Владимир ВОРСОБИН,Сергей ПОНОМАРЕВ. (26 октября 2011)

Бунт сытых Комментарии: 20

Владимир Ворсобин (политический обозреватель "КП"): - Каддафи-то, конечно, герой. Сражался с империалистами до конца. Жаль только, умирали при этом не империалисты, а сами ливийцы с обеих сторон.

Сергей Пономарев (зам. главного редактора, ответственный секретарь "КП"): - Каддафи-то погиб в своей стране, никуда не сбежавши. А вот скажите мне, почему убитый соотечественниками по наводке заморских советников Патрис Лумумба - это герой, Че Гевара - не просто герой, а символ мировой революции. Наконец, свергнутый и убитый Сальвадор Альенде - это тоже герой из героев. А вот Каддафи - это, оказывается, деспот и тиран? Откуда эти даже не двойные стандарты, а их полное отсутствие?

Ворсобин: - Из всего списка я бы оставил Альенде. Социал-демократ, не запятнавший свои руки кровью, он стал жертвой военного переворота. Остальных героями сделала советская пропаганда. Тот же Че Гевара, будучи главой Апелляционного суда Кубы, не вынес ни одного оправдательного приговора, отправив тысячи на расстрел.

Пономарев: - А как насчет бессудной национализации собственности в Чили времен Альенде, фактически грабежа собственников? Знаешь, Володя, у каждого из героев есть скелеты в шкафу. Кстати, при Каддафи в Ливии никто не голодал. Врачи и медсестры получали зарплату в несколько раз больше, чем в нашей "демократической" России и в еще более демократичных Украине и Молдове. И женщин в парандже и хиджабах, как в дружественных странам Запада Саудовской Аравии, Катаре и т. п., при Каддафи не было... Сейчас будут! Даже и не сомневайтесь!

 

Владимир Ворсобин
Владимир Ворсобин

Ворсобин: - Демократия - воля большинства. Если проголосуют за исламистов и те запретят целоваться в кино, это будет демократическим решением.

Пономарев: - Да я и не сомневаюсь в такой сути либеральной демократии. Но по мне уж лучше автократ, который давит тьму, чем демократия мракобесов...

Ворсобин: - Чем круче герой, тем больше скелетов... А насчет Каддафи - все просто. Бунтуют и сытые. Кстати, скорее именно они бунтуют. Нельзя править 40 лет. Нельзя превращать страну, где есть Интернет, в монархию. Тьма - понятие субъективное.

Пономарев: - Володя, нет, тьма - это вполне осязаемое. Реальность такова, что по удивительному "совпадению" в тех странах, которые в результате революций избавились от диктаторов, правивших по 30 - 40 лет, начались хаос и ужас. В Египте жгут христианские храмы и создают все условия для исчезновения главного дохода - туризма. Про Ирак и Афганистан вообще помолчу. Теперь Ливия, далее - Сирия. Неужто, Володя, ты за такую демократию? Это же реальная тьма...

Ворсобин: - Это не тьма. Тьма - это когда безысходность. А здесь - детская болезнь роста, когда человека освободили из тюрьмы и он по-дурацки наслаждается свободой. В 90-е мы делали то же самое. Французы после революции вообще утопили себя в крови... Освобожденным будет очень тяжело первое время, и только от них зависит, какой путь они изберут (здесь роль Запада должна быть педагогической, если угодно). Но то, что происходит в Египте и будет в Ливии, а потом в Сирии, - вина тюремщика, а не его освобожденной жертвы. В любом случае люди не дураки, они изберут в итоге нормальную власть. Пусть не сразу.

Пономарев: - Неужели ты думаешь, что сейчас, когда эпоха Каддафи закончилась, жизнь там станет лучше и справедливее? Да ничего подобного! Национальное богатство будет захвачено одним из кланов-племен, уровень жизни резко упадет, иностранные специалисты разбегутся. Ну и ради чего тогда тысячи жертв? Ради сменяемости первых лиц, от чего никому не холодно не жарко?

Ворсобин: - От сменяемости лиц - холодно и жарко! Это определяет практически все. Это вершина пирамиды, рыбья голова, которая загнивает от несменяемости. Сергей, у нас с тобой именно в этом фундаментальном пункте разногласия. Свободу нельзя заменить хлебом. Надолго нельзя.

Если ребенка из детдома выпускать на волю, то, конечно, есть риск получить несчастного человека. Но это же не значит, что всех надо до старости держать в детском саду на попечении Главного Каддафи. Представь, что ты перед своим повзрослевшим ребенком ставишь условие - еда, но никакой самостоятельности. 

 

Сергей Пономарев
Сергей Пономарев

Пономарев: - Володя, ты вот в Египет раньше отдыхать ездил спокойненько и диктатура Мубарака была тебе по фиг. А сейчас, когда там церкви жгут, ты в Каир поедешь? Не поедешь! А там ведь демократия победила...

Ворсобин:  - Да сейчас победят исламисты, но они получат оппозицию. И если узурпируют власть - их опять доставать НАТО будет.

Пономарев: - Володя, как наивно, однако! А что ж самых первых врагов демократии и выборности, абсолютных монархов то же НАТО не трогает, а наоборот, держит за лучших корифанов? В первую очередь саудитов. Да и Пакистан... Может, дело не в демократии, а в корысти?

Ворсобин: - Нельзя заморозить, остановить историю только потому, что боишься перемен. Время - река, а не болото. Плохо это или хорошо, но это изменить нельзя.

Пономарев: - И куда же, Володя, привела киргизская революция? Зачем она нужна, если не может накормить свой народ, дать ему работу, а приводит лишь к сменяемости у власти одного клана на другой? Да, я за консервацию и эволюцию, потому что в студенческие годы бывал и во Фрунзе (сейчас - Бишкек), и на Иссык-Куле, так вот - это была цветущая страна. А сейчас она превратилась в помойку. Если Акаев, ученый-математик и человек с европейским уровнем мышления, хоть как-то сдерживал дикость, то сейчас все это выплеснулось на улицы городов. Вот и вся аульская демократия.

Ворсобин: - Революция не кормит, она случается вынужденно, как перитонит у больного. Можно долго кричать, что ты против перитонита, но лучше заменить идиота врача, который вместо лечения затыкает тебе рот.

Пономарев: - Революцию делают идеалисты, а ее плодами пользуются негодяи... Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем... А затем было еще больше насилия, разрухи... Мне не веришь, спроси пенсионерку, стало ей лучше жить после российских революций 90-х? Или киргиза-гастарбайтера: чего это он рванул с любимой и теплой родины?..

 

Призрак Муамара Каддафи еще долго будет взирать на новую Ливию - свободную, но разграбленную.
Призрак Муамара Каддафи еще долго будет взирать на новую Ливию - свободную, но разграбленную.
Фото: REUTERS

Ворсобин: - А что мне пенсионерку спрашивать? Мне стало лучше жить. Революция - это как развод - да, плохо, и не факт, что будет лучше. Но без него никак. На пустом месте революций не бывает, а славить Каддафи - значит расписываться в инфантильности. Потому народ у нас и горюет по Каддафи - мне порой кажется, он не хочет развития.

Пономарев: - Ну разумеется, зачем думать о пенсионерке и прочем быдле - она ведь ничего не понимает в анчоусах и фуа-гра... Она просто не знает, что это называется анчоусом...

Итак, в Ливии законы шариата. Более жестокой насмешки над западной коалицией, несшей на смену "диктатору Каддафи" якобы демократию на крыльях своих бомбардировщиков, придумать невозможно.

Да и трудно было ожидать, что поддерживавшие повстанцев (и не только в Ливии, но и, кстати, в тех же Тунисе и Египте) исламские монархии Катара и Саудовской Аравии горят желанием демократизировать существовавшие светские режимы в этих странах. Для начала они могли бы внести какие-то зачатки демократии в своих государствах. Например, разрешить те же митинги или хотя бы не наказывать плетьми женщин, если они усядутся за руль обычного автомобиля. Но им явно не до своих забот. И американцам вместе с французами и англичанами тоже не до того.

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 178

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Топ-5 первых леди мирового кино
Топ-5 первых леди мирового кино 74

Фантазируя, как новая девушка Васи Голобородько будет соблазнять и поддерживать босса, мы вспомнили и других женщин президентов, которые прекрасно сыграли свои роли.

Спорт