина» каких-то особо приближенных к нему людей. В одной из таких книжек говорится: «В воскресенье 1 марта 1953 г. Сталин пошел спать под утро, в 4 часа. Один из его охранников, Гоги Зауташвили, уроженец Гори, дежурил у пульта, где зажигались и гасли лампочки, указывая, какую из дверей Сталин открывал и закрывал в своих трех комнатах. Зауташвили заметил, что одна из лампочек зажглась и не погасла. Это означало, что Сталин в одной из комнат открыл дверь и она не закрылась. Подождав несколько минут, Зауташвили сообщил об этом дежурившему в тот день начальнику охраны М. Старостину. Тот вначале боялся беспокоить Сталина, но спустя час решился ему позвонить. Ответа не последовало. После нескольких звонков охранники по приказу Старостина взломали стальную дверь в квартиру Сталина. Он лежал на полу в позе неродившегося ребенка, голова покоилась на руке, а ноги застряли в проходе между второй и третьей комнатами, мешая двери закрыться. Го
ворить Сталин не мог, правая часть тела была парализована...»
 
Ну что сказать насчет этого «откровения»? Пульт, отслеживавший движение Сталина из комнаты в комнату, действительно имелся. Но никакого Гоги и в помине не было. Все контролировали Хрусталев, Старостин, Туков и Горундаев посменно сами. Если бы существовал какой-то Гоги Зауташвили, мы бы это знали. Своих мы всех обязаны были знать в лицо. Однако о Гоги Зауташвили за все время службы даже слышать не приходилось. Что же касается остальных «откровений» из этого отрывка, то про них можно сказать: слышали звон, да не знают, где он!
 
ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ
 
Хозяин умер сразу
 
КОЛОМЕНЦЕВ Геннадий Николаевич, родился в 1923 г. После Института народного хозяйства им. Плеханова (отделение продовольственных товаров) в 50-м году был направлен в Главное управление охраны в 6-й отдел, который обеспечивал питание и обслуживание высшего руководства.
 
...Вышло так, что я отработал около 38 лет ответственным за питание руководителей от Сталина до Горбачева, в том числе начальником Особой кухни Кремля... У нас был особый подбор людей, которые работали у Сталина: сестра-хозяйка Валя Истомина, две подавальщицы - Кленина и Миронова. Были 4 повара. Главный - Борис Владимирович Судзиловский. Потом Маренов, Сливкин и Бугаков. На подмену давали еще Колобова.
 
Когда Сталин умер, Берия всю сталинскую обслугу разогнал! Кого куда! Единственная, кто ушел на пенсию, - сестра-хозяйка Валя Истомина. Кстати, именно она омывала тело Сталина перед положением его в гроб. Ее девичья фамилия была Жбычкина.
 
Итак... как умер Сталин. Это мне рассказал Орлов Иван Михайлович, комендант дачи Сталина в Волынском, то есть там, где Сталин умер. При жизни Сталина я ни разу не был на этой даче. А когда он умер, мне как-то позвонил Орлов, спрашивает: «Геннадий Николаевич, ты на даче у нас никогда не был?» Я говорю: «Нет». - «Приезжай, посмотришь, как Сталин жил, какая обстановка...»
 
И я приехал. Дача самая обычная. Ничего помпезного. Показал Орлов мне валенки, в которых Сталин любил гулять, тулуп, который Сталин всегда надевал, потом самую простую шапку с длинными ушами. Показал он все это и говорит: «У Сталина был такой порядок. Приезжает. Чай попьет или там что... И уходит к себе. Закрывается. Все! Без звонка никто к нему зайти не мог. У него звонок стоял. Если нужно кого-то вызвать, он нажимал звонок. В эту ночь, когда он умер, ни звонка, ничего... Утро. Время подъема подходит: 10, 11... К этому часу Сталин обычно вставал. Брился. Брился сам. В парикмахерскую не ходил. Охрана забеспокоилась. Позвонили в ГУО. Оттуда приехали. Когда вскрыли дверь, он лежал на полу около тахты, на которой спал. У него тахта была. Он лежал на полу уже мертвый...
 
- То есть... вообще мертвый?
 
- Мертвый!
 
- А все говорят, что несколько дней умирал...
 
- Не-е-е. Нет-нет, он уже мертвый был. Все! Все эти разговоры и газетные сообщения - галиматья. Он уже мертвый был...
 
Это откровение Орлова, которое он сделал мне по дружбе. Примерно через месяц после похорон Сталина.
 
Мифы о вожде
 
...За Сталиным довелось мне наблюдать очень много. И вот какие мифы я обязан развеять. Во-первых, Сталин был трезвый человек. Трезвый. Я был с момента работы, наверное, на всех официальных сталинских приемах и банкетах. Но ни разу не видел, чтобы Сталин хоть немножечко был под хмельком... И все его окружение знало это. И при нем не позволяло себе лишнего. А если и позволяло, то только втихаря. Хрущев любил подзаложить. Любил Булганин выпить. Каганович тоже. Но... втихаря. Сталин - нет! Он себе позволял лишь две маленькие коньячные рюмочки. Пил он коньяк грузинский. Я помню, как поставлял ему эти коньяки. Коньяки «ОС», «КС» и «Энисели» всегда были у нас на спецбазе. Еще раз повторяю, не армянские, а грузинские. Про вина говорят, якобы он там хванчкару и что-то подобное любил... Ерунда! Он эти вина не пил. Мы специально для него закупали у трех грузинских колхозников их самодельные домашние вина... Были два брата Немцецвиридзе, а третьего я забыл. Жили они где-то в Кахетии. Вот у них мы вина и закупали. И я обя
зательно опробовал их на себе. Чтобы быть от греха подальше. Это были сухие вина домашнего приготовления. Летом Сталин обычно пил сухое белое, а зимой - сухое красное вино.
 
...А вообще наша служба, служба питания, стояла к Сталину ближе всех, ближе всякой охраны. Охрана за дверями была, а мы были у стола... Сталин, кстати, очень просто питался. Грузин, но грузинских блюд себе почти не заказывал. Наверное, потому, что прожил в основном среди русских. Любил пельмени. Видно, ссылка в Сибирь сказалась. Любил простые щи, хотя, конечно, у нас их готовили так, что любой гурман пальчики оближет.
 
Но особенно любил Сталин, знаете, что? Сталин любил печеную картошку в мундире! В духовке печенную. Помню, с этой картошкой мне повара голову заморочили. Мы все регионы Московской области объездили. Привезем им. Нет. Эта не подходит. И эта не та. И только где-то в Бронницах нашли ту, что надо... Сталин очень любил ее. Разламывал. Посолит. Откусит. Съест. Опять посолит... Не спеша ел. Наслаждался, наверное. Я и сам, разумеется, ту картошку пробовал. Оказалось, приятная штука, этот сталинский деликатес.
 
Да-а-а. Неприхотливый в еде был человек. Не то что Каганович. Этому черту трудно угодить было...
 
Окончание в следующем номере.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт