Чиновницу отдают под суд за то, 
что довела сироту до тюрьмы

Чиновницу отдают под суд за то, 
что довела сироту до тюрьмы

Комментарии: 20
Заброшенные родителями, не нужные чиновникам подростки, как правило, находят учителей на улице. И эта «школа» ни к чему хорошему не приводит.

В Киеве скоро будет передано в суд дело, которое является прецедентным для всей Украины. За служебную халатность будет держать ответ сотрудница районной службы по делам несовершеннолетних - бывшая руководительница. Чиновнице вменяют нарушения законов, которые защищают права детей. И даже не важно, каким будет наказание. Важно, что эта простая, а потому еще более горькая история иллюстрирует отношение государственной системы к ребенку из так называемой группы риска - проще говоря, к детям из неблагополучных семей, которые по сути никому не нужны.

БАБУШКА 
ОТ ОПЕКУНСТВА ОТКАЗАЛАСЬ

Отец последний раз видел Женю, когда ему исполнился год. Мальчика воспитывали мама Люба с отчимом и бабушка. Обе любили выпить, хотя такими уж  неблагополучными не считались. По крайней мере до тех пор, пока мама не попала в криминальные сводки. Срок за кражу ей дали условный - с отсрочкой, но отмечаться женщина не спешила, за что в 2007-м была отправлена в колонию.

Учился Женя и раньше плохо, хотя педагоги говорят, что мальчик был вовсе не глуп. Убегал из дома, попадал в приют. А когда маму увезли, и вовсе забросил занятия, о чем школа официально уведомила районную службу.

- К этому времени Женя уже остался и без отца, - рассказывает начальник отдела по надзору за соблюдением прав и свобод детей прокуратуры Киева Олеся Волошина. - Мальчика поставили на учет как ребенка, лишенного опеки.  Полумерой все и ограничились. Школа шесть раз писала чиновникам, что Женя не ходит на уроки. Позже в службе будут оправдываться, что в интернат мальчик не захотел, а бабушка собиралась оформлять опекунство. Но когда началось следствие, выяснилось, что пожилая женщина даже заявления о просьбе передать внука ей под опеку не писала и не собиралась этого делать.

То же самое в разговоре с "Комсомолкой" подтвердила и мама Жени, которая уже успела выйти из тюрьмы.

- Я сама писала этой чиновнице письмо, чтобы сына устроили в интернат. Бабушка Жени сильно больна. Даже документы не было сил отнести. А эта чиновница просто проигнорировала, запустила моего сына.

Мама Жени утверждает, что по уголовной части ее "подставили". Но согласно материалам дела вещи из чужого дома она выносила в присутствии сына. А такие уроки, увы, подростками усваиваются.

НА ВОСПИТАНИЕ 
"В НИКУДА"

- С того момента, как ребенок оказался невольным свидетелем кражи, он должен был попасть в поле зрения органов и служб по защите прав детей, которые должны упредить возможные негативные последствия, - продолжает Олеся Волошина. - Если Евгений так уж возражал против интерната, его можно было бы постараться определить в приемную семью, в детский дом семейного типа. Но не делалось ничего. Мальчик оставался сам по себе.

Забросив школу, Женя подрабатывал на рынке. Когда парень стащил чужой велосипед, суд постановил: применить меры воспитательного характера. Не поинтересовался судья только одним: кто будет "ничейное" чадо воспитывать? В прокуратуре Днепровского района Киева, где сейчас расследуют уголовное дело, "Комсомолке" рассказали, что после суда Женя вроде одумался и пришел в свою школу. Но там только руками развели: сирота, да еще с судимостью - не их "клиент".

В Киеве созданы шесть благотворительных организаций, призванных заниматься сиротами. Есть целый институт детского омбудсмена, возглавляемый Юрием Павленко. Детьми якобы занимается специальная милиция, при городских и районных администрациях действуют службы. А по сути выходит, что вся эта громоздкая государственная машина, созданная для спасения нашего будущего, крутится-вертится, а такие, как Женя, остаются в вакууме. И поступают так, как подсказывает подброшенные улицей "педагоги". Когда из тюрьмы вернулась мать, Женя уже был в СИЗО.

А МАЛЬЧИК 
УЖЕ НЕ МАЛЬЧИК

Вместе со старшим приятелем Евгений таскал лифтовые катушки и сдавал их в металлолом. С точки зрения жильцов многоэтажек - ужасное преступление. Но подростку некому было это объяснить.

- Мальчик говорил, что ему нужны были деньги на еду, - продолжает Олеся Волошина. - Так говорят многие, но в данном случае была доля искренности. Мы знаем многих подростков, которые совершали куда более тяжкие преступления, убивали людей. А у Евгения не было агрессии. Делая представление о причинах  совершения преступления, следователь указывал жэку на плохую охрану катушек. А почему парень стал воровать - об этом ни слова…

Адвокат Жени Дмитрий Божок (подросткам обязаны предоставить защитника) тоже считает, что парня можно было спасти от тюрьмы, если бы чиновники больше внимания уделили его семье.

- Он изначально на подписке был. В СИЗО попал, так был объявлен в розыск - не специально прятался, а просто дома не жил, - говорит адвокат. - Не было у этого юноши криминальных задатков. 

13 февраля Жене исполнилось 18 лет. И на этом в его истории ставится точка. Он больше не ребенок, он - взрослый. Не важно, что в тюрьме, без аттестата зрелости, паспорта и планов на жизнь. Больше никто из чиновников не обязан о нем думать. 

ОФИЦИАЛЬНО

Надо разобраться, 
кто больше виноват

- По Днепровскому району до того, как стала работать прокуратура, мы проводили свои проверки и говорили о том, что есть упущения, - говорит начальник Киевской службы по делам несовершеннолетних Николай Кулеба. - Эти упущения  привели к возбуждению уголовного дела. И это правильно: если не следишь - будешь отвечать. Вопрос в том, что, когда мы недоработки обнаружили, с мальчиком работать было поздно - ему исполнилось 15 лет. Здесь раньше должна была подключиться общественность. Ведь служба не видит семью. Ее видят садик, школа, милиция. Систему помощи нужно реформировать таким образом, чтобы ребенок получал поддержку на раннем этапе кризиса в семье. Это проблема всех органов - и образования, и здравоохранения. Здесь еще надо разобраться, кто больше виноват.

Такие дела 
будут возбуждаться

- Раньше при нарушении прав ребенка,  как правило, к административной либо уголовной ответственности привлекались родители, - говорит начальник отдела защиты прав и свобод детей Генпрокуратуры Ирина  Кучерина. - А службы, на которые возложена охрана жизни, здоровья ребенка, отделывались в крайнем случае выговором. Теперь мы стали жестче в оценке работы чиновников - таково требование генерального прокурора. Детям, которые живут в кризисных семьях, необходимо очень много внимания. Нужно вовремя увидеть угрозу и принять адекватные меры. Речь вовсе не о том, чтобы из неблагополучных  семей всех детей переводить в интернаты. Но есть ситуации, когда родители калечат, убивают детей, втягивают в преступления.  По всем таким случаям будут проведены проверки.  Если в действиях служб по делам несовершеннолетних, криминальной милиции по делам детей обнаружится халатность, будут возбуждаться уголовные дела. Несколько таких у нас на подходе.

За прошлый год органами прокуратуры были возбуждены 1000 уголовных дел в защиту прав детей. Одна треть - против чиновников.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт