Норвегия со времен войны не видела зла. И отвыкла

"Норвегия со времен войны не видела зла. И отвыкла"

Комментарии: 6
Вот уже две недели норвежцы оставляют цветы на камнях вблизи злосчастного острова Утойя. Фото РЕЙТЕР.

У норвежцев есть четкие правила жизни. И они уверены, что все обязаны им следовать. Это залог всенорвежского спокойствия. Все должны работать, платить налоги и все в будущем получать хорошую пенсию. Жизнь четко складывается из того, что должен ты и что тебе - государство. И всем от этого хорошо. 

И вдруг 22 июля в этом распорядке дней и ночей произошел сбой. 32-летний Андерс Брейвик, коренной норвежец, живший в лучшем районе Осло, взорвал машину, начиненную собственноручно приготовленной взрывчаткой, у здания правительства. А потом отправился на остров Утойя, совсем рядом с Осло, и расстрелял из автомата десятки человек. Еще около сотни ранил. А потом гордо сдался в руки полиции со словами: "Работа сделана".

"НУ СУМАСШЕДШИЙ, ЧТО ВОЗЬМЕШЬ"?

"Сумасшедший, другого объяснения нет", - вздыхают норвежцы, с которыми я уже который день общаюсь близ цветочных мемориалов в центре Осло (розы неделю несли в память о 77 погибших). Но вот на днях глава норвежского комитета судебной медицины доктор Тарьей Ригнестад заявил прессе: вряд ли, мол, этот человек не в себе. И действительно, ведь он не враз решил устроить расправу. Он 9 лет готовился. Покупал начинку для будущей бомбы (аммиачную селитру), приобрел автомат, сумел получить на него лицензию… И, наконец, кропал свой 1500-страничный "Манифест", в котором призывал правительства Европы перестать пускать к себе иммигрантов. "Единственным прагматичным подходом к исламу является его изоляция в мусульманских странах", - пишет он в 2009 году своему приятелю на Facebook (намедни приятель передал эти откровения журналистам "Вашингтон пост".) "Манифест" из Сети изъяли, но к тому времени его успели скопировать на тысячи файлов, перевести и начать обсуждать в самых разных странах мира.

Так Брейвик получил мировую известность, которая ему очень по душе.

Копаясь в причинах появления такого монстра в столь прекрасной, до нереальности правильной и продуманной стране, можно, конечно, вспомнить о том, что к 1940 году, когда Гитлер оккупировал Норвегию, ее бывший министр обороны Видкун Квислинг уже создал националистическую партию, которая с энтузиазмом пропагандировала антисемитскую политику (ну не было в Норвегии паломничества мусульман, против которых можно было бы выступить уже тогда). И в 

42-м Гитлер дал Квислингу пост премьер-министра норвежского правительства. Так что вроде бы есть откуда взяться расизму в этническом норвежце Брейвике. Однако Квислинга-то расстреляли после падения Третьего рейха как предателя, и с тех пор попыток реабилитировать его никто не решился предпринять.  

- Значит, нельзя однозначно списать фигуру Брейвика на эхо истории? Как невозможно заклеймить в сумасшествии? Что тогда?

- Пока психиатрическая экспертиза не закончена, никто не может точно сказать, что с ним было не так, - рассуждает психиатр Свейн Оверланд. - Подчас нам приходится работать с убийцами, которые вроде бы вели нормальный образ жизни, никаких подозрений не вызывали, а как начнешь копаться - выясняется, что у человека уже несколько лет как отклонения начались. Возможно, этими отклонениями объясняется то, что Брейвик так хладнокровно расстрелял 68 человек на острове Утойя. Может, у него был некий синдром супергероя, как мы это называем. Такие люди полагают, что у них есть особенная миссия. 

- Но с чего-то он возомнил, что у него такая миссия? Достаток, дом в лучшей части Осло, своя ферма, казалось бы - живи и радуйся…

- Говорят, у Брейвика в юности был друг из Пакистана. Мусульманин. И спустя время Брейвик вдруг понял, что тому нельзя доверять. А все мы знаем: эмоции, которые испытаны в детстве и юности, - самые сильные, по сути, они и формируют личность…

- Ну хорошо, ненавидь себе на здоровье, говори об этом. Зачем стрелять-то?

- Мне кажется, Брейвик думал, что его не услышат. Он понимает, что не может обсуждать свои мысли в обычном обществе, потому что оно этого не приемлет, и отправляется в Интернет и там находит массу поклонников.  

МУСУЛЬМАНСКИЙ ОСЛО

Я отправилась в мусульманский район Осло посмотреть, какой такой мультикультурализм (этим корявым словом нынче кишат все газеты) так возмущал Брейвика. Женщина в хиджабе на другой стороне дороги, заметив в моих руках видеокамеру, погрозила пальцем и спешно закрыла лицо: не снимай, мол! В Гренланде, восточной части Осло, куча так называемых гетто. Они начинаются за мостом, недалеко от железнодорожного вокзала. Пакистанцы, выходцы из Ирака, беженцы с Сомали… Женщины сплошь укутаны в традиционные темные одежды (а на улице - плюс тридцать). Говорят, многие мужчины запрещают своим женам изучать норвежский язык - вдруг она потом свободнее себя почувствует, да еще уйдет?! Такая свобода поведения - "не в традициях".

В продуктовом магазинчике в три часа дня - толпа иммигрантов. Честно сказать, я почувствовала даже какую-то неловкость тут за свою европейски легкомысленную маечку и шорты: кругом-то у женщин даже волос под покрывалами не видно.

- А почему у вас за кассами только мужчины? - поинтересовалась у видного высокого пакистанца, пока тот заворачивал мне купленные финики.

- Ну… - заулыбался тот, - женщина на этом месте - это как бы не в наших традициях.

За углом магазин с "традиционными" мусульманскими нарядами. Дальше - кафешка, где я вижу только приезжих. Чуть выше - мечеть...  

В общем, хочу вам сказать: чтобы иммигрантам жилось в Осло припеваючи, далеко идти не надо, у них свой город в городе!  

Тут снова вспомнилось, что в юности у Брейвика был друг-иммигрант. Вот что Андерс сам писал на Фейсбуке: "лучший друг на протяжении многих лет (в детстве) был пакистанец. Он возмущался всем в Норвегии и в норвежцах (я был исключением)…" Может, тут будущего "стрелка" и начало переклинивать? Живешь в чужой стране, которая тебя кормит-поит, - будь добр, не хай ее. Ну кому из хозяев понравится, если в гости придет человек и станет класть ноги на стол - мол, а у меня дома такая традиция. И Брейвик решил, что надо менять правящую партию, которая последние 10 лет привечает приезжих, такая-сякая. Именно молодых лидеров Норвежской рабочей партии он в основном и расстреливал на острове Утойя. 

БЕЗ ЧУВСТВА ОПАСНОСТИ

- У меня такое ощущение, что норвежцы очень наивны. Поколение бабушек-дедушек - они ж фермерами были, жили в совсем другой стране, - говорит мне 30-летняя художница Траки Лебланк (американка, замужем за итальянцем; он в Норвегии живет уже 17 лет, она - год). Страна очень открытая…

- Может, даже слишком?

- Вот-вот. Например, я была на вечеринке с девушками местными, так те очень даже обрадовались, когда с ними стали заигрывать южные парни. Дело в том, что норвежцы очень застенчивые. А внимания-то хочется. И о последствиях не особо думают.  

Не могу не согласиться. Меня бесконечно удивляли рассуждения, которые я слышала от почти всех норвежцев, с кем разговаривала. Суть их такова:

- усиливать полицию после произошедшего не хотим, потому что неохота жить в полицейском государстве;

- демократии надо еще больше, границы закрывать ни для кого нельзя.

В общем, все как-то лозунгово. Я-то полагала услышать следующее: 

- полиции должно быть больше. И пусть ответят, почему вовремя не добрались до острова;

- давайте поговорим о приезжих не на собственных кухнях, а в парламенте: ведь то, что местная Партия прогресса, выступающая за более строгие правила иммиграции, - третья по результатам голосования на предыдущих выборах, тоже о чем-то говорит.

Но - нет. Такое ощущение, что все по привычке ждут: государство все решит правильно.  

- Это правильно, что любая машина может въехать на территорию близ здания правительства, - промывал мои "недемократически" настроенные мозги начальник штаба полиции в Осло Йохан Фредриксен. - Потому что это показывает: правительство не прячется от народа за заборами!

- Ну тогда разрешите проезд и к королевскому дворцу, - пожала плечами я. - Почему туда нельзя?

- Ну нет, мы не должны быть наивными, - насупился Йохан.

"МУЛЬТИКУЛЬТИ ОБРЕЧЕН НА ПРОВАЛ"

Разобраться, что это за явление такое под названием Брейвик, вовсю пытаются блогеры. Чуть ли не модно стало сравнивать "норвежского стрелка" с Раскольниковым Достоевского. Вот тоже мне страдалец! В отличие от героя русского писателя Брейвик совсем не страдает! Он абсолютно уверен, что прав!   

- Я думаю, он однажды понял, что не будет услышан, - рассуждает со мной Кетил Солвик Олсен, зампредседателя Партии прогресса в норвежском парламенте - той самой, что давненько требует ввести более строгие правила для иммиграции в Норвегию. - Когда в конце 90-х Брейвик, по его признанию, присоединился к нашей партии, он рассчитывал, что с нами добьется своего. Но мы не разделяем экстремистских взглядов. 

- Политкорректность нашего общества не позволяет Брейвику и таким, как он, открыто высказываться, - рассуждает давно живущая в Норвегии полячка, профессор истории в Университете Осло Нина Витожек. - Но знаю, что в Норвегии полно людей, которые не любят иммигрантов. Однако вслух не говорят, потому что их обвинят в расизме. Ведь, пожалуй, со времен Второй мировой норвежцы не сталкивались со злом. И совершенно отвыкли от этого. Я вот что думаю. Случись нечто подобное в у нас, в Польше, - Брейвика бы схватили еще до приезда полиции! Там было 300 молодых людей, крепкие парни. Но у них была одна реакция - бежать. Не могу пока сказать об этом в норвежской прессе, слишком болезненно для людей. Они - беспечные. Тем и прекрасно это жизнеустройство, - вдруг улыбнулась Нина. - Жаль, что эта утопия закончится.

Осло - Москва. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт