Участник митинга в поддержку казахстанских нефтяников, разгромивших город Жанаозен:  Ленин бы нами гордился!

Участник митинга в поддержку казахстанских нефтяников, разгромивших город Жанаозен: "Ленин бы нами гордился!"

Комментарии: 21
Наш спецкор Дарья Асламова в центре «мертвого» города Жанаозен после погромов.

Мужчинам безопасно ходить здесь только под охраной женщин

- Отдайте мне моего мужа! Я хочу увидеть его живым!

Рыдания тридцатилетней Сандугаш, матери троих детей, - глас вопиющего в пустынном, мертвом казахстанском городе Жанаозен. Город умер, когда в него вошли спецвойска и БТРы после погромов 16 декабря. Семимесячное противостояние между бастующими нефтяниками и властями в прошлую пятницу вылилось тут в грандиозное побоище и грабежи. Сожжены десятки машин, новогодняя елка, здание акимата (мэрии), здание филиала национальной компании "КазМунайГаз" и местная гостиница. По предварительным данным, погибли 13 человек и ранены свыше 70.

- Полиция хватает наших мужчин и уводит в неизвестном направлении! - надрывается Сандугаш и кулаками размазывает слезы по смуглому, скуластому лицу. - Моего мужа арестовали у меня на глазах, когда мы вместе пошли смотреть празднование Дня независимости Казахстана. Никто тогда не знал, во что превратится праздник! Мой муж даже не нефтяник, а просто безработный охранник. Он ни в чем не виноват, как и сотни других мужчин, исчезнувших в Жанаозене. Трое суток жены-казашки стоят у местного ГУВД, пытаясь узнать, где их любимые. Ни одна нормальная женщина сейчас не выпустит мужчину из дома.

И в самом деле, по улицам, заполненным местными омоновцами и собровцами, торопливо передвигаются только особы женского пола. Редкого мужчину обычно сопровождают две женщины, намертво вцепившиеся в драгоценного кормильца и готовые криком отбить его от возможного ареста. В городе после трехдневной блокады кончились продукты.

- Одно яйцо стоит из-под полы 2 доллара! - возмущены женщины, зашедшие в аптеку. - Магазинные полки пусты, нет даже молока. Чем кормить детей?!

Все зло - в деньгах!

Жанаозен - безобразный городишко советского типа, где удавиться со скуки - и то развлечение. Почему-то я себе представляла нефтяной город этаким казахстанским провинциальным Лас-Вегасом, где лихие нефтяники после тяжелой смены спускают деньгу в местных казино и кабаках. Куда там! Вообще весь полуостров Мангышлак - гиблое, проклятое Богом место. Песчаные бури, верблюжья колючка и ослепительный блеск солончаков, порождающих миражи и тоску. Летом - плюс 45, зимой - собачий холод и пронизывающие до костей ветра. Больше десяти минут на морозе не выстоишь. Человек только за смертью может забрести в такие края... или за нефтью.

- Да, условия здесь нелегкие, но за них и платят прилично, - говорит пресс-секретарь компании "Разведка Добыча КазМунайГаз" Даулет Жумадил. - Оператор добычи пятого разряда получает до 2000 долларов.

- Положа руку на сердце, я бы и за 10 000 долларов в этом аду не работала, - замечаю я.

- Но это одна из самых высоких зарплат в республике! Уборщица зарабатывает в Жанаозене до 500 долларов. В Мангистауской области применяются повышающие коэффициенты за климатические условия (пустынность, безводность, жару и холод) и за вредные условия работы. Их рассчитывают исходя из МСОТ (минимального стандарта оплаты труда). Нашлись люди, которые сознательно вводили в заблуждение наших работников, утверждая, что компания не выплачивает коэффициенты. Мол, их надо рассчитывать не от МСОТ, а от итоговых зарплат. Мы неоднократно проводили разъяснительную работу среди нефтяников, и местные суды подтвердили нашу правоту. Но в мае бастовали уже две тысячи человек, и компания несла убытки. Уровень добычи падал. Кроме того, забастовщики выдвигали абсолютно невыполнимое требование - национализации "КазМунайГаз" и всей нефтяной отрасли Казахстана. Мы пытались найти компромисс с рабочими и даже объявили мораторий на увольнения с 15 по 25 июля, своего рода амнистию: если люди возвращаются к работе, никто не будет уволен. Но забастовка продолжилась, и в результате были уволены почти 2000 человек.

"После штурма мэрии мы прыгали из окон" 

Все лето и жаркую осень обстановка между рабочими и нефтяной компанией накалялась. На 6 лет тюрьмы была осуждена юрист профсоюза нефтяников Наталья Соколова - по абсурдной статье "за разжигание СОЦИАЛЬНОЙ (!) розни". В сущности, по этой статье можно привлечь к уголовной ответственности любого участника трудового спора, требующего повышения зарплаты. А в августе город Жанаозен потрясли громкие убийства: 2 августа убили профсоюзного активиста Жаксылыка Турбаева, а 24 августа нашли тело 18-летней Жансауле Карабалаевой - дочери председателя профкома компании "Озенмунайгаз". Оба преступления до сих пор не раскрыты, и у полиции даже нет подозреваемых!

Противостояние переросло в открытую ненависть, о переговорах уже не было и речи. Местные власти абсолютно уверены, что погромы 16 декабря, в День независимости, - тщательно спланированная акция, а вовсе не эмоциональная вспышка доведенных до крайности людей.

- Сейчас профсоюзы уверяют, что громили и поджигали вовсе не нефтяники, а некие "люди в черном", этакие казахские ниндзя, - иронизирует советник мэра Жанаозена Айнаш Тлеккабылова. - А я вам говорю: чушь все это! Я своими глазами видела, как на меня шла бордово-синяя людская масса (цвета формы работников нефтяной компании) с дубинками и бутылками с зажигательной смесью. Ясно, что к поджогам подготовились заранее. Мне пришлось спасаться бегством в акимат (мэрию), а потом, после штурма и поджога здания, мы все, работники акимата, прыгали со второго этажа. Моя коллега сломала ногу. А у меня пропала шуба, брошенная в панике. И кто мне теперь купит новую шубу?!

- Это не терроризм, не провокация, не погромы, это настоящая классовая борьба! - с гордостью заявил мне участник митинга поддержки нефтяников в областном центре Актау. - Борьба против капиталистов и захватчиков национального нефтяного достояния. Ленин бы нами гордился! 

ЗВОНОК В АСТАНУ 

"Революционных настроений нет. Но нагнетание извне возможно"

- Ситуация, сложившаяся на юго-западе Казахстана, лежит исключительно в социальной и экономической плоскости, - говорит Камал Бурханов, член комитета по международным делам, 

обороне и безопасности мажилиса Казахстана. - Конфликт тянется уже давно, и многие задействованные в нем лица подходят к решению проблемы не совсем адекватно. Да, были увольнения, но нефтяникам после сокращения была предложена другая работа. Пусть не с окладом в 250 тысяч тенге (около 12 тысяч гривен), но 100 - 150 тысяч - это тоже деньги. Рабочих новые зарплаты не устроили, и все это вылилось в такие нелицеприятные события.

Не думаю, что эти волнения перерастут во что-то большее. Мы все видели, как начинались события и в Египте, и в Ливии. Те же самые информационные атаки, которые мы почувствовали на себе. Но в Казахстане для развития подобных сценариев просто нет оснований. Впрочем, нельзя исключать вмешательство каких-то внешних деструктивных сил, которые при финансовой и идеологической поддержке извне попытаются ра­зыграть свою карту на протестном поле. 

загрузка...
загрузка...

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота аниматора в Харьковедожди в Марганцекомедия Если твоя девушка – зомби