Свидетель по делу «черных трансплантологов» хирург Владислав ЗАКОРДОНЕЦ: «Милиционеры жутко перепугали мою жену и угрожали убить нашу собаку»

Свидетель по делу «черных трансплантологов» хирург Владислав ЗАКОРДОНЕЦ: «Милиционеры жутко перепугали мою жену и угрожали убить нашу собаку»

Комментарии: 40
Те, кому не повезло получить орган от живого донора, годами ждут операции.

Однако на днях генпрокурор Украины Александр Медведько заявил о том, что он не подтверждает обвинений в причастности к торговле органами врачей этой клиники. По его словам, в Закарпатской области действительно было возбуждено уголовное дело по статье о торговле людьми с целью эксплуатации их органов, но о том, кто из медиков причастен к этому делу, генпрокурор не рассказал.

Долгое время фигуранты скандального дела  в интересах следствия не давали комментариев прессе. И вот с одним из них удалось пообщаться журналисту «Комсомолки». 

«ПОНЯТЫЕ ВООБЩЕ НЕПОНЯТНО ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ»

Трансплантолог Владислав Закордонец пережил обыски и допросы, которые в общей сложности длились около суток, но ничего особенного милиция не нашла. Ходили слухи, что доктор отстранен от выполнения служебных обязанностей. Как оказалось, и он, и его коллега Рубен Зограбьян, также фигурировавший в скандальном деле, продолжают лечить людей.

- Владислав Филиппович, какой на сегодня ваш юридический статус в деле «черных трансплантологов»?

- Я прохожу как свидетель. Подписку о невыезде с меня не брали. 

- Но обыски у вас в кабинете и загородном доме проходили? На каком основании?

- Мне предъявили решение Ужгородского суда, в котором сказано, что в 2007 году была проведена трансплантация родственной почки (племянник давал почку дяде). Документы о родстве присутствовали в истории болезни. Они привезли справку сельсовета. Черным по белому в ней было написано, что эти люди являются родственниками, на документах стояли мокрые печати. В наши должностные инструкции не входит обязанность перепроверять документы. В итоге, насколько я понял, они оказались не родственниками. Видимо, эти пациенты что-то между собой не поделили, а в дальнейшем еще появились обвинения, что мы, врачи, помогаем фабриковать документы.

- Помнится, милиция говорила о корректности при задержании врачей. Как на самом деле это происходило?

- В моем кабинете проверили все документы. Это заняло несколько часов. Параллельно милиционеры поехали ко мне домой. В загородном доме в это время была только жена. Она жутко перепугалась, ведь к дому подъехали несколько машин: следователи, сотрудники «Беркута» в бронежилетах и с оружием, понятые… Милиционеры угрожали застрелить нашу овчарку, если ее не запрут в гараже. Кстати, понятые вообще непонятно откуда взялись. Это явно были не наши соседи и не те, кто живет в округе.

- Что в итоге нашли?

- Насколько мне известно, ничего криминального не было. Изъяли рабочую документацию. Дома - деньги, 180 тысяч долларов, которые якобы были заработаны на незаконной пересадке. Но на самом деле мы продали трехкомнатную сталинку в районе «Политеха» (недалеко от центра Киева. - Ред.), которая принадлежала моей маме. Также я брал кредит в банке на строительство двух домов, один из которых мы тоже продали.  

- А как же шикарные автомобили, о которых шла речь? 

- Да, у меня есть двухлетняя Toyota RAV4, а у жены - пятилетний Ford Fusion, купленный в кредит. Разве это роскошный автопарк? 

В таких контейнерах хранят искусственные органы.
В таких контейнерах хранят искусственные органы.

 

 

СКАНДАЛ ВЫГОДЕН ИНОСТРАННЫМ МЕДИКАМ?

- Как думаете, кому был выгоден этот скандал?

- Я не могу знать точно. Тут вопрос касается трансплантации вообще. Если вдруг произойдет чудо и появится возможность оперировать в Украине, делать столько операций, сколько будет пожеланий, то, естественно, кроме украинцев к нам поедут и иностранцы, в том числе и из Западной Европы. Ведь у нас стоимость операции намного ниже. А пока наоборот - наши граждане едут за границу и платят там огромные суммы. Поэтому заинтересованных в этом скандале много. 

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕСОГЛАСИЯ ПО-УКРАИНСКИ

- Говорят, скандалы в деле трансплантации чаще всего возникают в Украине и России. Неужели у нас это настолько проблемная отрасль медицины? 

- Дело в том, что в Украине уже около 6 лет практически отсутствует трупное донорство. Причина тому - презумпция несогласия. Это значит, что по умолчанию умерший человек не соглашается отдавать свое тело медицине и взять у него органы врачи не могут без согласия родственников. Не редкость - ситуации, когда родственники начинают торговаться с нами и просят огромные деньги за разрешение. Просто об этом никто не говорит, потому что с такими ситуациями сталкиваются только врачи, получающие согласие на забор органов. Больше это никому не нужно и не интересно. В большинстве же европейских стран действует презумпция согласия. Если человек до момента своей смерти не имел возражений против удаления у него органов для донорства, то врачи могут использовать их для пересадки.

- А как обстоят дела с пересадкой от живых доноров?

- Сейчас они составляют большую часть из 100 операций в год по трансплантации органов в нашей стране (их делают в Украине 6 центров). Для сравнения: в Штатах проводится 20-26 тысяч трансплантаций в год, и даже в небольшой Чехии - 500 операций в год.  

Владислав Закордонец продолжает лечить людей. Его пациент Валерий готовится к трансплантации почки от матери.
Владислав Закордонец продолжает лечить людей. Его пациент Валерий готовится к трансплантации почки от матери.

 

 

ПРИВЕСТИ ДОНОРА С УЛИЦЫ НЕЛЬЗЯ

- Насколько сложен процесс подбора потенциального донора?

- В среднем обследование проводится в течение нескольких недель. Главное - это совместимость донора и реципиента по группе крови, затем анализируется индивидуальная совместимость, чтобы избежать отторжения. Кроме того, есть ряд противопоказаний для трансплантации: к примеру, если у донора есть антитела к гепатиту или он страдает психическими расстройствами. Таким образом круг лиц, которые могут быть донорами, сильно сужается. Кроме того, в Украине ведь разрешено только родственное донорство, а это значит, что привести с улицы человека, который согласен на пересадку, и сделать операцию нельзя. А родственники далеко не всегда соглашаются отдать свои органы. Переговоры донора и реципиента могут длиться годами.

- В нашей стране основная масса таких операций делается за бюджетные деньги, но часто не хватает лекарств или нужны импортные препараты. Во сколько реально обходится гражданину Украины «бесплатная» трансплантация почки?

- Действительно, операции у нас проводятся бесплатно для пациента. Но перед операцией и после нее пациенту нужно вводить разные препараты, которые снижают вероятность отторжения органа. Самый дорогой компонент стоит около 17 тысяч гривен. А полный курс может обходиться в 50-60 тысяч.  

МНОГИЕ НЕ ДОЖИДАЮТСЯ СВОЕЙ ОЧЕРЕДИ И УМИРАЮТ

- А как быть тем, кто не может найти родственного донора? Что происходит с этими людьми?

- Как правило, все они должны существовать на гемодиализе - то есть на искусственном органе. Человек должен раз в три дня приходить в больницу, где его кровь пропускают через аппарат и очищают. У этих людей нет никакой личной жизни, работать в таких условиях тоже почти невозможно, ведь процесс гемодиализа занимает от 4,5 до 6 часов. А если учитывать то, что в Украине аппаратов искусственной почки катастрофически не хватает, появляются очереди. Многие так и не дожидаются, умирают…

- В мире есть страны, где родство с реципиентом не обязательно для пересадки органов. Как часто украинцы отправляются за рубеж для пересадки?

- Это называется трансплантационный туризм. Но богатых пациентов, которые могут позволить себе операцию за рубежом, - единицы. Как правило, наши едут в Пакистан - это самый дешевый вариант для пересадки. Трансплантация там в последнее время обходилась примерно в 35 тысяч долларов.

Недавний случай с маленьким мальчиком, который живет под Киевом, был очень показательным. Ребенку нужна была трансплантация печени. Мама и папа не подошли по медицинским показаниям. Согласился пожертвовать часть своего органа его крестный отец. Но у нас операцию ему сделать не могут, так как он не родственник. А, например, в Бельгии могут - за 87 тысяч евро. Естественно, таких денег у семьи нет. Получается, ребенок обречен...

«Трепыхаешься, карабкаешься... А смысл? - спрашивал Саша маму. -  Введите мне смертельную инъекцию! Или сделайте что-нибудь, чтобы я сошел с ума и ничего не понимал!»
«Трепыхаешься, карабкаешься... А смысл? - спрашивал Саша маму. - Введите мне смертельную инъекцию! Или сделайте что-нибудь, чтобы я сошел с ума и ничего не понимал!»

 

 

КСТАТИ

Самые популярные страны для трансплантологического туризма, где разрешена неродственная пересадка органов:

* Пакистан,

* Азербайджан,

* Эквадор,

* Венесуэла,

* Бельгия,

* США,

* Германия,

* Канада,

* Франция,

* Италия.

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

Мать-пенсионерка решила спасти сына

Те, кому удалось дождаться операции, чувствуют себя по-настоящему везучими. Таким баловнем судьбы посчастливилось стать одному из пациентов Института им. Шалимова Валерию, которому чуть больше 40 лет. Со дня на день у него появится новая почка. Но какой ценой?

- Моя мать согласилась отдать почку, - рассказывает мужчина. - Несколько лет назад мне поставили диагноз - поликистоз почек. Сейчас без гемодиализа жить почти невозможно. Мама подошла в качестве донора по всем анализам. Конечно, это было тяжелое решение. К тому же матери уже 64 года. Но что делать? Она - мать и для своего ребенка готова сделать что угодно...

Если бы можно было найти почку от умершего человека, маму Валерия не пришлось бы подвергать таким сложным испытаниям, как удаление почки. Но спокойно смотреть на страдания сына, как он бесконечно скитался по больницам и ждал очереди на гемодиализ, мать не могла. Сейчас она живет в Киеве на съемной квартире и ждет, пока сын пройдет подготовительный период перед операцией. 

А в дело «черных трансплантологов» из «Шалимовки» Валерий не верит.

- Эти врачи здесь ночуют, часами на операциях стоят, спасают людям жизни, - говорит пациент. - Я не первый раз нахожусь в Институте им. Шалимова и знаю, что тут операции проводят только от родственных доноров, а привести и порезать чужого человека… Это невозможно!

Юный поэт принес себя в жертву

Мальчик Саша Лаврентьев из Полтавы страдал из-за тяжелой патологии сердечной перегородки. На таких пациентов врачи, как правило, смотрят как на безнадежных. В Украине парню, который, к слову, был не по-детски мудрым и талантливым поэтом (первый его сборник стихов вышел, когда Саше было 10 лет), помочь не смогли. На тот момент у наших хирургов не было лицензии на проведение таких сложных операций. Мама Александра решила отправить сына на лечение в Центр Бакулева, в Москву. Спасти ребенка могла только пересадка сердца. Но трупный орган нужно было ждать слишком долго. А деньги на операцию маме удалось получить от украинского Минздрава за день до смерти сына. 16-летний Саша умер 18 февраля этого года, так и не дождавшись трансплантации…

- Саша принес себя в жертву, ведь после его смерти Украинский центр сердца получил лицензию на трансплантацию, - сквозь слезы говорит мама Саши. - Я считаю, что систему законодательства в деле трансплантации надо менять, причем срочно. Наша беда - это презумпция несогласия. Ее отмена может спасти тысячи жизней. 

В одном из последних стихотворений Саши слышалось отчаяние:

- Терпи! - шептали. - Я терпел.

- Ты подожди! - сказали. - Ждал.

- Всяк чашу пьет свою! - Я пил.

И на судьбу не нарекал.

И говорил я невпопад.

И оказался не у дел.

И мой вишневый буйный сад,

Чуть вспыхнув, сразу догорел…

Кадр черно-белого кино -

Шуршит опавшая листва...

А мне давно уж все равно.

Одни слова. Одни слова…

Фото автора и из архива Саши Лаврентьева.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт