Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 5

Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 5

Вот он - наш ангел-хранитель, буксир СБ-36. Его присутствие рядом с нами вселяло уверенность и отпугивало подлых и коварных сомалийских пиратов.

Краткое содержание предыдущих частей

Яхта «Святая Виктория» с командой, возглавляемой путешественником Федором Конюховым, вышла в Индийский океан. Она идет вдоль берега Сомали по направлению в порт Джибути и попадает в шторм. Для обеспечения безопасности и сопровождения яхты через пиратскую зону навстречу вышел российский буксир СБ-36. 

РУССКИЕ ИДУТ!

 

 

 

 

Вся наша команда, включая невинных жертв морской болезни и разрушителей диванов, утром выскочила на палубу и глазоньки свои вперила в горизонт, из-за которого вот-вот должны появиться наши спасители, российский буксир СБ-36 с автоматчиками на борту. Несколько автоматчиков должны были согласно плану перебраться к нам на борт, чтобы защищать нас от пиратских лодок. Наконец наши истошные крики заглушают шум накатывающих на яхту океанских волн:

- Наши! Вижу! Ви-и-и-и-и-жу-у-у-у-у-у! 

Это был первый корабль, повстречавшийся на нашем тернистом пути.

- А что это за флаг на нем с черепом и костями? - спрашивает лукаво Вадим. - Это какой страны флаг?

- Греция, наверное, - с лукавой хитринкой в глазах, ухмыляясь в бороду, предположил Влад. Ну что ж, теперь можно и приколоться. На самом деле мы уже отчетливо видели очертания большого корабля. Расстояние между нами сокращалось с каждой минутой. И вот уже видны трубы, мачты, люди на палубе. Уже видно, что по крайней мере двое из этих людей - женщины. 

- Федор! Капитан Сергей на связи! Мы восхищаемся вами! - говорит по рации капитан СБ-36 Сергей. - Как ваша команда на маленькой яхте такой шторм выдерживает! Даже нас на буксире швыряет, как щепку!

Мы сближаемся на максимально возможное расстояние и фотографируемся на фоне буксира. Экипаж буксира фотографирует нашу яхту. Еще пара мгновений - и будет спущена шлюпка, и мы поедем в гости к морякам, а к нам высадят автоматчиков. Шансы пиратов получить за нас выкуп уменьшались с каждой секундой. Обломайтесь, халявщики! 

БОЛЬШОЙ ОБЛОМ СРЕДИ БОЛЬШОГО ОКЕАНА

После оценки штормовой ситуации капитаны обоих кораблей приходят к неутешительному мнению: высадка десанта на нашу яхту опасна для бойцов. Огромные, многотонные волны просто расшибут шлюпку с моряками если не о борт буксира, то о нашу яхту. Нам было видно, как болтает тяжелый буксир на волнах. Его нос то зарывался в океан, то взмывал вверх, к небу. Пересесть на него можно было только с воздуха. Но вертолета у нас с собой не было.

 Было принято решение перенести высадку автоматчиков на наш борт до тех времен, пока шторм не стихнет - после дождя в четверг. А пока шторм только набирал силу и становился с каждым часом все сильнее и сильнее. Ночью он достиг десяти баллов. Я упал с койки и вывихнул плечо. Но это полбеды. Самое страшное то, что каюты и машинное отделение стало заливать водой, а помпа вышла из строя. Генератор снова зачах. Вышел из строя джойстик автоматического управления судном. Штурвал прокручивался на одном месте и слабо влиял на направление судна. Подходило к концу топливо. Передняя мачта от шторма раскачалась и норовила в любую минуту упасть на рубку или в океан. А поскольку она была прикреплена к яхте металлическими тросами, то она бы волочилась за нами, обеспечивая судну стабильный крен в 45 градусов. Механик Джеймс, перепачканный мазутом, в отчаянии метался по кораблю, как зайчик-энерджайзер, едва успевая устранять неполадки. Ребята с буксира были готовы с нами поделиться топливом. Но технически это было невозможно. Они по рации, как могли, подбадривали нас, но помочь ничем не могли. Океан на нас обиделся и не позволял нашим спасителям к нам подойти. Они ходили вокруг нас кругами, поскольку скорость буксира была в два раза выше нашей, а снижать ее без вреда для двигателя они не могли.  

«Мы мудрым следуем советам: спим со спасательным жилетом».  Влад Штепенко и во сне готов к аварийной ситуации.
«Мы мудрым следуем советам: спим со спасательным жилетом». Влад Штепенко и во сне готов к аварийной ситуации. 

 

 

НАС СПАСЕТ ОТКРЫТЫЙ ОКЕАН

Утром нашу яхту стало так кренить, что возникла реальная опасность опрокидывания. Скорость упала до двух узлов. Это не очень быстро. Я с такой скоростью в туалет хожу. Федор звонит по спутниковому телефону Вадиму Цыганову. Докладывает, что нам конец. 

- Рубите мачты! - кричит Вадим. Федор, похоже, приказом слегка удручен.

- Фильмов про пиратов насмотрелся, - добродушно усмехается он в бороду. - Ты себе можешь представить, как это - рубить эти мачты? - спрашивает он меня. Я, за всю жизнь не срубивший ни одной мачты, пожимаю плечами. Мачты наши, словно вековые сосны, весом несколько тонн. Топора у нас нет и бензопилы тоже. А даже если бы были, то в такой шторм ты просто на ногах не устоишь! Тогда Федор неожиданно решил менять курс и идти в открытый океан. Смена курса возмутила сейшельского капитана Стефана. 

- Пусть он объяснит, почему я должен менять курс? - горячился Стефан, кивая на Федора. - Я не собираюсь в шторм идти в открытый океан! У нас топливо на исходе. Мы же планировали идти на йеменскую Сокотру! Заправляться там.

Конюхов знает по-английски всего несколько надежных, волшебных слов типа: «норд, вест, ист и сауз», которые выручали его в трудные минуты и помогли ему объездить все моря и океаны. Например, его выражение «Ай кофе ноу!» означает «Я не хочу кофе». Поэтому он не смог с помощью своего словарного запаса объяснить непонятливому Стефану такую простую вещь. Переводил Вадим.

- Стефан! Федор уже был на Сокотре. Там нет бухты. Там много скал. К ней нельзя подойти в такой шторм. Надо становиться кормой к волне, чтобы не опрокинуться совсем, и идти в открытый океан.

Стефан нанимался на наше судно на три недели. Ровно за столько планировали мы дойти до Греции. Он торопился в Англию, к своей невесте, чтобы сделать предложение, и поэтому для него каждый лишний день в океане мучительно отдалял момент исторического события. Мы предупредили по рации СБ-36, что сменили курс. Парни без вопросов, беспрекословно пошли за нами. Едва мы только повернули, ушли от боковой волны и направились в открытый океан, как судно перестало швырять, болтать, колбасить, скорость увеличилась до 7 узлов, стало относительно спокойно. Через мгновение в дверях рулевой рубки появился Влад. Лицо его излучало удивление, изумление и душевный экстаз. В глазах стояли слезы.

- Отец Федор! Вы не поверите! - воскликнул он, всплеснув растерянно руками. - Только что закончил читать Акафист и сразу шторм утих!

- Почему не поверю? - ответил Федор Конюхов. - Я же сам вижу… 

- «Святая Виктория»! СБ-36 на связи! - раздался тревожный голос в рации. - Ребята! Мы слева на радаре засекли какое-то судно. Довольно крупное. Не отвечает на запросы. Будьте осторожны…


Фото автора.

Читайте в следующем номере

* «Золотые руки» Джеймса.

* Команда СБ-36 просит телефон.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт