Маргарита ЧИМИРИС, Фото автора, из семейного архива 
и газеты «Суббота». (21 апреля 2011)
«Все тело нашей сестры было синее от побоев»

«Все тело нашей сестры было синее от побоев» [Особый случай]

Комментарии: 12
Маме Людмилы - Ольге Владимировне - уже за 80. Для нее младшая дочка была самым близким человеком.

Когда родственники Людмилы Дыняк, медсестры райбольницы городка Красноармейск (Житомирская область), узнали о ее романе с директором местной школы, очень обрадовались. Наконец-то появился надежный мужчина, ведь одной растить дочку трудно.

50-летний Александр Кравченко, которого в городке знает каждый, казался идеальным женихом. Умный, веселый, хозяйственный. А главное - рвал на себе рубашку, доказывая родным Людмилы, как сильно он ее любит. Ну как не поверить? А через три с половиной года, когда Людмилу хоронили, он даже не подошел к гробу. Держался в стороне, боясь, что родные покойной устроят самосуд прямо на кладбище.

«ПРАВДА, ЧТО ТВОЯ МАМА ПОВЕСИЛАСЬ?»

Утром 23 апреля 2010 года 14-летняя Наташа Дыняк уехала из Красноармейска в село к бабушке первым автобусом. Возвращаться в дом, где вечером отчим в очередной раз избил мать, она боялась.

- Когда он обмотал вокруг шеи мамы ремень и потащил ее в сарай, я выбежала на улицу - не могла слышать крики, - рассказывала девочка милиционерам. -  Просидела на лавочке около часа, потом ушла в наш с мамой дом, который на другой улице. Но мама туда не пришла.

В автобусе Наташа не обращала внимания на сгорающих от любопытства кумушек. Украдкой поглядывая на девушку, они тихо обсуждали новость дня - смерть ее мамы - и недоумевали, как после такого Наташа может спокойно кататься в автобусе.   

- А правда, что твоя мама повесилась? - вдруг спросила одна из женщин. Наташа растерялась. Не поверила. Не помня себя от ужаса, она в слезах выскочила на ближайшей остановке и побежала к дому бабушки. 

К тому времени вся родня уже знала о беде: Людмилу вынули из петли во дворе дома ее сожителя.

- Сестру нашли ее коллеги - санитар и водитель местной больницы, - рассказывает брат Людмилы - Валентин Дзюбенко. - В тот день она должна была выйти на дежурство, но не пришла вовремя. Коллеги забеспокоились. Люда проработала в этой больнице больше десяти лет и ни разу не опаздывала на смену.

К дому директора школы лучшая подруга Люды - санитарка Тамила Грищук ехала с тяжелыми мыслями. Два дня назад Люда призналась ей, что хочет уйти от гражданского мужа - устала терпеть побои. Подругу Тамила увидела, едва подъехав ко двору. Она была прислонена спиной к сеновалу, колени слегка согнуты. От воротника куртки до верхней ступеньки лестницы, стоявшей рядом, тянулся длинный шнур.

- Все лицо Люды было в синяках, губы опухли, - вспоминает Тамила. - Я сначала решила, что она просто без сознания от побоев. А когда дотронулась до руки, поняла, что мертвая.

Вызвав милицию, коллеги Людмилы Дыняк поехали в больницу. Возле магазина они встретили ее сожителя.

- Я сказала ему, что у него дома большая беда - Люда умерла, - говорит Тамила. - А он безразлично посмотрел и спросил: «Ну и?..» 

Сестра и брат погибшей не верят, что она ушла из жизни по своему желанию.
Сестра и брат погибшей не верят, что она ушла из жизни по своему желанию.

«ПУСТЬ МОИ СИНЯКИ ТЕБЯ НЕ ВОЛНУЮТ»

Людмила и Александр познакомились в магазине, когда она подменяла подругу-продавца. Поговорили, обменялись телефонами, а вскоре начали встречаться.

- Впервые мы увидели его на семейном ужине в рождественские праздники, - вспоминает сестра Людмилы - Галина. - Он глаз с нее не сводил. С упоением рассказывал, как она выстирала руками с десяток пар его белых носков так тщательно, что они были как новые. Я видела, что от хлорки у сестры воспалилась кожа на руках, но она сказала, что ради мужчины стоит идти на жертвы.

До встречи с Александром Людмила успела пережить измену, расставание и смерть мужа. Дочку-школьницу поднимала на скромную зарплату медсестры и помощь старенькой мамы.

- Семейную жизнь сестры не назовешь счастливой, - рассказывает брат Валентин. - Первый муж Юрий бил ее, выпивал, изменял. Однажды она застала его с другой женщиной, после чего решила расстаться. Вот только идти мужу было некуда - они разделили дом и продолжали жить как соседи. Юра водил новых подруг, у сестры тоже появился поклонник. Но ужиться в одном доме бывший и нынешний мужчины Люды не смогли: однажды сцепились так, что в пылу драки Юра упал и ударился головой о камень. Ему сделали несколько операций, но не спасли. В его смерти обвинили любовника Люды и дали ему почти 10 лет тюрьмы.

Знакомство с директором школы родные Людмилы считали спасением - этот точно не предаст и не обидит.

- Потом до меня стали доходить слухи, что у него до сестры много женщин в доме жили, - рассказывает Галина. - А с женой, родившей ему двух дочек, он вообще не общался. Она бросила его и уехала с детьми за границу. Но Люда была с ним счастлива. Да и мало ли что завистники расскажут.

Через полгода от разных знакомых Галина узнала, что жизнь сестры с Александром (Людмила с дочкой переехали к нему жить) не сладкая.

Александр Кравченко руководил этой школой много лет. Но говорить о нем там сейчас не хотят.
Александр Кравченко руководил этой школой много лет. Но говорить о нем там сейчас не хотят.

- Я замечала на ней синяки, - вспоминает Галина. - Спрашивала, откуда. Но Люда отмахивалась. Мол, меня это не должно волновать. А вскоре перестала откровенничать.

Перемену в поведении Людмилы заметили и ее коллеги. Когда-то веселая, искренняя женщина вдруг стала молчаливой, закрылась в себе. В общей раздевалке для медсестер ее видели все реже.

- Люда старалась прятаться, когда переодевалась, - рассказывает Тамила Грищук. - Наверное, не хотела, чтобы мы видели синяки.

«Я ВСЕ О ТЕБЕ РАССКАЖУ!»

В роковой вечер Людмила позвонила брату Валентину в истерике. Кричала, что Александр сильно избил ее, а с распухшими синими губами она стыдится выходить на работу.

- Я сказал ей, чтобы убегала или вызывала милицию, - говорит Валентин. - Потом трубку взял Александр. Но разговора не получилось - он был пьян. Видимо, в те секунды Люда успела вызвать милицию.

Это был последний разговор Валентина с сестрой. Уже позже он узнал, что незадолго до случившегося сестру позвали соседи - попросили сделать укол ребенку, а потом пригласили за стол - праздновали день рождения. Когда Александр вернулся с работы, Людмилу дома не застал. Вероятно, это его и разозлило. 

- Он кричал, что повесит маму, - вспоминала дочка Наташа. - Тянул к сеновалу двумя руками, обмотав вокруг шеи ремень, а она вцепилась в него, чтобы не задохнуться. Кричала, что расскажет все, что знает о нем, и просила меня спасаться.

Милиционеров Наташа не дождалась - убежала в ужасе домой. Наряд приехал только через полтора часа. В дом не зашли. В своих объяснениях милиционеры рассказывали, что во дворе их встретил хозяин дома. Он был в футболке, несмотря на холодный вечер, взволнованный, с испариной на лбу. На вопрос, где Людмила, коротко бросил: «Пошла вешаться». Как после этих слов милиционеры могли спокойно уехать, не попытавшись войти в дом, - загадка.

СЛЕДОВ УБИЙСТВА НЕ НАШЛИ

- Когда утром я приехал в городок, тело Людмилы уже отвезли в морг, - говорит Валентин. - Возле сеновала, где ее нашли, суетился Александр. Бормоча себе что-то под нос, он подметал двор, не хотел ни о чем говорить. Еще тогда я заметил на стогу сена, у которого нашли сестру, вмятину от плеча и головы (эти следы видны и на снимках, которые сделали оперативники. -  Прим. авт.). Откуда они взялись? Возможно, сестру подвесили, когда она уже не дышала? Да и поза, в которой умерла Люда, была странной. Повеситься на лестнице, стоя ногами на земле, сложно.

Трагедия разразилась в ночь с пятницы на субботу. В милиции брату погибшей сказали, что судмедэксперт приедет только в понедельник. Но Александр Кравченко съездил в Житомир за патологоанатомом сам и привез его через пару часов на своей машине. Вскрытие провели быстро.

- Я видел тело Люды. Руки, ноги, лицо были синие от побоев, - рассказывает Валентин. - Под грудью три большие гематомы. Эксперт установил, что сестра умерла от удушья. И выдал заключение о самоубийстве. Но как же надо себя не любить, чтобы накинуть петлю не на голую шею, а на воротник куртки и задыхаться медленно, умирать в муках?!

Валентин написал заявление с просьбой возбудить уголовное дело против Александра, проверить все обстоятельства того вечера. Через неделю ему прислали отказ. Доказательств насильственной смерти милиция не нашла.

Осиротевшую Наташу забрала к себе родная сестра Людмилы. Девочка отказывалась ходить в школу - боялась встретить там отчима. Через пару месяцев Александра Кравченко отстранили от должности директора. В связи с уголовным делом. Не этим. Другим. И, как оказалось, далеко не первым.

За пережитые унижения Руслан Романюк получил от директора 1200 гривен.
За пережитые унижения Руслан Романюк получил от директора 1200 гривен.

ВСЕ РЕШИЛИ ДЕНЬГИ?

В единственной на 5-тысячный Красноармейск школе немноголюдно. Увидев постороннего, школьницы сбиваются в группки и шепотом, переглядываясь, обсуждают гостей. У детей только и разговоров о «подвигах» экс-директора.

- Александра Петровича нет. Интервью давать не буду, - отрезала завуч Зоя Аркадьевна, которая с начала учебного года исполняет обязанности директора. Тетради она проверяет в учительской, так как занимать кабинет начальника не хочет.

- Нам бы поскорее забыть эти истории и нормально работать, - говорит Зоя Аркадьевна. - Устали…

Устать есть от чего. Оказывается, Александра Кравченко, который помимо директорства был еще и депутатом райсовета четырех созывов, отстранили от должности за избиение 9-классника. Это случилось в марте прошлого года, за месяц до смерти Людмилы Дыняк. По словам сотрудников райуправления образования, директор решил примирить на переменке драчунов. Слов для успокоения не нашлось, и якобы в дело пошел кулак. Да так, что вскоре родители 9-классника Саши повезли мальчика в больницу снимать побои.

Милиция возбудила уголовное дело, через несколько месяцев его передали в суд. Приговор огласят в начале мая. Вот только серьезное наказание экс-директор, который нынче работает учителем истории, вряд ли понесет.

- Он оплатил мальчику лечение, пообещал помочь с поступлением в вуз, - анонимно рассказывают учителя. - Сейчас у этого школьника преподает, между ними нет никаких конфликтов. Да и дети, у которых он читает историю, говорят, что материал он подать умеет. Так что претензий к педагогу пока нет.

Общаться с журналистами школьник Саша отказывается. Говорит, хочет поскорее забыть неприятную историю. Знакомые его не осуждают. Мол, синяки давно сошли, а ради хорошего будущего на душевные раны можно закрыть глаза.

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА

В хорошее будущее для сына верила и пенсионерка Нина Романюк, когда отправляла парня работать в ту самую школу. Руслану, инвалиду по слуху, директор предложил должность сторожа.

- Он пришел к нам сам вскоре после выпускного, - вспоминает Нина Владимировна. - Сказал, что другой работы сыну не найти. Пообещал, что будет опекать мальчика, пока работает директором. Мы согласились.

Об унижениях, которые пришлось вынести за восемь лет работы в школе, Руслан вспоминает неохотно. Только перебирает пачку документов из милиции и суда, которые остались с тех времен.

- Пьянки-гулянки в школе были в порядке вещей, - говорит за него мама. - Директор часто посылал сына за выпивкой в магазин. Все гульбища проходили в особом кабинете - ключ от него есть только у директора. Там стоит диван, телевизор, видеомагнитофон. Видимо, поняв, что Руслан - нежеланный свидетель его «подвигов», директор захотел от него избавиться. Несколько раз жестоко избил. Однажды даже выбил зуб! Видимо, надеялся, что после этого сын уволится. А когда этого не случилось, сократил его.

Романюки снимали побои, писали заявления в милицию, но добились немногого. Уголовное дело на директора завели только за нарушение трудового законодательства. В итоге Руслан остался без работы, а после долгих разбирательств в суде получил от обидчика компенсацию в 1200 гривен.

«МОЕЙ ВИНЫ НЕТ»

Телефонного разговора с Александром Кравченко не получилось. Услышав, что говорит с журналистом, он попросил оставить его в покое и бросил трубку. А когда мы приехали к нему, закрылся в доме и отключил телефон.

Удивительно, но в тот же день вышел номер житомирской областной газеты «Суббота». В нем экс-директор высказал свою версию событий. Она сводилась к следующему: «Я не убивал Люду. Это была ее не первая попытка самоубийства». Александр рассказывал, что они нормально жили, но в тот вечер Людмила пришла домой очень пьяная. Он спросил, где была, а она бросила, что пока еще не его законная жена, отчитываться не собирается. «Схватила кухонный нож, сказала, что себя порешит и меня заберет», - рассказывал Кравченко.

Он также сообщил, что после похорон якобы нашел письмо бывшего сожителя Людмилы, который отбывает наказание за убийство ее первого мужа. По словам Кравченко, этот сожитель угрожал отомстить ей за то, что она не дождалась его из тюрьмы. А историю с избиением школьника раздули из-за того, что, будучи депутатом, он боролся с дерибаном земли, нажил влиятельных недругов.

Прочитав это интервью, мы позвонили Александру Кравченко еще раз. Но его телефон был по-прежнему отключен. Тетя педагога от разговора с прессой тоже отмахнулась: мол, вся правда про ее племянника написана в областной газете.

МИЛИЦИОНЕРАМ ГРОЗИТ СЛУЖЕБНАЯ ПРОВЕРКА

Уголовное дело по факту доведения до самоубийства Людмилы Дыняк возбудили после настойчивых писем ее брата. По закону за это преступление светит до 3 лет тюрьмы. С эксгумацией тянули долго - провели только три недели назад.

- Согласно первичной экспертизе, на теле погибшей были синяки, но все травмы соответствовали телесным повреждениями легкой или средней степени тяжести, - объясняют в милиции. - В конце апреля будут результаты эксгумации, после которых можно будет говорить о том, есть ли виновные в смерти женщины.

Но родственники Людмилы надеются, что после выводов экспертизы дело переквалифицируют в убийство. Только ради этого они решились потревожить ее могилу.

Кстати, на днях брату Людмилы Дыняк пришло письмо из прокуратуры: там пообещали дать оценку действиям милиционеров, которые в вечер смерти Людмилы выезжали на вызов. Обещают проверить и поведение опергруппы, которая «не заметила» на трупе ссадин и синяков.

Подозрения в таком преступлении, как оказалось, - не повод отстранить учителя от работы с детьми. В управлении образования говорят: нет решений судов и письменных жалоб на педагога - нет повода для увольнения. Сейчас ждут вердиктов. При этом намекают: если Кравченко разойдется мирно с избитым учеником, а дело о смерти Людмилы Дыняк до суда не дойдет, он снова сможет вернуться в свое директорское кресло.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт