Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН (11 апреля 2011)
Журналисты «КП» - из Ливии: «Нас приняли за шпионов Каддафи»

Журналисты «КП» - из Ливии: «Нас приняли за шпионов Каддафи»

Наши военкоры Александр Коц (слева) и Дмитрий Стешин за годы работы в горячих точках побывали в разных передрягах, но в плену оказались впервые.

Восемь часов ребята находились в руках вооруженных оппозиционеров, и как сложится судьба журналистов, до последнего времени оставалось неясным. О том, как им удалось вырваться из плена, читайте в репортаже наших спецкоров. 

ЧАЙ ПОД ДУЛОМ

Обреченная Адждабия приготовилась к штурму. Улицы вымерли, все магазины закрыты. У дорожной развязки сворачиваем на юг, и через десяток километров упираемся в повстанческий блокпост. Худой, изможденный негр в кожанке, вооруженный бельгийской автоматической винтовкой, объясняет нам, что дальше дорога перерезана. Мы спорим, на карте показываем цель нашей поездки - оазис Сахаби. Повстанцы совещаются, и в наши машины садятся вооруженные люди. Нам объясняют, что нужно срочно вернуться в Адждабию. Мол, командир повстанцев хочет с нами поговорить и дать интервью. Два джипа с пулеметами с радостью покидают передовую и мчатся впереди, показывая дорогу.

Приезжаем в школу, которую революционеры заняли под свои нужды. В компьютерном классе рассаживаемся по стульям и ждем командира. Заходит невысокий плешивый мужчина средних лет, выложил перед собой на стол пистолет. Нет, нам не угрожали, никому из нас не приставляли ствол к голове, просто во время допроса командир с этим пистолетом многозначительно игрался. Взводил курок - спускал курок. Вынимал магазин - вставлял магазин. И задавал нам вопросы на «бедуинском английском».

Мы пытались растолковать наш маршрут с помощью нашей же карты, скачанной с туристического сайта. Ждали переводчика, знающего русский язык. Наконец появился некий Хасан. Русский он знал неплохо, изучил наши документы, проникся и попытался убедить командира в том, что мы журналисты. Командир не поверил. Нас опять рассаживают по машинам и везут в очередную школу, занятую повстанцами. 

- Вы, парни, все говорите по-английски? - с оксфордским акцентом спросил зашедший в кабинет парень в бронежилете и «баллистических» очках. - Давайте я объясню, что происходит. Не волнуйтесь, вам ничего не угрожает, мы беспокоимся о вашей безопасности. Сейчас мы поедем в одно место. Мы готовы предоставить вам информацию, питание, ночлег... Это, конечно, не пятизвездочный отель, но...

Нас привозят в другую школу, где располагается очередное подразделение повстанцев.

- Понимаете, - снова заводит свою песню все тот же ливийский британец в бронежилете и очках. - Вы хотели поехать на территорию, которую контролирует Каддафи...

- А в качестве кого мы сейчас здесь?

- О, не волнуйтесь, чистая формальность, мы должны все проверить. Не беспокойтесь, вам ничего не угрожает.

Эту мантру нам читали на протяжении следующих четырех часов, угощая чаем и печеньем. В конце концов британский ливиец сообщил нам, что практически все в порядке и мы даже можем на свой страх и риск продолжить свое авантюрное путешествие на юг... Но в последний момент вдруг передумал и приказал следовать за его джипом. 

- Мы арестованы?

- О нет, не волнуйтесь, все для вашей безопасности...

По уже знакомым ориентирам понимаем, что конвоируют нас в сторону Бенгази. Без каких-либо объяснений. Через полчаса наш «кортеж» вдруг тормозит посреди пустыни.

- Можете оправиться, - благодушно заявляет парень в бронежилете. - Не беспокойтесь, просто мы получили приказ доставить вас на допрос в Бенгази.

 

ТЯЖЕЛЫЙ ВЗГЛЯД «ПОЛКОВНИКА СТЕШИНА»

Следующие четыре часа мы проводим в полной неизвестности на территории бывшей военной базы на въезде в столицу оппозиции. Отношение к нам корректное, но при этом никто не может нам объяснить, за что мы задержаны и чего мы ждем. У нас есть спутниковый телефон. Во время намаза нам удается коротко переговорить с Москвой. Нас вместе с вещами переводят в комнату с железной дверью и кошмами на полу, знаками объяснив, что это теперь «ваш отель». Здесь спутниковый телефон уже не работает. В девятом часу вечера наконец появляется самое ответственное лицо, начинающее очередной допрос.

- В Адждабии решили, что вы из российской разведки, - говорит он. - Зачем вы собирались на юг?

- Мы хотели оценить ситуацию там.

- Но все журналисты ездят на линию фронта, и никто не ездит на юг. Вы хотели обойти нас и попасть к Каддафи?

- Ни в коем случае, мы хотели узнать гуманитарную ситуацию на юге, вот и все.

- Вы точно не шпионы?

- Будь мы шпионы, мы бы не признались.

- Но вон тот-то точно разведчик, - кивает «чекист» в сторону спецкора «КП» Дмитрия Стешина.

- Да он даже в армии не служил.

- У него во взгляде все написано, - упорствует ливиец и спрашивает Стешина: - Вы кто по званию? Полковник? Генерал?

- Послушайте, - вступается за коллегу Александр Коц. - Это мой лучший друг, мы вместе работаем бок о бок уже 8 лет, мы журналисты крупнейшей газеты СНГ. 

- Ваши офицеры помогают Каддафи, - не отступает ливиец. - Россияне, белорусы, китайцы… Впрочем, если вы журналисты, то политика не имеет к вам отношения. 

В этот момент у важного повстанца звонит телефон. Разговор напряженный, он играет стопкой наших паспортов, как колодой карт. Следом - еще один звонок. И еще. Важный начальник бросает паспорта на стол и выбегает из комнаты. Больше мы его не видели. 

 Затем в комнату заглянул один из охранников и сообщил, что вызвал нам такси, которое отвезет господ журналистов, куда они пожелают. Только час спустя мы поняли, почему нас вдруг отпустили. Шум, поднятый на родине, все-таки докатился до этой «сумеречной зоны». Кажется, легендарная формула Бодрова-младшего «русские на войне своих не бросают» все-таки не пустой звук.

Фото Вадима ШЕРСТЕНИКИНА. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт