Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 6

Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 6

Убежал с такой бы вахты, когда волны выше яхты! Лишь романтика пока держит в море моряка. (Морская болезнь испугалась вида Мешкова.)

Краткое содержание предыдущих частей 

Яхта «Святая Виктория» идет через Индийский океан, вдоль берегов Сомали. Горючее на судне подходит к концу. Выходит из строя генератор. Неисправности в рулевом управлении могут привести к опрокидыванию судна. Исследователь аномальных явлений Леонид Гаврилов получил травму шейных позвонков. Российский буксир, вышедший для сопровождения яхты по опасному участку, из-за большой волны не может подойти близко и оказать помощь терпящим бедствие путешественникам. Чтобы сберечь яхту, капитан Конюхов принимает решение изменить маршрут, идти с попутной волной в открытый океан. Радар буксира СБ-36 засекает неизвестный корабль, двигающийся по направлению к яхте. 

ХРОНИКА ПИРАТСКОЙ ВОЙНЫ

31 августа яхта «Святая Виктория» вышла из порта Виктория в Индийский океан. 3 сентября яхта проходит мимо сомалийского берега.

3 - 4 сентября ВС Китая успешно отразили массированную атаку пиратов на проводимый ими конвой в Аденском заливе, состоявший из 21 грузового судна. Пираты атаковали тремя волнами, с китайского десантного корабля пришлось поднимать в воздух вертолет. 

5 сентября. Аденский залив. Индийский фрегат INS Delhi заметил подозрительное судно-доу, на большой скорости приближающееся к конвою. На запросы судно не отвечало (языка не знало?). В воздух был поднят вертолет, и сам фрегат пошел на перехват лодки. Были захвачены 7 сомалийцев и 1 йеменец. На сомалийском судне обнаружены большое количество оружия и приспособления для абордажа. 

МОРСКАЯ ЧУМА

Мы тоже уже видим на своем радаре светящуюся точку. Точка крупная. Она медленно приближается к нам. Это какой-то большой корабль. На всякий случай гасим все огни. К сожалению, не можем увеличить скорость, чтобы задать стрекача, двигатель работает на пределе. Через час ребята с буксира СБ-36 сообщают:

- Все нормально, мужики! Это индийский сухогруз!

Камень с шумом падает с наших плеч. 

- Не зря я, значит, Акафист сегодня читал, - улыбается счастливо Влад. Три дня назад, когда шторм достиг десяти баллов, чума нашего похода - морская болезнь - безжалостно уложила половину экипажа. Мучительные головные боли свалили сладкоголосую филиппинку Кармен, лишив нас саундтрека и горячей пищи. Мы теперь питаемся исключительно сухими галетами и газировкой. Не встает с постели после точного торпедирования головой дивана могучий титан Леня Гаврилов. Коварный недуг не пощадил даже выносливых, закаленных потомственных казаков Вадима и Влада. Таблетки не помогают. Влад постоянно читает Акафист, и болезнь, говорит, вроде бы немного отступила.  

ШТОРМ И В ТУАЛЕТЕ - ШТОРМ!

У меня болят голова и плечо, но не из-за морской болезни. Я повредил эти члены, упав со стульчака, когда пытался неловко справить естественную нужду в гальюне. Ах, господа, знали б вы, какой цирковой акробатической сноровки требует этот простой и вроде бы привычный процесс во время десятибалльного океанского шторма! Я скакал на непокорном унитазе, вцепившись в умывальник, словно техасский ковбой на бешеном мустанге, и все-таки опрокинулся, перепачкался в продуктах собственной жизнедеятельности, будь они неладны, перепугался и ушиб свою бедовую головушку. 

Иногда я готов был плакать от обиды и отчаяния, как обманутая корнетом курсистка. Иногда, свалившись среди ночи с кровати на пол каюты, ловлю себя на мысли, что умирать именно сейчас совсем не хочется. Еще так много, оказывается, надо успеть сделать. Эх! Мать честная! Только бы вернуться! (Теперь это мое любимое выражение.) Начну новую, праведную жизнь, маму проведаю, сына повидаю… Только бы вернуться. 

Лишь только неутомимый трудяга, механик Джеймс, золотые руки, время от времени появляющийся из машинного отделения, чтобы напоить нас кофе, с присущей ему светлой улыбкой заставлял меня улыбаться в ответ и делать вид, что все в этой жизни очень даже отлично. Джеймс починил дизель, рулевое управление и помпу. Мы с ее помощью перекачали в топливный бак последние остатки горючего со дна бочек.

- Идем в Оман! - говорит вдруг решительно Федор, показывая точку на карте. - Горючего хватит только до порта Райсут. Иначе судно потонет. Видишь, как мачта накренилась!

Вот так у нас порой резко меняются планы. Мы вроде бы в Грецию шли. 

«Команда спит, яхта идет!» Морская болезнь в Индийском океане не щадила ни стариков, ни детей! Но если падал один, поднимался другой! Падал Мешков - поднимался Федор.
«Команда спит, яхта идет!» Морская болезнь в Индийском океане не щадила ни стариков, ни детей! Но если падал один, поднимался другой! Падал Мешков - поднимался Федор. 
 

 

 

КОМАНДА СБ-36 ПРОСИТ СВЯЗИ!

Мы идем с военным конвоем уже три дня. Время от времени просто переговариваемся с нашими морячками по рации о погоде, о жизни, о море, о доме.  

- Ребята! У вас есть возможность позвонить моей жене и сказать, что у нас все отлично? - просит кто-то из команды СБ-36. - А то мы уже полгода в Индийском океане болтаемся и не можем связаться с родными.

Удивительное дело, друзья! Военное судно выполняет важную государственную, международную задачу, обеспечивая безопасность движения морских судов. А такая необходимая в многомесячном походе радость, как поговорить с женами и детьми, команде недоступна. Бедные морячки полгода живут в море, в изоляции от Родины. Мне искренне жаль их, а вам? У нас на яхте спутниковый телефон есть только у Федора (это не его личный телефон, спонсорский!). Он не жлобится, а, наоборот, великодушно звонит всем семьям морячков и передает приветы.

- Надо будет сказать Вадиму Цыганову, чтобы, когда вернемся, непременно подарил им спутниковый телефон… - сказал Федор и записал себе эту мысль в тетрадку.  

Продолжение следует.

Фото автора.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт