Врачи Светлана и Сергей АНИСТРАТЕНКО: «Мы выжили под натовской бомбежкой»

Врачи Светлана и Сергей АНИСТРАТЕНКО: «Мы выжили под натовской бомбежкой»

Сергей у домика турецких строителей, подожженного оппозиционерами. Фото из архива семьи Анистратенко.

«АРАБЫ ЗАКРЫЛИ ЖЕН В ДОМАХ»

- Светлана Алексеевна, как ваша семья оказалась в Ливии?

- Как и все медики. В СНГ и в Украине в частности есть несколько агентств-посредников, работающих по договору с минздравом Ливии. Они-то и занимаются поиском и наймом врачей и медицинского персонала.

Нас занесло в Злитен - город в 180 километрах от Триполи. Это своего рода религиозный центр страны. Там расположены большинство мусульманских духовных училищ государственного масштаба. 

- Как все началось?

- В середине февраля, числа 15-го, руководство больницы попросило нас воздержаться от поездок в Триполи. Ливийская госбезопасность о митингах явно знала и готовилась, видимо, быстро навести порядок. В Злитене, где большинство людей поддерживает Каддафи, сначала все было спокойно. Стоило местной оппозиции выйти на площадь с флагами и лозунгами, как там же собралась еще большая толпа людей, стоявших за Каддафи. А потом, что нас больше всего удивило, примчались старейшины города и в считаные минуты разогнали всех по домам. Однако банки, школы и госконторы несколько дней были закрыты. 

- Кому больше симпатизировали врачи?

- Коллектив в госпитале сложился интернациональный. Тема, конечно, обсуждалась, но неохотно. Особенно когда одного из местных врачей - молодого ливийца, бегавшего по больнице и кричавшего «Свобода!», - вдруг арестовали. Затем, правда, выпустили, однако ненадолго.

Где-то через неделю ситуация стала накаляться. Сначала арабы закрыли по домам своих жен. Потом начался исход египтян, кенийцев и прочих африканцев, делавших в Злитене всю черную работу: от уборки улиц до выпечки хлеба. Вскоре начались бои за Мисурату, и к нам  повезли первых раненых.

«СНАЧАЛА СТРЕЛЯЛИ ПО НОГАМ»

- Солдат Каддафи?

- Всех без разбору - и солдат регулярной армии, и оппозиционеров. Последних, правда, полиция держала прикованными к койкам и с завязанными глазами. Естественно, никакого общения с медперсоналом не допускалось.

Что любопытно, поначалу все они поступали к нам в основном с простреленными ногами. Но позже пошли уже серьезные, страшные раны - осколочные, пулевые. Рваные грудные клетки и животы. Хирурги и травматологи не знали продыху. Город уже обстреливали по полной программе. 

- И даже тогда не поспешили уехать?

- Мы покинули Злитен в 20-х числах марта - практически через месяц после начала войны. Почему? Во-первых, не было нормальной связи с Триполи. Во-вторых, все врачи были уверены: если в эту заваруху не вмешается Европа или Америка, все вскоре закончится. 

Медики, прожившие в Ливии не один год, объездившие ее вдоль и поперек, были уверены - победа будет за Каддафи. Но когда в войну вступила третья сила, а за забором нашего охраняемого полицией медгородка то ли просто мародеры, то ли оппозиционеры разграбили и сожгли домик турецких строителей, стало ясно - оставаться здесь опасно.

НА 15-М ВЗРЫВЕ СБИВАЛАСЬ СО СЧЕТА

- Чем вам запомнилась дорога на Триполи?

- Блокпостами  и толпами чернокожих африканцев, уходившими в сторону границы с Тунисом. Полиция с ними не церемонилась: обыскивала буквально до носков, выворачивала чемоданы. Европейцев, правда, не трогала. Так что до Триполи мы с Сергеем добрались благополучно. Хотя потом, слышала, у некоторых врачей на блокпостах отбирали ноутбуки. У коллеги-анестезиолога из нашего госпиталя полицейский вынул и сломал карточки мобильного телефона. 

Пока в посольствах Украины, России и Беларуси решали, как нас всех оттуда вывезти, мы поселились в пригороде Триполи - Тажуре. Он раньше был базой советских военных советников - рядом армейские склады, офицерское училище, ракетно-локационная станция. И буквально на вторую ночь наши семьи попали под натовскую бомбежку. Это было не просто страшно. Ужасно!

Первая бомба упала метрах в пятистах от нашего домика. Бомбили всю ночь, в семь или восемь заходов. Сколько бомб сбрасывали зараз - не припомню, на пятнадцатом взрыве я всегда сбивалась со счета. Наутро мы узнали, что несколько мальчиков-арабов из военного училища погибли.

Огромное спасибо ребятам из нашего посольства в Ливии: опасаясь за наши жизни, они предложили до эвакуации пожить в пустующей квартире отбывшего дипломата. А 30 марта нас вместе с россиянами и белорусами на автобусах вывезли в Тунис. Состояние у всех было подавленное. Особенно когда на пограничном КПП увидели лагерь беженцев. Вы не поверите - палатки до горизонта!

- Когда война закончится, вы вернетесь в Ливию?

- Думаю, в этом случае вернулись бы если не все, то очень многие украинские медики. Ливия хорошая страна. Да, она другая, но хорошая. Дело здесь не только в хороших заработках. Просто пожив там, поняв психологию людей, невольно начинаешь ее любить. Но когда видишь, что там сейчас творится, - становится страшно за ее судьбу. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт