Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 4

Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 4

Конюхов - Мешкову: «Коль ты останешься в живых - производи детей... троих!». Федор проводил суровую педагогическую доктрину, запрещая Мешкову сквернословить.

 

Судьба забросила Александра Мешкова в команду яхты «Святая Виктория», которая идет через Индийский океан мимо берегов Сомали в Грецию. Яхта попадает в сильный шторм. Команда с нетерпением ждет встречи с российским буксиром, с которого на яхту высадятся автоматчики, чтобы защитить судно от пиратов. Но буксир из-за шторма задерживается.  

ДВОЕ У ШТУРВАЛА

Мне выпал почетный жребий нести вахту с Федором Конюховым. Теперь два раза в сутки по четыре часа мы с ним проводим в беседах, воспоминаниях, дискуссиях и спорах. Во время плавания по старой морской традиции запрещено говорить о доме и женах. Но именно о них мы и беседуем каждую вахту, чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных дум. Со мной Федор реализует себя как педагог, безуспешно пытаясь внушить мне отвращение к блуду, праздности, сквернословию, богохульству и Бахусу. 

- Если спасешься, Сашка, то женись сразу непременно и сына второго роди! Хватит тебе блудить! - почти приказывает он. - Сына Федором нареки! В честь Федора Ушакова. (Про себя он скромно умолчал.) 

Я уже мысленно готов родить хоть пятерых сыновей, только бы спастись. Зато в профессиональном обучении Федор достиг более ощутимых успехов, научив меня ориентироваться в пространстве по компасу и радару, крутить штурвал, управлять яхтой, фактически дал в руки кусок хлеба. Теперь в случае чего я могу перегонять яхты олигархов через океан. Сам Федор практически сутками не уходит с мостика, помогает дежурить всем сменам. Управлять судном в шторм оказалось весьма сложно. Чуть зазевался, и яхта уже становится бортом к шквалу, к встречному течению, и тогда ее буквально накрывает волной и опрокидывает на поверхность океана. (В это время на камбузе летают тарелки, в кубриках падают со своих шконок на пол наши больные.) Однажды я незаметно задумался, впал в какое-то тупое забытье. Очнулся я от громкого мерзкого храпа с какими-то немузыкальными переливами, от которых Паганини точно бы стошнило. О ужас! Это храпел я! А когда взглянул на навигатор, обомлел: яхта шла в обратном направлении! Я не заметил, как ее развернуло! Еле-еле восстановил курс. Кажется, никто не заметил. Но Федору я потом признался в своем позоре.   

СОМАЛИ ТЫ МОЯ, СОМАЛИ

Есть такой анекдот: «Федор Конюхов в Индийском океане обиделся на весло и три дня с ним не разговаривал». Чушь! Это мог сочинить только дилетант, не знающий Федора. Не мог Федор три дня не разговаривать! Федор - это нескончаемый поток сознания, кладезь историй, пропасть рассказов, мешок стихов, океан песен, подвал пословиц, кладовая размышлений, закрома притч, склад рассуждений. Иногда мы с ним хором песни поем, чтобы не уснуть на вахте (см. видео на сайте).

- Меня в молодости пытались завербовать в КГБ, а потом передумали, -смеется Федор. - Ну какой я стукач? У меня ж никакая военная тайна не удержится. Я же все разболтаю в первый же день. 

- Представляешь, Сашка! - вспоминает он. - Я даже стихи про Сомали написал, когда заходил туда в 1993 году. - Федор откидывает непокорную прядь с глаз и начинает читать с выражением: - Полярная звезда над краспицей висит,/Полярная звезда мне что-то говорит./Она меня зовет в далекие края,/Где холод, и пурга, и вечная зима./Здесь слева Сомали - страна моей мечты./Синайские пески посеребрили мне виски,/Мне бы малость отдохнуть, пристать к какой стране/Господь мне не велит. Мой Бог Иисус Христос!

Сегодня маленькая страна мечты Федора Конюхова, словно ненасытный дракон, держит в страхе весь цивилизованный мир, заставляя платить дань за жизнь моряков.

Отчего так? 

У НАДЕЖДЫ НЕ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

- Если выживем, Сашка, картину с тобой напишем и книгу, - с присущим ему «оптимизмом» говорит Федор, прихлебывая из кружки чай, который приносит утром наш добрый друг Джеймс.

- Выживем! - не очень уверенно отвечаю я. - Пираты в такой шторм не выйдут в море. Они же не дураки!

Федор не разделяет моего неуверенного оптимизма.

- Пираты  - это полбеды. Там хотя бы нас выкупить могут. А вот Индийский океан - самый опасный и непредсказуемый из всех океанов. Я его всегда боялся. Если шторм усилится, наша яхта переломится пополам. Дерево уже старое. Кит может запросто помять. Можем и на риф налететь. Сейчас идем к острову Сокотра, а у нас даже карты нормальной нету. А там рифов знаешь сколько! Так что все еще впереди. Ты смотри во все глаза.

А через час из рации, лежащей рядом с радаром, доносится голос надежды. Голос у надежды был мужской.

- «Святая Виктория»! Эсбэ тридцать шесть на связи! Мужики! Ответьте эсбэ тридцать шесть. 

- «Святая Виктория» на связи! Слышим вас!

- Как вы там, братишки, живы в такой болтанке? - спрашивают. 

Наши! Русские! Родненькие! Наконец-то! Вы уже рядышком! В носу предательски засвербело. Непрошеные скупые слезы набежали на мои маленькие глазки. Спасены! СБ-36 - это наш долгожданный буксир! Он будет нас теперь сопровождать!

- Завтра утром, если все будет хорошо, мы уже встретимся с буксиром, - говорит с нескрываемой надеждой в голосе Федор. - Заправимся у них. А то топливо у нас заканчивается!

Команда наша, узнав о новости, ликует. После вахты я проваливаюсь в сон и сладкие грезы. Все! Нашим испытаниям пришел конец, и завтра утром я уже буду пить чай с пирожками в гостях на военном корабле с нашими доблестными моряками. Но, увы, нашим мечтам не суждено было сбыться… 

Друзья! Это еще не конец! Рано открывать шампанское!

Продолжение следует.

Фото автора.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт