Арабские режимы окостенели. Но они - заслон против исламистов

Но что вот так - внезапно, один за другим, затрясутся крупной дрожью казавшиеся доселе незыблемыми режимы, не брался предсказать никто. А ведь в этом регионе переплелись важнейшие нервные ткани планеты: нефтяные потоки, застарелый арабо-израильский конфликт, набирающие силу радикальные исламистские движения. Спичку брось - и полыхнет на весь мир! И вот вдруг «чиркнуло»... 

Почему целые страны оказались во власти бушующих толп? Чем обернется череда арабских бунтов? Ждет ли соседние государства похожая участь по теории домино? Об этом в гостях у радиостанции «Комсомольская правда» рассуждает руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр ШУМИЛИН.

ТУНИС «ЗАЖЕГ ИСКРУ»

Андрей Баранов, зам. редактора отдела политики «КП»:

- Дипломаты, аналитики, разведчики всех мастей, конечно, знали, что в этом регионе есть определенный протестный потенциал. Но никто не ожидал столь быстрого и мощного революционного взрыва... 

Александр Шумилин:

- Напряженность там периодически возникала, то поднимаясь, то спадая. При всем благополучии Египта, Туниса, которые много зарабатывают на туризме, доходы эти распределяются крайне неравномерно. Царит безумная коррупция, дорожает продовольствие... 

Потенциал гнева копился десятилетиями и выплескивался временами в виде хлебных бунтов. Но нынешние бурные события действительно застали многих врасплох. Мы можем говорить о некоем суммарном эффекте, когда социально-экономические проблемы наложились на политические. И на искру, которая была зажжена Тунисом. Без нее не «задымился» бы Египет. Там все-таки уровень жизни беднейших слоев поддерживается искусственно, существуют бесплатные столовые для неимущих…  

Баранов:

- Откуда тогда взялись эти сотни тысяч протестующих?

Шумилин:

- Это огромное количество молодежи, которая получила неплохое образование, но не имеет работы и жизненных перспектив. Их просто достала политика властей. На недавних выборах в парламент правящая партия без зазрения совести «насчитала» себе 97,5%. Все понимали цену этому результату. А потом люди устали от правления одного лица. Ведь президент Хосни Мубарак находится у власти 30 лет - дольше Сталина! Казалось бы, не сковырнуть никак. И тут вдруг египтяне видят, как такого же «вросшего в кресло» президента соседнего Туниса Бен Али возмущенные граждане свергли за пару дней, и тот стремглав бежит из страны! 

Баранов:

- Они получили прецедент…

Шумилин:

- Да, убедились, что бессменные президенты не так уж несменяемы. Это их взорвало, открыло глаза. А организоваться помогли современные технологии коммуникаций - Твиттер и Фейсбук. Спохватившись, египетские власти срочно объявили о снижении цен на продукты. Не сработало.

ЭФФЕКТ ДОМИНО

Баранов:

- Вот и в Иордании, где люди тоже вышли с протестами, король Абдалла II сыграл на опережение и радикально сменил правительство. И в Йемене президент Али Абдалла Салех (он вообще 33 года сидит на своем посту, как Илья Муромец на печи) уже заявил, что дорулит последние пару лет и на новый срок больше не пойдет. Но там идут жестокие столкновения тысяч демонстрантов с полицией. Похоже, светские арабские режимы зашатались и вот-вот начнут валиться как костяшки домино вдоль «дуги нестабильности», начертанной в свое время еще Збигневом Бжезинским. И везде поднимают голову воинствующие исламисты. А ну как они заполнят политический вакуум и поднимут над регионом огромное зеленое знамя Пророка? 

Шумилин:

 - Потенциально такая возможность существует. Но в разных государствах исламский фактор играет различную роль. В Тунисе он наименее влиятельный - в силу достаточно высокой степени европеизации этой страны. В Египте угроза намного выше, ибо Египет - родина «Братьев-мусульман». Именно они в 1981 году убили президента Садата, а сейчас некоторые их лидеры требуют разорвать мирный договор с Израилем. И впервые за долгие годы ослабевшие власти вынуждены идти с ними на диалог. Смотрите, даже самый известный египетский оппозиционер - нобелевский лауреат и экс-директор Международного агентства по атомной энергии аль-Барадеи, - которого Запад вполне воспринимает как современного интеллектуала, и тот высказался за обязательное участие в переходном правительстве «Братьев-мусульман». Потому что они организованны и влиятельны. 

В Йемене исламисты сильно завязаны на «Аль-Каиду». Это уже совсем серьезно. А ведь есть и правящий ХАМАС в секторе Газа, и мощная проиранская «Хезболла» в Ливане, ненавидящие США и Израиль.

Баранов:

- Пошли разговоры и о Сирии...

Шумилин:

- Протесты против президента Башара Асада уже созрели. Горючий потенциал есть, но там ситуация своеобразная: страна граничит с впавшим в волнение Ливаном и извечным врагом Израилем. Асад под предлогом отражения внешней угрозы может подавить любые выступления. Но какую игру затеют в Тегеране, мы не знаем. Это одна дуга: Ахмадинежад - в Иране, «Хезболла» - в Ливане, ХАМАС - в Палестинской автономии и Асад - в Сирии. Может быть, иранцы захотят и Сирию превратить в некую исламскую республику... 

Баранов:

- До Турции эта волна бунтов может докатиться?  

Шумилин:

- Там нынешнее исламистское правительство и так доминирует во всех смыслах. Поэтому если уж в Турции начнутся протесты, то как раз в пользу усиления светских ценностей...

Баранов:

- Получается, США и Западу нет никакой выгоды менять «омертвевшие» режимы в регионе, как полагают некоторые конспирологи? 

Шумилин:

- Запад в этом точно не был заинтересован. Мубарак является важнейшим игроком на ближневосточной арене. И союзником США. Он - опора блока умеренных арабских режимов и гарант мирных отношений между арабами и Израилем. Эта конструкция сейчас находится в состоянии трепетания. Падение Мубарака приведет к ее  окончательному краху. Поэтому США, создававшие эту конструкцию 30 лет назад, максимально заинтересованы в том, чтобы ее сохранить. (Этого же страстно желает и Тель-Авив.)  

Подготовили Андрей БАРАНОВ, Елена ЧИНКОВА.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Александр Иванович ШУМИЛИН родился в 1953 году в Москве, окончил факультет международных отношений МГИМО. Работал в Гостелерадио СССР, был международным обозревателем в «Комсомольской правде», возглавлял зарубежные бюро «КП» и других российских изданий в Каире и Алжире. Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН. Доктор политических наук, автор многочисленных работ по проблемам взаимоотношений США - Россия - Ближний Восток. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт