Лилия ПИЧХНАРАШВИЛИ. (26 мая 2011)
«Когда Юра захлебывался в крови, изверги прыгали ему на голову»

«Когда Юра захлебывался в крови, изверги прыгали ему на голову»

Комментарии: 39
Молодой спасатель скончался, не приходя в себя.

21-летний сержант Юрий Барков из крымского городка Саки с детства знал, что будет спасателем, как папа - лейтенант МЧС. Сразу после армии он устроился работать пожарным в Деснянском районе Киева. Но исполнить мечту - дослужиться до капитана - ему так и не удалось. Парня зверски забила до смерти толпа старшеклассников. Это случилось 31 июля 2009 года. Но виновные до сих пор не наказаны. Мать погибшего парня отчаялась ждать справедливости…

«ОНИ НЕСЛИСЬ НА НАС 
С ПИСТОЛЕТОМ»

В тот злосчастный вечер товарищи по службе решили собраться в кафе в центре Броваров под Киевом: Юра, двоюродные братья Виталий Носков и Виталий Мельник, Арсен Асланов. Обычно Юра с радостью поддерживал компанию, но в этот раз, к удивлению друзей, его пришлось долго уговаривать. Он словно бы чувствовал неладное…

Ребята играли на бильярде, общались. Позже к ним присоединилась и жена Виталика Носкова с подругой.

- Хотя мы давно не виделись, но допоздна решили не гулять - Юре нужно было рано на службу, - рассказывает его двоюродный брат Виталий Мельник. - Около часа ночи вызвали такси. Дожидались машину на улице в сквере. Неподалеку на парапете сидела толпа молодежи - всем не больше 16: матерились, били стеклянные бутылки об асфальт. Мы подошли, сделали замечание, они, по-моему, даже извинились. А минут через 15 начался кошмар… Внезапно из такси выпрыгнули четверо молодчиков, один из них несся на нас с пистолетом.

Юра стоял в сторонке - разговаривал по телефону. Неожиданным ударом в спину его первым сбили с ног, затем и обоих Виталиков ударили чем-то тяжелым по голове - они моментально потеряли сознание. А когда Юра попытался встать, удары посыпались на него градом.

Жена Виталия Носкова начала кричать и звать на помощь, но к ее голове приставили пистолет и предупредили: «Один звук, сука, и будешь валяться на земле вместе с ними».

Больше всех досталось Юре: разъяренная толпа так увлеклась избиением, что начала прыгать ему на голову прямо с бордюра. Не остановились они, когда он начал захлебываться кровью… Разбежались, лишь когда зазвучали милицейские сирены.

- «Скорая» забрала Юру в реанимацию уже в коме, мы поехали с ним. На нем не было живого места: лицо сильно распухло и посинело. Он почти не дышал, - говорит Виталий Мельник.

В реанимации юноша пролежал чуть больше двух недель. Он умер, не приходя в сознание.

Елена Баркова: - Думала, на свадьбу собирать будем, а оказалось - на похороны.
Елена Баркова: - Думала, на свадьбу собирать будем, а оказалось - на похороны.

 

«Я ОБИЛА ВСЕ ПОРОГИ»

- Я чувствовала беду задолго до смерти Юрочки, - со слезами на глазах вспоминает его мама Елена Баркова. - Где-то за месяц мне приснился сон: мне люди деньги дают - по 10-20 гривен. Я думала, это знак, сыночек жениться соберется. А пришлось на похороны собирать…

Утром после случившегося Елена уже была в реанимации. Отпросившись с работы (она медсестра), почти все-время провела у палаты умирающего сына. Тогда и решила: тем, кто сделал такое с сыном, это с рук не сойдет.

- Он такой хороший был: всегда меня «мамулька» называл, добрый, покладистый, помогал, хоть я в Саках жила, а он - в Киеве. С детства мечтал носить погоны - людей спасать. А сам погиб! - вытирает слезы Елена Владимировна.

Уже почти два года она обивает пороги милиции, следователей, прокуратуры. Но суды затягиваются. Мать подозревает, что обеспеченные родители школьников, которые, собственно, уже стали взрослыми, любыми способами пытаются «уладить» дело.

- Сначала в Броварах в милиции несколько недель не возбуждали дело, говорили: «Может, вы еще мирно договоритесь». Куда я уже только ни обращалась! И в местную прокуратуру, и в областную, и в Генеральную, и в МВД. Начальник моего сына помогал, но всюду мы получали отписки: «Дело под контролем», - рассказывает Елена. - Но на самом деле подозреваемые еще потом полгода разгуливали, как ни в чем не бывало.

За эти годы Елена Владимировна успела поседеть и заработать нервный срыв. Следователей по делу ее сына меняли 4(!) раза - перебрасывали с прокуратуры на милицию. И куда бы ни обращалась несчастная мать, дело периодически «терялось».

- Я каждый месяц в Киеве была. Никто не уведомлял, на каком этапе следствие, что вообще происходит. В мае прошлого года обратилась лично к замначальника Киевской областной милиции. Тот распорядился разобраться и отчитаться перед ним. Подозреваемых наконец арестовали за хулиганство.

Но под стражей они пробыли недолго. Двоих парней - Понкратова и Яковенко (до приговора имена подсудимых изменены) выпустили сразу же под подписку о невыезде. О Лодковском и Климовиче, а по материалам дела именно они нанесли роковые удары, похлопотали адвокаты - их также отпустили.

ПОПЫТАЛИСЬ СПРЯТАТЬСЯ В АРМИИ

Первый суд состоялся через год после смерти Юры. Понкратов и Яковенко признались: «Мы были пьяные. Да,  били, но мы его не убивали». А вот на следующий суд Понкратов уже не явился. Оказалось, за несколько дней до суда его забрали в армию! А ведь военкомат должен был быть в курсе, что призывник находится под следствием. Как так получилось, сейчас разбирается военная прокуратура.

- Но спрятаться в армии ему не удалось. Через два месяца на заседание суда Понкратова привезли. Кстати, повестка пришла и Лодковскому, со дня на день его также должны были забрать в войска. Благо мы с адвокатом вовремя забили тревогу, - говорит Елена.

Заключительный суд должен был быть в феврале. Понкратову и Яковенко инкриминируют «хулиганство», за которое получить они могут условный срок. Лодковскому и Климовичу - «хулиганство, повлекшее смерть». Однако их адвокаты подали апелляцию и утверждают: Климович в смерти парня не виноват, а для обвинений Лодковского вообще недостаточно доказательств. Поэтому дело отправили на дорасследование.

- В июне должны вынести решение, но я боюсь, что виновные в смерти сына так и не найдутся, - опасается Елена. - Я уже отчаялась ждать справедливости!

Мы попытались выслушать аргументы адвоката обвиняемых. Но тот общаться с прессой отказался категорически, ссылаясь на тайну следствия.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт