Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов

Как путешественник Конюхов и корреспондент «КП» Мешков чуть не стали добычей сомалийских пиратов [Фото, видео]

Комментарии: 2

К ЧЕМУ НАМ ТРЕВОГИ?

- Зачем ты ввязываешься в эту безумную авантюру? - спросил меня перед отъездом мой коллега, офицер, военный журналист. - Не дури. Откажись, пока не поздно. Вы же вдоль Сомали неделю будете идти! Ради чего? Ради славы? Ты же не мальчишка, а взрослый мужик. Глупый, совсем неоправданный риск!

Насчет того, что я уже взрослый мужик, это он очень проницательно заметил. А насчет риска и славы я тогда совсем не думал. Что греха таить: я наивно предполагал слегка развлечься, отдохнуть от суеты редакционных будней. А что: Сейшелы, креолки, йо-хо-хо, бутылка рома, яхта, океан, рыбалка, Красное море. Кроме того, капитаном шел легендарный путешественник, спортсмен, художник, писатель и просто отличный мужик Федор Конюхов. Это же интересно! Я решил мужественно в течение трех недель переносить все эти напасти. Полагаю, что я был не одинок в своей самоотверженности. Хотя, несомненно, были среди нас люди, которыми двигали патриотические и духовные интересы. Цель экспедиции была четко сформулирована в программе ее организаторов. Продюсер и бизнесмен Вадим Цыганов (муж популярной певицы Вики Цыгановой), предоставивший для этой цели свою собственную яхту, планировал пройти на «Святой Виктории» от Сейшельских островов до Греции по местам побед Русского флота под командованием русского адмирала Федора Ушакова над французским, алжирским и турецким флотами. (В 2001 году Федор Ушаков был канонизирован Русской православной церковью и является покровителем российского Военно-морского флота. Но не все об этом знают.) Мы везли на корабле икону святого праведного воина Федора (Ушакова) и частицу нетленных мощей Андрея Первозванного (они висели на шее Федора Конюхова на веревочке в мешочке) и предполагали собрать деньги на строительство храма в его честь в Сергиевом Посаде. Так что даже я, грешный, не обремененный добродетелью, мог впоследствии, насупив значительно брови, в умной и свободной беседе с какой-нибудь очаровательной крошкой за бокалом сидра прихвастнуть при случае, что вложил свою лепту в возрождение русской духовности. 

РАЙСКИЕ КУЩИ СЕЙШЕЛ

Наша исполненная отваги и благородных, оптимистических планов команда: автор проекта - бизнесмен, продюсер Вадим Цыганов, профессиональный путешественник Федор Конюхов и мы, случайные, неквалифицированные матросы - журналист Саша Мешков, аспирант-океанолог, исследователь аномальных явлений Леня Гаврилов, казак и военный историк Влад Середа - прилетели из суровой, деловой и распальцованной Москвы на беззаботные и праздничные Сейшелы (через суровый Катар), на остров Маэ, ранним тропическим утром. И вот что интересно, друзья мои: природа, экология и климат тут пока что намного лучше, чем в Москве. Да, у них нет третьего кольца, Красной площади и синих зловонных туалетных кабинок. Но зато чисто. Поэтому пока что редкий турист с Сейшел отдыхает в Москве. Это уж если совсем прижмет на Сейшелах! Многочисленные небольшие острова вокруг нас покрыты такой густой и яркой зеленью, что кажется, это декорации к фильму о рае небесном какого-нибудь несносного выдумщика Спилберга. Сквозь прозрачную толщу воды, кишащую рыбой, виден суетливый и непостижимый подводный мир. Наш среднестатистический рыбак от такого обилия рыбы может легко повредиться рассудком. Вечером поймали маленького шустрого ребенка большой акулы, шалунишку. Отпустили с миром. Пущай растет.

- Плыви, плыви, акуленок! - сказал я, отпуская его в безбрежные воды океана. - И передай маме, какие на этой шхуне славные и добрые парни! 

- Хорошо! - слабо донеслось в ответ сквозь толщу вод. А может быть, мне просто показалось. (Кто его знает, как сложится наша судьба, но лишние знакомства в океане никогда не помешают!) 

НАШ НОВЫЙ ДОМ

Шхуна «Святая Виктория», красавица эдакая, элегантно покачиваясь, встречала нас в порту Виктория, дрожа от нетерпения отправиться в какой-нибудь многотрудный путь. От нее так и веет романтикой и стариной. (Еще какой стариной! Ей ведь уже 61-й годок пошел!) Ну, романтика - ладно, а вот старина меня несколько настораживала...

- Хороший корабль, - похвалил судно Федор Конюхов, бородатый, заросший мужик, похожий на Григория Распутина, оглядев корабль беглым, но опытным взглядом, едва мы только ступили на борт. Я облегченно вздохнул. На хорошем корабле намного приятнее путешествовать, чем на худом. 

- Но к кругосветным путешествиям не приспособленный, - продолжил Федор. - Так, возле берега рыбу разве что половить на ней можно с друзьями. Первый же шторм ее сломаить…

Федор говорил поморским, крестьянским говором, словно вышел из XIX века. 

- Позвольте, я не понял, - встревожился я, - а как же мы на ней океан собрались пересекать, раз она такая ненадежная?

- Ну, значить, такая наша судьба, - как-то не очень убедительно и туманно объяснил Федор. - Значить срок наш пришел!

Какой-такой срок? Я не хочу срок! Неясное сомнение постепенно закрадывалось в мою неокрепшую душу. Легкая, коварная тревога овладела мною: а может быть, прав был мой товарищ, когда отговаривал меня ехать? Мне это напомнило знаменитый эпизод из «Мертвых душ» Гоголя: «Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» - «Нет. До Москвы, думаю, не доедет!» У меня еще пока было время отказаться. Но не было смелости. Я отмахнулся от тревоги. Мы же мощи святого Андрея Первозванного везем. Неужели святые мощи нас не спасут? 

На корабле нас встречают остальные члены команды: двадцатилетний сейшельский капитан немец Стефан Холтшаузен, его ровесник - русский яхтсмен Вадик Штепенко, механик Джеймс Джейми 35 лет с Филиппин, его землячка и по совместительству невеста и судовой кок девушка с романтическим именем Кармен Виллапана. Джеймс и Кармен частенько напевают свои филиппинские песни, наш казак Влад Середа постоянно читает акафист и поет казацкие песни, Федор тоже напевает что-то посконно русское, так что в этническом радио у нас необходимости нет.  

СОВПАДЕНИЯ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

Мы знакомимся друг с другом за ужином. Рассказываем о себе байки за бутылочкой пепси, как водится в незнакомых компаниях, стараясь ненавязчиво понравиться друг другу. И тут вдруг обнаруживается в нашей встрече масса любопытных совпадений. Оказывается, что мы с Федором Конюховым окончили разные мореходные училища в одном и том же славном городе Одессе. Я - на улице Чичерина, он - через один квартал, на улице Свердлова. Мы в нашей юности носили одинаковые бушлаты, тельняшки, фланки, гады (это такие тяжелые кирзовые башмаки), гюйсы, изучали одни науки, ходили в самоволку, на танцы на майдан в парке Шевченко и купались на одном пляже, в одном и том же Черном море. А с капитаном Стефаном мы некоторое время жили на одной и той же улице Long Street в славном южноафриканском городе Кейптаун (он там окончил мореходку, а я был независимым наблюдателем на выборах нового президента ЮАР) и даже имели обыкновение ходить в один и тот же кабачок Mama Africa, где поет свои песни потрясающий певец Zwelly. 

Или еще совпадение: оказалось, Вадим Штепенко и Влад Середа - прирожденные потомственные донские казаки. Только с филиппинцем Джеймсом у нас не было совпадений. Он был просто отличный, добрый парень. Тоже хорошее совпадение. И вот надо же такому случиться: ни в Придонье, ни в Кейптауне, ни в Одессе мы не встретились, а тут, на Сейшелах, надо же - сошлись в одной команде на стареньком корабле, чтобы пересечь Индийский океан, Красное и Средиземное моря. 

ДЕЛО РОСТА

Подготовкой судна к длительному плаванию занимается капитан Рост - коренастый энергичный мужик. Рост - русский, гражданин Сейшел, пропахший порохом офицер спецназа, осевший на Сейшелах 25 лет назад в лихую годину. 

Рост может все. Это именно он нашел нам в команду проворных мореходов Джеймса и Стефана, дешевое топливо, заправил судно под завязку, он закупил продукты и снаряжение, договорился с таможней, оформил документы, нашел механика. Рост сегодня занимается в основном сопровождением русских туристов в путешествиях. У него все есть: хороший дом, красавица жена Маша, умница дочка Настя, павлинов нет только. Но иногда в разговоре проскальзывает тоска по боевому военному прошлому. Он, как таможенник Верещагин из «Белого солнца пустыни», живет в достатке, но душа неспокойна, требует драйва.  

ТРЯХНУЛИ СТАРИНОЙ!

Я уже писал, что от нашей шхуны веяло романтикой и стариной! Так вот эта самая «старина» дала о себе знать уже через час нашего пробного плавания. Вышел из строя основной генератор, гикнулись аккумуляторные батареи. В машинном отделении хлюпала вода. Да вдобавок во время швартовки к нашему борту катера с сейшельским дизельным механиком еще и вырвало крюк вместе с куском борта. Такие вот бывают незадачи с шестидесятилетними созданиями. В этот момент наша яхта показалась мне эдакой симпатичной бабулькой, пустившейся в пляс на свадьбе после стопки самогонки и неловко упавшей после первого же фуэте. Хорошо, что опытные капитаны сначала делают пробный выход в океан. Недалеко. Чтобы послушать, как работает двигатель, посмотреть, не слишком ли много больших пробоин. И представлять себе не хочу, что бы было, если бы мы обнаружили поломки в океане, во время шторма, у побережья какой-нибудь Сомали. Назад мы шли под парусами. 

Команда яхты «Святая Виктория» (слева направо): Саша Мешков, Федор Конюхов, Вадим Цыганов, Влад Середа, Вадим Штепенко, механик  Джеймс Джейми, Леня Гаврилов.
Команда яхты «Святая Виктория» (слева направо): Саша Мешков, Федор Конюхов, Вадим Цыганов, Влад Середа, Вадим Штепенко, механик Джеймс Джейми, Леня Гаврилов.  

 

 

НИ РЫБКУ СЪЕСТЬ, НИ В ЛОДКУ СЕСТЬ

Самое интересное выяснилось, когда мы бросили якорь в небольшой живописной бухте, которая оказалась заповедником, и Джеймс разобрал двигатель. Оказалось, что все наши технические беды были делом рук местных жителей, которые узрели в нас конкурентов по туристическому бизнесу. Они подумали, что мы собираемся катать на своей яхте туристов, отнимая у них кусок хлеба, и вывели ее из строя нехитрым, испытанным способом: что-то подкрутили, залили в топливный бак морской водицы. Мы, беспечные, наивные создания, привыкшие к русской порядочности, верящие в любовь с первого взгляда и честное купеческое слово, в бескорыстность депутатов, не потрудились выставить охрану.

Наслаждаемся ремонтом. К «Святой Виктории» на всех парах подлетает шустрый катерок береговой охраны. А в нем такие пограничники - глаз не оторвать! У нас таких нет. Не подумайте плохого: это были две очаровательные загорелые, кареглазые, курчавые афросейшелочки в форменных рубашках, но в шортах!

- В чем дело? - спрашивают ласково. - Что за дела, парни? Отчего вы нагло встали в заповеднике? Давайте-ка разворачивайтесь!

- Да мы бы с радостью ушли бы! Да вот незадача: сломались маленько. 

- Хорошо, ремонтируйтесь! - благосклонно отвечают красавицы пограничники. - Только тихо и не мусорьте здесь. Рыбу не ловить! Не купаться!  

В этом заповеднике, если хочешь купаться, нырять и рыбку ловить, надо денюжки платить. Нам можно только ремонтировать свой корабль! Ведь мы не отдыхающие и не платили за эту красоту! А если мы будем делать это тайком, придется заплатить штраф, предупредили нас эти очаровательные крошки. Но ладно, без купания мы бы еще перебились. А вот выход из строя генератора прекратил подачу воды и электричества на корабле. И как следствие - невозможность пользоваться душем (согласитесь: что за душ без воды? Баловство одно!), и, что трагично, посещение туалета, так необходимого в условиях похода, также было под строжайшим запретом. И так мы остались без воды, электричества и, самое главное, без туалета. Я все два дня, что судно стояло на ремонте, беспокойно и напряженно ходил по палубе с носа на корму, туда-сюда, ожидая выхода в океан, как юноша ждет первого свидания с любимой. 

ОСОБЕННОСТИ СЕЙШЕЛЬСКОГО РЕМОНТА

Вся команда дружно взялась за ремонтно-уборочные работы. Мы, неквалифицированные матросы Леня, Влад и я, драим палубу, откручиваем и закручиваем гайки. Джеймс, Вадим и Стефан, перепачканные соляркой, возятся в машинном отделении. И так почти два дня. Мы делаем еще один пробный выход. Ничего не отвалилось. Вечером собираемся в кают-компании, которая теперь для нас еще и часовенка. Там на стене висит икона святого воина Федора Ушакова. Мы там по утрам молимся и читаем Акафист.

- Все. Работы завершены. Судно готово к походу. До того как нас встретит наш военный корабль, будем три дня идти мимо Сомали, - объявляет Федор Конюхов. - Будем идти без света и с выключенными радарами. Они могут нас засечь своими радарами. Никому свет не включать в каютах и ни в коем случае не курить! Огонек сигареты виден очень далеко. Вахту будем нести по 4 часа. С военными я договорился, что они встретят нас и будут сопровождать по океану, там, где контролируют сомалийские пираты, - добавил главком Федор (кстати, питерские казаки присвоили ему звание генерала казацких войск). - Но 200 миль этого пути нам придется проделать без прикрытия...

Выпускник Одесского мореходного училища Саша Мешков не думал, что пойдет в поход с выпускником Одесского мореходного училища Федором Конюховым.
Выпускник Одесского мореходного училища Саша Мешков не думал, что пойдет в поход с выпускником Одесского мореходного училища Федором Конюховым.

- А если захватят? - спрашивает Влад с доброй детской улыбкой.

- На все воля Божья... - отвечает отец Федор. - Тогда надо вести себя спокойно. Не паниковать. Не провоцировать пиратов. Выполнять все требования. И молиться... А нести вахту будем по два человека: один стоит у штурвала и следит за маршрутом, другой смотрит вокруг, чтобы пираты не подошли внезапно.

После ужина отец Федор, переодевшись в рясу (Федор Конюхов окончил семинарию в Петербурге, и теперь он диакон), снимает с носовой части корабля изображение Зевса и прикрепляет на его место икону Николая Чудотворца. Потом освящает корабль, а после молитвы мы, перекрестясь, поднимаем якорь. Вадим Цыганов машет прощально нам с берега. Он не пойдет пока с нами, а будет встречать нас в Джибути, где мы планируем заправиться. Он, как ангел-хранитель, должен страховать наш поход с суши, и, если, не дай бог, сомалийцы все же захватят нас, будет искать деньги на выкуп. Нас на судне восемь человек. Мы веселы, жизнерадостны, сыты и пока еще не знаем, какое страшное испытание готовит нам судьба.

Продолжение следует.

Фото автора.

СПРАВКА «КП»

Двухмачтовая шхуна «Святая Виктория» спущена со стапелей в Дании в 1949 году и была изначально рыболовецким судном. Прошла все моря-океаны и была с почетом списана на заслуженный отдых по истечении положенного для кораблей срока. Мачты ей достроили во время реконструкции. 

ЛИКБЕЗ

УШАКОВ Федор Федорович (1745 - 1817) - флотоводец, адмирал, политик и дипломат. Один из создателей Черноморского флота, с 1790-го - его командующий. Одержал множество исторических побед в морских битвах с минимальными потерями. Разработал новую тактику морских сражений. Успешно провел Средиземноморский поход Русского флота в войне против Франции, штурмом овладел крепостью Корфу. Канонизирован Православной церковью в 2001 году. На острове Корфу в честь Федора Ушакова установлен памятник, его именем названа улица. 

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт