Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 2

Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов. Часть 2

«Чтоб от пиратов убежать, вот эту кнопку надо жать!». Федор Конюхов дает мастер-класс по вождению яхты Александру Мешкову.

 

 

Международная команда в количестве 8 человек, среди которых филиппинцы, сейшельцы и русские, собирается на шхуне «Святая Виктория», чтобы отправиться от Сейшельских островов в Грецию. При первом - пробном - выходе в океан накрылись медным тазом генератор, помпа и аккумуляторы. Обесточенная шхуна становится на ремонт. Путем общих усилий команды логике вопреки в течение двух дней 60-летняя «Святая Виктория» была отремонтирована. Якорь поднят. Впереди команду ждет многодневный и многотрудный путь.  

СРЕДИ МОРЯ-ОКИЯНА...

Идем на восток мимо Танзании. Скорость 6 - 8 узлов (это примерно около 15 километров). Океан ведет себя спокойно. Шторм всего три балла. Ночью тучи и дождь, днем ведро. Мы иногда даже загораем на верхней палубе. Шхуну, конечно же, побалтывает, но пока терпимо. Мы ходим по кораблю враскоряку, но никто пока не блюет. Коварная морская болезнь пока еще не поразила нас. Но она еще покажет нам свою подлую сущность! Трапезничаем мы на палубе за огромным столом, придерживая руками тарелки, кастрюли и ложки, чтобы они не падали на пол. Пока что мы еще спокойны и не знаем, что такое настоящий шторм. И поэтому, когда Стефан с суровым выражением лица за ужином наставляет нас: «По палубе в одиночку не ходить, особенно ночью. Смоет за борт, и никто не заметит! Даже если судно будет тонуть, без моей команды за борт не прыгать!» - мы добродушно смеемся. Ну и шутник же этот Стефан!  

ИДИТЕ ВСЕ НА ФИШИНГ!

Океан величественен и красив, как мудрый старец. Летучие рыбы, словно ласточки, стаями летают на бреющем полете над волнами. У них, у этих океанических птиц, сложная жизненная ситуация: снизу за ними охотятся безжалостные тунцы, дорады и акулы, а сверху их норовят съесть быстрокрылые истребители-чайки. Да что там чайки и тунцы! Даже мы, благородные и гуманные моряки, тоже не прочь поджарить эти прекрасные создания. Пока мы идем вдоль берегов Танзании по ночам, они доверчиво залетают к нам на шхуну и умирают, немного попрыгав по дощатому полу. А утром я подбираю с палубы пару килограммов летучих рыб. Такой у меня незамысловатый фишинг. Вообще рыбалка - это для нас и захватывающее зрелище, и потрясающее кормилище. Капитан Стефан, чемпион Сейшел по фишингу, вылавливает огромного желтого тунца килограммов на тридцать. Тунец сердито мечется (не нравится ему, не любит почему-то такой фишинг!), прыгает, отчаянно бьется о палубу, норовя порвать на части всю команду. Ну его чувства понять можно. Наконец Стефан специальным ножом ловко разрезает грудь тунца, вырывает у рыбы сердце, и невезучая тварь затихает, поникает головой, признав неудачу, готовая к отправке на камбуз, где ее ждет поющая филиппинка Кармен.  

НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В КОКА!

Вечером нас ждет сушими и жареный тунец. Кстати, Кармен, до того как попала на корабль, работала на разделке рыбы на фабрике консервов и никогда не готовила еду. Это было первое путешествие в качестве кока. Мы ощутили это на себе в первый же день. Она так мощно, по-фабричному, сдобрила рыбу уксусом и приправами, что вся команда ходила после ужина с перекошенными лицами, как разгневанные Франкенштейны, проветривая растворенные рты. 

- Она не очень хороший повар, - смущенно оправдывался ее жених механик Джеймс. - Раньше она никогда не готовила, но я ей буду помогать. Она хорошая…

Я подумал, лишь бы механик оказался настоящим, а уж кока мы как-нибудь потерпим. Шумят величественно волны. Мерно гудит двигатель. Снизу доносится мирная ария фабричной девчонки Кармен, усердно драящей кастрюлю. Давеча я имел дерзость сказать ей, что у нее прекрасный голос. Теперь она поет чаще и громче. Голосок у нее чистый, прозрачный, такой какой-то весь золотой, почти как у Баскова.    

НЕСАНКЦИОНИРОВАННАЯ РАДОСТЬ!

Без приключений, без захватов, выстрелов и обид спокойно прошли Танзанию, Кению. Пересекли экватор. Там по старинной морской традиции бросили бутылку с дружеским письмом внутри на английском языке. Так, мол, и так, товарищи! Мы, такие-сякие, прошли экватор на яхте. Если выловили наше письмо, сообщите по адресу. 

Все было прекрасно, если не считать, что дизельный двигатель снова капризно заглох. Джеймс опять окунулся в свою родную мазутную стихию, в машинное отделение. Судно встало в дрейф. Капитан Стефан неожиданно с палубы нырнул в океан. 

- Я запрещаю купаться! - успел крикнуть вслед пяткам юного капитана командующий Федор. И тут же  нырнул с борта в океан закадычный друг Стефана казак Вадим. Парни резвились в океанских волнах, как дети дельфинов.

- Отец Федор! - обратился с мольбой к Федору Конюхову другой казак, Влад, очарованный брызгами купальщиков. - Дайте мне ваше благословение искупаться в чистых водах океана.

- Не даю, - сухо ответил Федор. - Здесь полно акул. Мы ничем не сможем им помочь, если акулы нападут.

Казак Влад, смутясь, смиренно покорился. 

- Мальчишки совсем, - огорченный анархией, задумчиво сказал Федор, глядя на плескающийся непокорный сегмент команды. - Если бы знал, что капитану двадцать лет, еще бы в Москве отказался от этого путешествия. 

Казак Влад Середа (слева): «Браво, Стефан! Молодца! Ухандокал ты тунца!». Капитан Стефан (справа) - чемпион нашей яхты по фишингу.
Казак Влад Середа (слева): «Браво, Стефан! Молодца! Ухандокал ты тунца!». Капитан Стефан (справа) - чемпион нашей яхты по фишингу. 

 

 

СПЯТ УСТАЛЫЕ ПИРАТЫ…

Идем мимо Сомали в надежде, что пираты спят усталые и пьяные. Но Сомали, как говорится, одна не приходит. Постепенно усилился шторм до восьми баллов. Яхту стало швырять из стороны в сторону, словно бумажный кораблик. Ворчливо скрежещут на палубе стянутые канатом пластиковые бочки с горючим, словно предчувствуя неладное. В холодильнике что-то с шумом перекатывается. Время от времени на камбузе на пол с грохотом падают кастрюли. Настроение у команды как-то сразу изменилось. Нет, мы не плакали ночами в подушку, но появилась какая-то непостижимая тоска, напряженность и тревога. «В такой шторм только полный кретин может выйти в море грабить!» - успокаивал я себя, надеясь втайне, что сомалийские пираты, умные, рассудительные люди, спят сейчас крепким сном или на худой конец резвятся с девчонками. Ведь должны быть у них и другие развлечения, кроме абордажа.  

НА ВЫХОД С ВЕЩАМИ…

Вечером Федор собрал нас в кают-компании. Он был суров лицом.   

- Заверните паспорт и деньги в целлофан, - приказал он. - Они постоянно должны быть при вас. Спасательные жилеты должны быть или на вас, или рядом с вами. 

Вадим раздал нам спасательные жилеты. Несколько спасательных комплектов лежали наготове в рубке. 

- Спать рекомендую в кают-компании, - сказал Федор. - В каютах опасно. Можете не успеть выскочить на палубу в случае крушения. 

С этой минуты мы жили в режиме чрезвычайного положения и ни на минуту не расставались с документами и спасательными жилетами. Даже в туалете. Исследователь аномальных явлений  Леня Гаврилов неожиданно проявил себя как образец здорового практицизма. Он деловито собрал всю свою видео- и фотоаппаратуру, софиты, штативы для съемок, все свои пожитки, трусы, носки, гавайские рубашки, крем от загара, завернул все свое хозяйство в два пластиковых мешка, обвязал их спасательными жилетами. Мешки получились размером с Леню, с ними он стал похож на зажиточного оптового «челнока» из Чебоксар.

- Галеты и печенье не бери. Размокнут в воде, - порекомендовал ему Влад.

- Возьми лучше пару банок джема из папайи, - посоветовал я. - Неизвестно, сколько будем болтаться в океане.

- Смейтесь, смейтесь, - невозмутимо отвечал исследователь, коленом утрамбовывая багаж. Тогда он еще не знал, что втуне все его труды…

Фото автора. 

В следующем номере читайте:

* С багром на пиратов?

* Встреча с «летающими тарелками»!

* Спасет ли нас святой покровитель моряков Федор Ушаков?

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт