Украинские врачи продолжают работать в Ливии и готовятся к боль шому потоку раненых

Украинские врачи продолжают работать в Ливии и готовятся к боль шому потоку раненых

Комментарии: 16
На фото слева направо: украинские медики в Ливии - Зинаида Жевачевская, Татьяна Денис, Екатерина Бобровник, Виталий Жевачевский, Владимир Петровский.

«ЗАРАБАТЫВАТЬ ТУТ МОЖНО ХОРОШО»

Многоэтажный дом у мечети в не самом благополучном районе Бенгази (столицы подконтрольного революционерам востока Ливии), примыкающем к самому криминальному Сабри. Консьерж в подъезде, чистенькие лестничные пролеты, 3-й этаж, 12-я квартира. Здесь живут супруги Виталий и Зинаида Жевачевские. Он - анестезиолог в местном детском госпитале, она - там же операционная сестра. Приехали сюда из Киева и работают в Ливии вот уже 10 лет. Дочка начинала ходить здесь в школу, но после уехала в Украину и приезжает к родителям летом на три месяца.

- Мы тоже ездим на родину, - Виталий приглашает нас в зал. - Официально отпуск дается раз в два года с оплатой билета. Но можно ездить чаще за свой счет.

В Украине Виталий Жевачевский получал бы около 250 долларов, его жена - и того меньше. А здесь заработок - 1000 и 700 долларов соответственно. А с нового контракта должны значительно поднять зарплату.

- Неужели здесь нет своих врачей?

- Почему, есть много хороших местных хирургов. Но без иностранных анестезиологов они пока не справляются. За квалификацией ливийские врачи в основном ездят в Египет, но бывают стажировки в Америке, Германии, Италии, многие учатся в Европе.

- Но революционеры кричат, что им не дают возможности получить образование.

- Это наверняка неквалифицированные работники, - уверен Виталий. 

- Если ты хочешь работать, то зарабатывать тут можно. Но ливиец на грязную работу не пойдет, этим здесь занимаются мигранты из бедных африканских государств. А у местных есть возможность не работать - семьи почти все многодетные, вот и живут на детские пособия.

- Как, кстати, ваши квалифицированные коллеги относятся к восстанию против Каддафи?

- Раньше они молчали и вообще ничего не говорили ни о Каддафи, ни о его противниках. Сейчас, находясь в этой части Ливии, сами понимаете, что они могут говорить...

О ВОССТАНИИ БЫЛО ИЗВЕСТНО ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ

Хозяин показывает нам свою квартиру. Большая спальня, огромный зал, детская,  гостевая, кухня... Всего 120 квадратных метров, не считая балконов-лоджий. Аренда в месяц обходится в 50 долларов, еще десять баксов уходит на коммуналку.

- А почему не захотели эвакуироваться с коллегами?

- Не успели испугаться, - смеется Зинаида.

- Поначалу же никто всерьез это не воспринимал, - поддерживает Виталий. - Бенгази - это такое место, где оппозиция постоянно бузит против Каддафи. И стрельба была раньше. Думали, все пройдет быстро. Но когда началась атака на военную базу Аль-Катиба, стало понятно, что все серьезнее...

- Мы слышали о намечающемся восстании недели за две, - вспоминает зашедший в гости к Виталию врач из другого госпиталя - Владимир Петровский, тоже киевлянин. - Говорили, что митинг будет 17 февраля. Ну тут это дело обычное. В этот день работали по плану, тут местные доктора шептаться начали, и вдруг стали поступать первые раненые. В первый день ранения в основном в ноги были - стреляли, чтобы обездвижить. Мы работали всю ночь, а под утро узнали, что спецназ идет из Триполи (столица Ливии, подконтрольная Муамару Каддафи. - Ред.). Такое уже было в 2005 году, когда итальянский министр в телестудии показал карикатуру на пророка Мухаммеда. А здесь есть консульство итальянское. И местные после пятничной молитвы, - видать, имам их настропалил, - двинулись на консульство. Стояли, кричали, а один мальчишка залез на консулат и пытался сорвать итальянский флаг. И полиция сняла его выстрелом...

Это привело к массовым беспорядкам, которые локальными силами пресечь не удавалось. А прибывший спецназ из Триполи, состоявший в основном из африканских наемников, просто стал стрелять на поражение, митинги быстро поутихли.

- Мы думали, и тут этим закончится, - продолжает Владимир Петровский. - У местных есть особенность - они ночные люди, спят до обеда. А в два часа дня пошла новая волна уже с ранениями в грудь и живот. Травмы, несовместимые с жизнью. Пули были со смещенным центром тяжести. Открываешь живот - и не знаешь, за что браться. Печень повреждена, поджелудочная, желудок, кишечник весь в дырах... Больные умирали от кровотечения, которое физически нельзя было остановить. Снайперы еще работали - привозили людей с ранениями между надбровными дугами, в грудь и в яички. При этом чувствовалась какая-то рука организатора со стороны повстанцев. Нам везли одеяла, матрасы, медикаменты, еду - все, чего не хватало. И так первые четыре дня революции.

«СТРАШНО, КОГДА ВЫХОДИШЬ НА УЛИЦУ»

- Погибших было много?

- Не сотни, но десятки точно. В нашем госпитале за эти дни было по 30-35 умерших в сутки. Часть умирала в госпитале, часть уже мертвыми привозили.

- Страшно было?

- Ну только на улицу когда выйдешь. Бегут с автоматами, а один - с мачете. И орет что-то.

- Почему не эвакуировались?

- Может, мы просто поначалу не осознавали масштаба. Информации толком никакой. Да и сейчас смотрим телевизор и в окно... Как говорят в Одессе - две большие разницы. Звонит доктор из Триполи, говорит, мол, по госканалу показали, что взяты Бейда и Тубрук (города восточнее Бенгази), сейчас идет наступление на Бенгази. А я тут ничего этого не вижу. В Бейду докторам знакомым звоним - у них все спокойно. Смотришь «Евроньюз» - одна информация, русские телеканалы - другая, «Аль Джазира» - третья, «Аль Арабия» - четвертая... И голова кругом. Очень многое искажается и преувеличивается. Но к чему-то крупному все-таки готовятся. В клиниках стараются не занимать койки, развернут в полной готовности новый госпиталь на 1200 мест - видно, что ожидается массовый поток раненых. Работы у нас будет много...

Фото Вадима ШЕРСТЕНИКИНА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

работа бухгалтером-кассиром в Харькове