Последняя французская революция пройдет как по Марксу

Последняя французская революция пройдет как по Марксу [Фото]

Французская молодежь с улыбкой громит машины и витрины на улицах, даже не задумываясь, что без пенсионной реформы Саркози ей самой скоро придется в двойном размере платить налоги для пенсий старикам.

 «ПРОКЛЯТАЯ» РЕФОРМА

Нет ничего счастливее на свете, чем французская демонстрация трудящихся. Это все, чего вам недодали в детстве. Клоуны на ходулях, ряженые в масках, уличные музыканты, серпантин и конфетти под ногами, яркие пятна флагов и плакатов, фейерверки и шутихи, горячие сосиски и дешевое прекрасное вино в пластиковых стаканчиках, «чепуховые» выкрики, треск и пальба, политические кричалки и вопилки. Танцы, уличный флирт и «неподходящие» знакомства. Медь духовых труб и неистовство арабо-французских «рэперов» сквозь громкоговорители. По рукам ходят листовки с чудесными словами «солидарность», «свобода» и «равенство». Ощущение бессмысленной радости, братание с незнакомыми людьми и полная готовность не только идти сражаться за светлое и прекрасное будущее, но даже погибнуть за него где-нибудь на бульваре Осман с красным флагом в руках.
 
«Праздник непослушания» властям длится во Франции уже с мая. Демонстрации, акции протеста, забастовки рабочих, транспортников, врачей, учителей, студентов, журналистов, предпринимателей. В Дни единых действий профсоюзы выводят на улицы до трех миллионов человек. Страна ежедневно теряет от «простоя» от 200 до 400 миллионов евро. Официально не работают все 12 нефтеперерабатывающих заводов, а хранилища с горючим блокируют стачечники. Четверть бензоколонок закрыты по «техническим причинам» - просто нет бензина, и Франция теперь активно «качает» нефтепродукты из Италии и Германии.
 
Что же случилось? Виной всему «проклятая» пенсионная реформа, предлагающая повышение пенсионного возраста для французов с 60 до 62 лет и увеличение обязательного трудового стажа с 40 до 41,5 года. Подобная реформа затронет не только Францию, но и практически все страны Евросоюза: Германия повышает пенсионный возраст с 65 до 67 лет, Великобритания - до 65 для обоих полов, Голландия и Испания также поднимают пенсионную планку на два года. Борьба со «стариками» ведется уже в глобальном мировом масштабе, строго в соответствии с установками Международного валютного фонда. Одной из главных причин будущего спада экономики специалисты считают «дедо-бум».
 
«АНТИСТАРИКОВСКАЯ» ВОЙНА
 
Современная распределительная система пенсионного обеспечения была придумана еще в конце XIX века великим германским канцлером Отто фон Бисмарком. Суть ее проста и гениальна: молодые люди работают как черти, исправно платят пенсионные отчисления, рожают пятерых-шестерых детишек, выходят на пенсию и очень быстро умирают. Выплачивая пенсии старикам из денег, заработанных молодежью, государство не только не было в убытке, но даже получало неплохие прибыли. Долгожители тогда были редкостью, пенициллин еще не изобрели, болезни и эпидемии косили стариков уже в «цветущем» 60-летнем возрасте, дети взрослели быстро и рано трудоустраивались, молодой рабочей силы хватало с избытком, а медицинские и социальные льготы считались фантазией марксистов.
 
Система неплохо работала до конца XX века, но уже в начале XXI развитые европейские страны столкнулись с серьезным демографическим кризисом (если на одного пенсионера прежде приходилось трое работающих, то уже к 2025 году соотношение будет 1:1) и глобальным «старением» населения. Никто не желает умирать. Старики «бесцеремонно» (с точки зрения правительств) цепляются за жизнь, требуют достойного образа жизни и дорогого медицинского обслуживания. В этом году на пенсию выходят первые представители послевоенного поколения «беби-бумеров» (годы рождения 1946 - 1960), кормить которых должны «нерожденные» дети поколения хиппи («дети цветов» пропагандировали занятия любовью, но отнюдь не производство потомства).
 
«Мы сейчас, в 2010-м, должны платить за демографический спад эпохи семидесятых, - говорит аналитик Центра стратегических исследований Жан-Ив Камю. - В то время был экономический кризис, люди массово переезжали из деревень в города, не верили в будущее и мало рожали. Большинство французов в душе понимают, что придется платить за ту плохую демографию, за экономический кризис, за увеличение продолжительности жизни, за конкурентоспособность страны в условиях глобализации, но они ни на йоту не желают отказываться от своих привилегий. Пусть все будет так, как 20 лет назад! Мир изменился, а французы - нет. Нам все время твердят, что вот, мол, немцы, японцы и американцы работают, а французы бездельничают, каждый день мы слышим, что у американцев всего две недели отпуска в году, а у японцев одна - и вкалывают они 60 часов в неделю, а французы только 35. Но каждый раз, когда правительство пытается что-то изменить, поднимаются левые и профсоюзы. Глядя холодным взглядом, мы понимаем: если мы хотим иметь молодых людей, чтобы кормить стариков, надо широко открывать двери для иммигрантов. «А как же французская идентичность?» - тут же кричат правые. Во Франции нет интеллектуального консервативного патриотического движения, как у вас в России. Русские интеллектуалы размышляют о роли России в мире и идее государственности, французские - о правах индивидуальности, живущей в борьбе с этим самым государством».
 
«Все просто: если вы хотите сделать реформы во Франции, то знайте - это в принципе невозможно, - говорит политолог Лоран Хубер. - Реформировать Францию можно только революционным путем. Мы, французы, эгоисты. Здесь бесполезно взывать к чувству общего интереса. Казалось бы, все очевидно: люди стали жить дольше и меньше делать детей, а значит, через десять лет мы не сможем платить пенсии. У нас уже сейчас дыра в пенсионном бюджете 35 миллиардов долларов. И что? Французам плевать на интересы нации, им важны только собственные дела. Нам говорят: эй, ребята, посмотрите, как меняются люди в Швеции, Германии и Швейцарии. Они отказываются от привилегий, они экономят и больше работают. А мы в ответ: да флаг им в руки! То, что хорошо для них, плохо для нас».
 
ПИРРОВА ПОБЕДА НИКОЛЯ САРКОЗИ?
 
Мой друг Люсьен - французский граф, настоящий, без подделки, с прелестными инфантильными чертами аристократа-вырожденца, лишенного здоровой примеси крестьянской крови. Половина его предков сложили голову на гильотине. Люсьен, как и большинство французского истеблишмента, крайне чувствителен к вопросам хорошего происхождения и воспитания. Но когда к власти пришел Николя Саркози («парвеню», «венгерско-еврейский выскочка» и «торговец» - так называют Сарко уличные листовки), Люсьен от счастья напился в зюзю. «Он сможет защитить нас от толпы», - совершенно серьезно твердил он. «Нас» - значит богатую элиту, высший класс, олигархов. «Просто у тебя в крови - исторический страх гильотины», - заметила я.
 
Спустя три года Люсьен все еще поддерживает «своего» президента, однако осуждает его стремление «жить напоказ». «Он переусердствовал с женщинами, - говорит Люсьен. - Французы уважают частную жизнь, но не хотят видеть в журналах фотографии из спальни президента. Впрочем, у Саркози не было выхода. Когда его после выборов бросила жена и немедленно вышла замуж за другого, Саркози не мог остаться в смешной роли рогоносца. Он же мачо! Был дан приказ его окружению: найти новую жену, тоже модель, только красивее, моложе и знаменитее. Она должна была во всем превосходить Сесилию. Но Карла Бруни с ее скандалами и экс-любовниками в качестве первой леди - это чересчур даже для французов. И потом общая страсть этой пары к яхтам и дорогим курортам! Во Франции это моветон».
 
«Люди, которые сейчас на улицах выступают против пенсионной реформы, выступают прежде всего против Саркози, - говорит аналитик Центра стратегических исследований Жан-Ив Камю. - Он очень противоречивая персона. Раньше все было наоборот. Людям не нравилось, что делает, к примеру, Миттеран, но он им был симпатичен как человек. Саркози твердо уверен, что пенсионная реформа - на благо страны, и ведет себя с французами, как родитель с непослушными детьми. Мол, когда вы вырастете, вы мне еще спасибо скажете. Его лозунг: «Я знаю, что я делаю, и не путайтесь у меня под ногами».
 
22 октября «маленький Бонапарт» мог праздновать победу: сенат одобрил скандальную пенсионную реформу, против которой выступают 70 процентов населения. Франция еще бурлит, но уже ясно: вино «пенсионных» бунтов скоро выдохнется. Зимой не воюют.
 
«Драма Саркози в том, что он не понял французского народа, - говорит писатель и философ Марек Халтер. - Он думал, что французы мечтают жить, как американцы, а значит, готовы к реформам. Каждый, мол, хочет больше работать, чтобы иметь большую зарплату. Но, во-первых, французы - католики, а для католиков деньги - что-то некрасивое. Они говорят: последние станут первыми. Это вам не американские протестанты с их этикой успеха и богатства (кстати, первыми банкирами в истории были именно протестанты). Каждый католик мечтает иметь деньги, но не хочет это показать. Что такое европейский миллионер? Потертый пиджачок, видавшие виды джинсы. Здесь олигархи не пройдут. Уже первых шагов Саркози французы совершенно не поняли. Что это за президент, которого видят в шикарных ресторанах с богатыми людьми? Во-вторых, французы - революционный народ и первыми научились работать с гильотиной. Им не нравится диктат. В этом у нас разница с русскими, у которых в истории свистит кнут. Православным нужен батька-патриарх и царь-отец, который скажет: дети мои, я знаю, как лучше. А французам нужен брат. Саркози должен был прийти на телевидение и сказать: «Братья мои! У нас есть проблема. В мире экономический кризис, а у нас нет денег. Я хочу, чтобы каждый из вас имел пенсию, но для этого придется работать на два года больше. Давайте вместе подумаем, что делать». Нужна была дискуссия. А теперь даже дети и студенты, которым еще сорок лет до пенсии, вышли на улицу. Почему? Потому что не любят Саркози».
 
«Николя Саркози - едва ли не самый непопулярный президент Франции за последние полвека, - говорит журналист Дмитрий де Кошко, потомок русских эмигрантов. - Но ему покровительствуют олигархи. Его сначала считали «проамериканским», однако Обаме он не понравился, что сильно уязвило нашего Сарко. У него «наполеоновский» комплекс маленького человека. Но его растущая непопулярность вовсе не означает, что его не переизберут. Это не он будет решать, идти ли ему на следующие выборы. Решать будут магнаты печати».
 
Протест по-французски - это всегда шоу: ходули, воздушные шары, жареные сосиски, вино и, конечно, маски президента-реформатора.
Протест по-французски - это всегда шоу: ходули, воздушные шары, жареные сосиски, вино и, конечно, маски президента-реформатора. 

 
МАРКС СНОВА В МОДЕ
 
Маленькая энергичная студентка Анна-Мария держит в руках плакат: «В 20 лет студент, в 25 - безработный, в 67 - нищий!» Свое участие в демонстрации против пенсионной реформы девушка объясняет вполне логично: «Чем выше пенсионная планка, тем позже будут брать на работу молодых. У нас и так вся молодежь сидит на временных контрактах. Получить хорошо оплачиваемую постоянную работу во Франции до 30 лет нереально. И еще. Как будущий экономист я понимаю необходимость реформы, но есть и моральный вопрос защиты стариков». «Мораль и экономика? - скептически говорю я. - Вы заблудились в понятиях». - «Отнюдь нет. Мораль - это общественный фонд, накопленный веками. Без «моральной» экономики мы получим социальный взрыв, а я не хочу крови».
 
Высокий темпераментный Сильва, захлебываясь от негодования, с пузырями на губах объясняет мне суть дела: «Да нас опять дурят капиталисты! Нам твердят, что люди меньше рожают. Пусть так. Но и детская смертность снизилась в несколько раз. Нам говорят: люди живут дольше, население растет, его трудно прокормить. Чушь! Раньше крестьянин мог обеспечить продуктами себя и еще десяток человек, теперь тот же крестьянин с трактором, современными машинами и удобрениями способен накормить целый район. Вы знаете, что в Европе СЖИГАЮТ продукты, когда не могут продать их по нужной цене? Это же преступление! Рубят оливковые деревья, выливают молоко и даже ПЛАТЯТ фермерам Евросоюза, чтобы они не «перепроизводили» продуктов, - только для того, чтобы удержать высокие цены на продукты.
 
Вы же русская, вспомните «Капитал» Маркса, его всеобщий закон капиталистического накопления. По мере накопления капитала растет его концентрация и централизация в одних руках и пропасть между богатыми и бедными. Сейчас уже не просто капиталисты, сейчас олигархи-небожители. В погоне за сверхприбылью они будут отбирать любые привилегии, завоеванные в тяжелой классовой борьбе, которую никто не отменял. Она идет каждый день на ваших глазах. Капиталистам нужна масса трудолюбивых бедняков, готовых драться за любую работу. Зачем им высокооплачиваемые пенсионеры с медицинскими страховками, которые будут наслаждаться жизнью на старости лет? Пусть пашут, пока не сдохнут. Идеальный вариант: человек вышел на пенсию и тут же умер. Нам с раннего детства твердят: вы родились, чтобы работать, а не жить».
загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 350

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Топ-5 первых леди мирового кино
Топ-5 первых леди мирового кино 194

Фантазируя, как новая девушка Васи Голобородько будет соблазнять и поддерживать босса, мы вспомнили и других женщин президентов, которые прекрасно сыграли свои роли.

Спорт