Дети на улицах Белоруссии играют в пункты обмена валюты

Дети на улицах Белоруссии играют в пункты обмена валюты

Минск, 27 мая 2011 года. Люди скупают водку. На следующий день она подорожала уже на 10%. Фото Николая СУХОВЕЯ.

Три года назад я переехала из Минска в Киев. Работа интересная, зарплата выше, жизнь бьет ключом. Это если о романтике. А если ближе к жизни, мое белорусское сознание сначала болезненно привыкало к суровой действительности. Простой пример: на молоко, масло или кефир в каждом магазине своя цена. ТАКОЕ БЫВАЕТ?! В Белоруссии - никогда! 

Ты доллары продаешь? 

- Погналась за длинным рублем, вот и живи там на «баррикадах», снимай  жилье за бешеные деньги, пей таблетки от стресса. А у нас пусть не такие зарплаты, зато стабильность и спокойствие! - говорили друзья.

Прошло три года. Я поехала в отпуск.  Соскучилась по этому тихому, предсказуемому укладу жизни. Про разразившийся в Белоруссии кризис я, конечно, слышала. Но все эти истории со скачущим местным ­рублем были от меня далеки. Ну да, знакомые предупреждали, что в стране стало несколько курсов валюты. Девальвация, все дорожает. Мол, пока родители фотографируют ценники в магазинах (потому что таких цен они никогда не видели), дети на улицах играют в валютчиков. Туалетная бумага за ночь подорожала в два раза и стала стоить как кило колбасы. 

Первое впечатление: внешне страна не изменилась. Это в Киеве билборды с рекламой дорогущих автомобилей и элитного жилья вгоняют в комплексы человека с невысокой зарплатой. В Минске все увешано билбордами с рекламой простой и понятной: «Я люблю Беларусь!»

Звоню друзьям.

- Отлично, что приехала! Доллары продаешь? - первое, что спросила подруга.

- Какие доллары?! Сто лет не виделись! Как жизнь? В приличном обществе разговор не с денег начинают... - пошутила я. 

- В приличном обществе не говорят о погоде, когда людям доллары нужны! - напирала Катя. - Сегодня Валентина Ивановна покупает, ей в Египет ехать. За курс поторгуйся. Задешево не отдавай...

Мозг кипел. С одной стороны, знакомым хочется помочь. С другой - деньги не хочется терять. С третьей - речь идет о какой-то тысяче долларов. А ажиотаж в кругах моих знакомых такой, словно в Минск приехал Абрамович.

- Какая Валентина Ивановна?! - настаивал друг детства минский предприниматель Дима. - С недавних пор в Интернете появился «сам себе Нацбанк».

- А это еще что такое?

- Минчане создали сайт. Заходишь на prokopovi.ch, там договориваешься о вменяемом курсе обмена с тем, кто покупает доллары, и совершаешь легальную операцию.

- Как это легальную? У нас же за такое и срок схлопотать недолго!

- Да все просто! Вместе идете к обменнику, ты легально сдаешь доллары, человек тут же покупает и потом доплачивает тебе рубли до реального курса. Чем больше долларов сдаешь, тем выше курс. На прошлой неделе посетителей на сайте уже за миллион.

В жизнь Минска я влилась  на второй день. Вопрос «Почем нынче валюта?» негласно заменил белорусам «Доброе утро!». К вечеру деньги не меняет никто. Все ждут утра. И девальвация не только в цифрах, она и в жизни произошла. Еще вчера слово «меняла» в Белоруссии звучало смешно и неприлично. Сегодня в менял превратились все мои знакомые. И тетя - учительница, и дядя - врач, и сын соседки - программист, и преподаватель с двумя образованиями...

Давайте два! 

В минских магазинах творится что-то странное. Частные торгаши цены взвинтили до небес. А вот ценники на белорусские товары в государственных магазинах еще не везде поменяли. Вот стоят на полке туфли женские кожаные по цене 350 тысяч рублей. Страшноватые - их никто не брал. Но в пересчете на доллары за сутки туфли упали в цене вдвое. И люди хватают.  Зачем? А чтобы было!

Центральный универмаг похож на муравейник. Народ снует с полными сумками. Колготки, трусы, носки. По 10 - 20 пар. Страна покупает с одной целью - нужно избавляться от белорусских рублей. Но покупать уже нечего, кроме продуктов - их пока на полках хватает.

Бешеным спросом пользуются телевизоры, холодильники и прочая техника. Чтобы хоть как-то сдерживать поток покупателей, народ призывают к рабочей дисциплине. В один из дней получаю от друга Димы письмо по электронной почте: «Ходил в обед в «Радиотехнику». Посмотреть, как цены растут. Подошли двое мужчин в штатском, предъявили удостоверения работников ОБЭП. Попросили мои документы. Спросили, где работаю. Корректно поинтересовались, почему в рабочее время я нахожусь в магазине.  Один из них по мобиле уточнил распорядок дня на моем предприятии. Все сошлось. У нас по расписанию обед. Извинились. Прямо андроповские времена!»

У моего 83-летнего деда  есть любимая фраза: «Будем живы, не помрем!» Он и на кризис смотрит с оптимизмом.

- Вешают немца, русского и белоруса, - хитро улыбается дед Иван, рассказывая мне любимый анекдот. - Немец сразу умер. Русский долго дергался, но тоже умер. А белоруса как повесили, так он и висит живехонек. Его в недоумении снимают и спрашивают: «Как ты выжил, белорус?» Он отвечает: «Сначала было душновато, а потом как-то сцярпеуся!»...

Мы оба хохочем, пока ждем дочь деда, мою тетю Лену из магазина. Она пошла за маслом. А вернулась с 15 кило сахара.

- Дочка, ну зачем? На всю жизнь не напасешься! - возмущается дед.

- А я знаю, зачем? - ворчит она. - Все брали, и я купила...

А В ЭТО ВРЕМЯ

Минск заморозил цены на социальные продукты 

В Беларуси введено госрегулирование цен на социально значимые продукты питания и непродовольственные товары. К перечню товаров, цены на которые регулируются Министерством экономики на срок не более 90 дней, отнесены: селедка, рыба живая и свежемороженая (кроме деликатесных сортов); сыры твердые и мягкие; перловая и овсяная крупы, хлопья овсяные без добавок; свежие огурцы, помидоры, яблоки, бананы, лимоны, апельсины; кофе, чай, соль (кроме пищевой морской); субпродукты из мяса кур и цыплят, из говядины и свинины первой и второй категорий, вареные, кровяные и ливерные колбасы, сосиски; синтетические моющие средства.

- Скорее всего срок в 90 дней сопоставим с уровнем продовольственных резервов Беларуси, и правительство надеется избежать шокового всплеска цен и, возможно, за три месяца в какой-то степени решить назревшие проблемы, - считает директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин. - Что же касается эффективности этой меры, то она может принести результат, только если цены будут заморожены на короткий срок. В противном случае производители просто начнут придерживать товар, что, в свою очередь, приведет к его нехватке. Таким образом, при теоретически стабильных ценах Беларусь рискует вернуться к «экономике дефицита» и «экономике очередей», которые были при Советском Союзе.

Наталья МИЧКОВСКАЯ. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа руководителем финансового проекта в днепропетровскепогода в Новой МаячкеСандрин Холт