Галина САПОЖНИКОВА, наш спецкор, Нью-Йорк (18 ноября 2011, 11:57)
Жители Нью-Йорка  оккупировали  свой город

Жители Нью-Йорка "оккупировали" свой город [видео]

Девушки грудью встали на защиту демократии Фото: Галина Сапожникова

Еще мгновение – и я привезла бы из Нью-Йорка такой сувенир, о котором и не мечтала.

В смысле – синяк под глазом, поскольку кулак полицейского едва не пришелся по мне, только что вышедшей из метро и пытающейся сообразить, в каком именно городе я нахожусь?

Судя по двум девушкам с обнаженной грудью, выражающих таким образом свою гражданскую позицию – в Киеве, тамошние дивчины тоже любят грудью защищать демократию. Судя по тому, как грубо с ними (а также с теми, кто на них глазеет) обращаются полицейские - в Минске, там битие практикуют чаще, чем где бы то ни было.

Но на куртках этих парней четко начертано – NYPD (что означает "Департамент полиции города Нью-Йорка") – так что в географии сомневаться не приходилось. Тем более, что за спинами уложенных на асфальт девушек шелестели желтыми листьями редкие деревца Бродвея, а кварталом дальше шумел, возмущался и топал ногами знаменитый сквер Зукотти, в котором два месяца назад разбили палатки люди, поставившие Америку на уши и пожелавшие "оккупировать" Уолл-Стрит.

К истории вопроса

О том, как возникло это движение и чего оно добивается, в прессе было написано уже немало. Если коротко: в один определенный момент некоторое количество людей в США пришли к такому же выводу, как и русские революционеры почти 100 лет назад, обнаружив, что по-настоящему наслаждается жизнью только 1 процент населения (миллионеры), а остальные 99 их обслуживают - и пожелали довести эту мысль до окружающих. Точно таким же образом, каким делались все остальные революции– как цветные, так и интернетовские.

И политтехнология, изобретенная в Америке, неожиданно обернулась против нее самой: желание побунтовать оказалось воистину гигантским.

"Оккупанты", вдохновленные "фэйсбуком" и "Твиттером" захватывали города и поселки, разбивая палатки в самых неудобных местах около зданий бирж и финансовых корпораций, и громко готовились отметить двухмесячных юбилей своего круглосуточного сидения на улицах.

И отметили бы – распевая песни в стиле подзабытых хиппи и поедая пиццу, которую им несли многочисленные сторонники. Но тут полиция Нью-Йорка, в начале недели зачем-то взяла и снесла их палатки. "Оккупанты", романтический настрой которых разбился о суровый полицейский быт, этого не простили, и объявили 17 ноября днем гнева, пообещав, как в хорошем ресторане, подать властям три блюда. На завтрак – митинги и шествия, на обед – "оккупацию" метро, а на ужин– многочисленный митинг с намерением взять если не почту с телеграфом, то хотя бы Бруклинский мост…

Поэтому полицейским с самого раннего утра пришлось самим занимать Бродвей – иначе бы он был занят теми, кого они должны были караулить. В трогательный момент встречи двух "оккупаций" я и вышла из метро…

День с первого же момента пообещал быть веселым.

Завтрак

Не верьте тем, кто рассказывает, что центр Нью-Йорка "оккупировали" исключительно бомжи и маргиналы. Это не так. Стоит, например, с самодельным плакатиком, на котором написано "Нью-Йорк оккупировал нас первым" - скромного вида человек. Джейсон Рид, преподаватель университета из Мейна – он специально приехал в Нью-Йорк, чтобы поддержать протестующих. И работа вроде бы есть у человека, и дом, и зарплата. Зачем же он тогда тут стоит?

"Затем, что я не знаю, зачем я учу своих студентов – если у них все равно не будет работы", - очень серьезно говорит он. Кого-кого, а его подозревать в желании вспомнить молодость и потусить, точно не приходится…

Или поэт Ник Флинн – он натягивает на уши вязаную шапочку, держа в руках плакат "Мы здесь навсегда" и подпрыгивая от холода, и шутит: 

- Я – как ваш Иосиф Бродский.

- Неужели это вы, - вдруг восторженно разворачивается к нему стоящий рядом парень. – А я недавно купил вашу книжку!

"Оккупанты", вдохновленные "фэйсбуком" и "Твиттером" захватывали города и поселки Фото: Галина Сапожникова

Тот расплывается от удовольствия и даже собирается прочитать нам свой новый стих –но тут полиция вытаскивает из толпы какого-то студента и под всеобщее улюлюканье тащит в машину – и вся поэтичность момента разом испаряется.

- Весь день, всю неделю оккупируй Уолл-Стрит! - скандируют митингующие (по-английски это звучит в рифму -Авт.).

Кто-то в ярости растаскивает железные полицейские решетки, которыми окружен сквер Зукотти – и туда немедленно устремляется толпа "космонавтов" - как будто не решетки там растащили, а золотой запас городской мэрии - спецназ он и есть спецназ, чтобы во всем мире и одеваться и вести себя одинаково.

- Записывайте их имена! – раздается над толпой чей-то голос. В отличие от некоторых других стран, знакомых с методами подавления мирных демонстраций, здешние полицейские простодушно вышли на дело с именными шевронами. Странные, право –спросили бы, как надо, у Эстонии, например, или у Грузии – там бы вернули долг и всему научили...

Над митингом зависли целых четыре вертолета, что подчеркивает экстраординарность ситуации: митингующая против "коррумпированного правительства" Америка – могло ли нам такое приснится…

А вот еще одна интересная деталь – у перекрестка паркуется грузовичок с узнаваемым логотипом сайта Wikileaks, на котором краской от руки написано: "Мы – тоже 99 процентов!" - и пазл сам по себе начинает складываться в картинку.

Какой любопытный все-таки для США оказался 2011 год: сначала – утечки, организованные Джулианом Ассанжем и обнажившие американскую внутреннюю и внешнюю политику, а теперь вот – массовые протесты на улицах. Интересно – связаны эти вещи между собой или нет?

Полиция нервно просит водителя грузовичка убраться подальше.

В один определенный момент некоторое количество людей в США пришли к выводу, что по-настоящему наслаждается жизнью только 1 процент населения (миллионеры), а остальные 99 их обслуживают Фото: Галина Сапожникова

- Отвратительно! Отвратительно! – комментирует это высоким голосом стоящий рядом интеллигент в очках. Парень с плакатом "США - полицейское государство" просит журналистов на всякий случай приготовить диктофоны и камеры.

Эталон мировой демократии, к которой теоретически должен стремиться весь остальной мир, оказался на удивление ранимым.

Обед

Надо перестать есть. Перестать читать опасные сайты. И не спускаться в метро, даже если его обещают оккупировать. Вот поехала я было, начитавших программных документов, искать следы "оккупации" нью-йоркского метро, решив совместить работу с собственным обедом – и что же? Никаких оккупантов, кроме полицейских – по три штуки на каждой станции. Снова захожу на "оккупантский" сайт – а там сводки с фронта: там, откуда я только что уехала, полиция будто бы избивает мирных демонстрантов дубинками... Видео окровавленных людей обещают выложить позже.

Не повезло – им, конечно, больше, чем мне. Наверное, эти люди схлопотали по шеям за то, что стояли на месте.

- Мэм, наш шеф сказал, что вы не должны здесь стоять, вы обязаны постоянно двигаться, - несколько раз делали мне замечание стражи порядка, когда я замирала столбиком, выискивая для съемки удачный ракурс.

- Я не могу ходить. Я думаю, - парировала я.

Тогда надолго задумывались они.

- Знаете что! – вдруг обрадовался один полисмен, настроенный, в общем, дружелюбно: - А вы шагайте и думайте, думайте и шагайте!…

Наверное те, кто получили по шеям дубинками, делать это еще не научились. Как и те, кто ими работали.

Ужин

К вечеру в программе был грандиозный митинг. А еще - захват Бруклинского моста в качестве десерта. Свидетельствую: на это мероприятие все шли, как на первомайскую демонстрацию, целыми трудовыми коллективами – это было видно по стилистике плакатов, написанных от руки. Это вам не какой-нибудь митинг в Грузии образца, где заранее отпечатанные и отредактированные плакаты организованно выдавала мэрия.

Здесь же все было намного честнее и искреннее – как в стремлении низвергнуть касту сверхбогатых, как класс ("Кончилось ваше время!" - знакомо говорилось в большинстве постеров, адресованных миллионерам), так и в желании соучаствовать и сочувствовать.

- Вы-то что сюда, собственно, пришли? - спросила я у дорого и стильно одетой женщины по имени Сьюзен, которая присела за мой столик в кафе, увидев на лацкане ее пальто значок "Я поддерживаю 99 процентов".

- Моему сыну 24 года, - спокойно объяснила она, - а работы у него нет. И таких, как он, много. Все его поколение не имеет шансов купить ни дом, ни квартиру.

- Что значит – меня это не касается? - удивлялась она самой постановке вопроса. - А разговоры вокруг меня? А страдания людей, которые меня окружают?

Видимо, за весь этот длинный протестный день полиция тоже успела освоить эту мысль, потому что к вечеру поведение ее изменилось с минуса на плюс. Всем разрешили все!

И 32 тысячи 650 человек (по официальным данным полицейского департамента), собранные исключительно с помощью интернета, с энтузиазмом прошли через Бруклинский мост, держа в руках электрические свечки. Мелькали огоньки, играл шагающий плечом к плечу вместе со всеми оркестр, радостно гудели проезжающие мимо машины, а на стене небоскреба к всеобщему восторгу вдруг запрыгали заветные цифры "99" и слова "С днем рождения"!

-Смотри, ты такого никогда еще не видел. Это революция! Грядут большие перемены, -поучал сына-подростка какой-то восторженный папаша.

-Присоединяйтесь к нам и вы! - кричали полицейским митингующие.

Те профессионально молчали. Когда история делает кульбит на твоих глазах, иногда это – лучший выход. Тем более, если неизвестно, в какую сторону она покатится.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт