Маргарита ЧИМИРИС (25 июня 2011)
Отец девочки, погибшей под колесами машины пьяного мажора: «Если бы я мстил, неужели бы расстрелял обидчика на глазах у людей?!»

Отец девочки, погибшей под колесами машины пьяного мажора: «Если бы я мстил, неужели бы расстрелял обидчика на глазах у людей?!»

Комментарии: 30
Памятник дочке Василий создал сам. Он стоит на месте ее гибели.

Теперь ее папе за два выстрела в убийцу светит 8 лет тюрьмы.

Каждый день, спеша на работу, родители Юли Сурмило проходят мимо места, где семь лет назад погибла их дочь. До их дома оттуда всего 300 метров. Каждый день, глядя на памятник, который отец девочки сам создавал бессонными ночами, его обжигает невыносимая боль. Надеясь на справедливость, Василий Сурмило написал на мемориальной доске: «Пусть твоя кровь и наши слезы тяжелым грузом лягут на души тех, кто причастен к твоей смерти». Увы, исход этой трагедии определила не справедливость, а закон. А ему чужды родительские слезы. 

РОДИТЕЛИ - ЭТО ТЕ, КОТОРЫЕ ВОСПИТАЛИ

Из роддома в Онуфриевке (Кировоградская область) Василий и Елена Сурмило взяли Юлечку совсем крохотной. Долгое время бездетная пара (тогда обоим было за 30) стояла «на очереди» за ребенком. Поэтому когда узнали, что молодая мама-молдаванка из соседнего села собралась после родов отказаться от дочки, не могли нарадоваться. Ведь если женщина не передумает, малышку отдадут им! 

- Девушка написала отказ и больше не интересовалась судьбой дочки, - вспоминает Василий Иванович. - Вскоре мы с женой стали счастливыми родителями. Пеленали, купали, кормили, любили как свою. Когда Юле было лет шесть, «добрые» соседи и их дети пошутили над нашей дочкой: заявили, что я ей не родной отец. А она нам ни слова не сказала. Как и через 10 лет после этого, когда мы всей семьей смотрели по телевизору программу о приемных детях. Мне кажется, она догадывалась, что мы с женой ей не родные. А людям, которые пытались ей это говорить, гордо отвечала: «Родители - это не те, которые родили. А те, которые воспитали!» 

Юли не стало 14 октября 2004 года. В тот день вместе с подружкой и группой других детей 11-классница возвращалась с уроков домой. Весело шагая по обочине (тротуаров в маленьком поселке не сыщешь), дети даже не поняли, как на узкой дороге появился «бешеный» УАЗ. Основной удар пришелся на Юлю - она погибла сразу. Подружка девочки Ира две недели пролежала в больнице с сотрясением мозга и ушибом ноги. 

- Свидетели сразу сказали, что за рулем УАЗа был Виталий Перепеляк - сын тогдашнего главы нашего района, - говорит Василий Сурмило. - Вместе с ним в служебной машине (Перепеляк-младший работал водителем у главы райсовета) было еще пять человек. Все - пьяные. Праздновали Покров. Он даже не остановился, поехал дальше.

Поняв, что произошло, его собутыльники повыскакивали из машины. Умыли руки. А он, остановившись в поле, стал звонить отцу. Это увидел инструктор по вождению, который вместе с двумя ученицами проезжал мимо, уже зная, что наша Юля погибла. Он попытался задержать Перепеляка, но в итоге тот его избил. 

Резонансное событие не оставило людей равнодушными, да и свидетелей аварии, которые видели пьяного мажора и слышали, как он выкрикнул: «Мы, кажется, двух телок завалили», - было слишком много. Виновника ДТП задержали. 

До своего 17-летия Юля не дожила пару месяцев.
До своего 17-летия Юля не дожила пару месяцев.

ВИНОВЕН, НО НЕ НАКАЗАН

Следствие длилось полгода. Все это время Виталий Перепеляк пробыл за решеткой. Пока его семья и адвокат продумывали тактику защиты, родители Юли учились жить без дочки. 

- Накануне похорон к нам подошла тогдашняя начальница управления образования и предложила оплатить поминальный обед по девочке, - говорит Василий Иванович. - Мы согласились. А в суде она заявила, что деньги на еду и спиртное дал глава района - отец убийцы нашей дочери. Мол, мы об этом знали и приняли помощь. Нас нагло обманули! Кстати, до суда к нам приезжал Перепеляк-старший. Сказал, что дочку мы все равно не вернем, а его сыну гнить в тюрьме необязательно. Предложил разойтись миром. Я даже слушать его не стал и выставил за порог. А вот родители выжившей девочки взяли у него деньги. Но я их не осуждаю. Им надо было лечить дочь.

Суд шел в Онуфриевке, но приговор решили огласить в соседнем райцентре - Светловодске. Видимо, чтобы не привлекать внимание толпы. Родителей Юли о последнем заседании не предупредили. Виталия Перепеляка признали виновным. Но… отпустили из-под стражи прямо в зале суда. Его приговорили к пяти годам тюрьмы с отсрочкой на три года (у Виталия на содержании двое малолетних детей). А после апелляции этот срок и вовсе скостили из-за вовремя случившейся амнистии. 

- Мы подавали гражданский иск на 250 тысяч гривен, - говорит Василий Сурмило. - Нам присудили 30 тысяч. И те оплатил не убийца, а райсовет, на чьей машине Виталий катался в нерабочее время. Он остался жив-здоров и на свободе, а наша Юля в земле! Как нам с этим было жить?

«Я ЗАКОПАЮ ТЕБЯ РЯДОМ С ДОЧКОЙ!»

За пять лет после гибели Юли отец видел убийцу всего пару раз. При встрече отворачивался и быстро проходил мимо.

- О чем мне с ним говорить? - вздыхает Василий. - Зачем теребить рану? Но в тот роковой день, 2 мая 2009 года, я не сдержался. Мы с женой покупали цветы на могилу дочки. Я побежал в строймагазин, где работаю сторожем, за веревками. У входа увидел Перепеляка. Кажется, он снова был выпивший. Он выкрикнул мне вслед матерное слово, я послал его куда подальше. А потом сорвался: достал старый газовый пистолет (Василий давно увлекался оружием, поэтому часто носил с собой револьвер), который был заряжен мелкой дробью, и дважды выстрелил в него. 

Первый выстрел пришелся в лицо, второй - в макушку пострадавшему. На место сбежались продавцы магазина, проходившие мимо милиционеры. 

- Представляете, он при них кричал, что закопает меня рядом с дочкой! - говорит Василий. - Но сказать об этом следователям никто из свидетелей не захотел. Ведь отец Виталия по-прежнему оставался у руля - теперь уже возглавлял райсовет. 

Пострадавшего отвезли в больницу, у Василия изъяли оружие, опросили и отпустили домой. Дробь была очень маленькой и нанести серьезного ущерба здоровью Перепеляка не могла. Но к вечеру Василия Сурмило задержали, возбудив уголовное дело.

Из этого револьвера отец убитой девочки ранил своего врага.
Из этого револьвера отец убитой девочки ранил своего врага.

ЗАКОН ИЛИ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?

В КПЗ Василий пробыл три дня, после чего его отпустили на подписку о невыезде. А потом машина закона заработала с новой силой. 

- Убийцу моей дочки отвезли в больницу в Киев, - говорит Василий Иванович. - Там врачи сказали, что якобы одна дробинка задела нерв и теперь он ослеп на один глаз! А еще меня обвинили в том, что я переделал газовый пистолет под боевое оружие специально для убийства. Если это правда, то почему тогда на глазах у всего городка «слепой» Виталий Перепеляк без проблем водит машину? И если бы я планировал страшную месть, то неужели сделал бы это, выстрелив из пистолета, которым трудно убить, прямо средь бела дня - на глазах у людей? 

Сейчас против Василия Перепеляка возбудили два уголовных дела: одно за изготовление и хранение оружия (хотя документы на револьвер Olympic 38 у него есть), второе - за нанесение тяжких телесных повреждений. В суде он защищает себя сам: детально изучает конструкцию оружия и строение глаза. Кроме 8 лет тюрьмы ему грозит и выплата компенсации. Убийца дочери потребовал от семьи Юли 70 тысяч гривен морального и материального ущерба. 

Приговор уже не за горами: его огласят после дополнительных результатов баллистической и медицинской экспертизы. Василий Сурмило надеется, что в этот раз он будет не только «по закону», но и «по справедливости». 

Фото автора и с сайта «Одноклассники». 

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«Амнистия - это стечение обстоятельств»

Говорить с журналистами Виталий Перепеляк долгое время отказывался. Но для «КП» сделал исключение. Объясняет, что надоело слыть монстром.

- Свою вину в совершении ДТП я признал полностью, - говорит он. - Приговор есть. А под амнистию попал по стечению обстоятельств. Хотел у родителей Юли попросить прощения, но они на последний суд не приехали. Они получили компенсацию, а через пару месяцев Василий меня едва не убил! А ведь он и детям моим угрожал. Теперь я инвалид, не вижу на один глаз. Официально не могу ни работать, ни машину водить. Дробь из глаза так и не достали - врачи побоялись оперировать.

Виталий Перепеляк признал свою вину в ДТП. Но раскаялся ли?
Виталий Перепеляк признал свою вину в ДТП. Но раскаялся ли?

Думаю, что все эти годы завистники пытались сломать карьеру моего отца. Но у них ничего не получилось. Сейчас он на пенсии и говорить на тему ДТП и стрельбы не хочет. Тюрьмы я Василию Сурмило не желаю. Но за преступление должно быть наказание. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт