Маргарита ЧИМИРИС (24 июня 2010)
Родители погибших в ДТП Иры Горовой и Богдана Низовца: «За смерть наших детей никто не в ответе»

Родители погибших в ДТП Иры Горовой и Богдана Низовца: «За смерть наших детей никто не в ответе»

Комментарии: 82

Десяток родственников и друзей семей Горовых и Низовец к зданию Фастовского районного суда (Киевская область) приходят раз в неделю как на работу. 

У каждого в руках бутылка воды и пузырек валерьянки, а мама Богдана Низовца - Галина - на заседания приносит фотографии сына в обнимку с невестой Ирочкой. Не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, женщина нежно гладит улыбающиеся лица детей и плачет.

Я была на этих заседаниях трижды: два раза весной и в минувший вторник, 22 июня. В последний раз мне показалось, что за пару месяцев родные Иры и Богдана осунулись еще больше. Их время не лечит: говорить о гибели детей любящим родителям все труднее. Но еще сложнее видеть в зале суда за решеткой виновника их горя - бывшего майора милиции Николая Драгушинца и понимать, что этот человек может избежать наказания. 

НЕ ПОМНИТ, КАК ДОБИВАЛ

Мама Иры - Людмила считает дни до годовщины гибели красавицы-дочки. Это случилось 30 июля прошлого года в шести километрах от Фастова: Ира и ее парень Богдан отправились на скутере к полю с подсолнухами, чтобы сфотографироваться. Но к ярким цветам влюбленные не доехали - на повороте в село Бортки в их скутер врезались милицейские «Жигули». Получив тяжелейшие переломы черепа, Ира погибла сразу, а Богдан скончался ночью в больнице. 

О том, что происходило в те жуткие часы после аварии с водителем «семерки» - 33-летним майором милиции, участковым из пгт Кожанка Николаем Драгушинцом, родители погибших выяснили намного позже. Теперь говорят: если бы нам сообщили о трагедии раньше - мы бы успели увидеть, как он заметал следы... и добивал Богдана. 

- Картину трагедии восстанавливали по минутам, - говорит отец Иры - Александр. - Сначала даже свидетелей не было. Искать их особо никто не хотел, поэтому мы, пересилив боль, начали поиски самостоятельно. Говорили с людьми, чьи дома стоят неподалеку от места аварии, потом разыскали мужчину, проезжавшего мимо через несколько минут после ДТП. Позже нашли подростков, которые ехали на скутере следом за нашими детьми и милиционером. Уговорить их рассказать правду было невероятно сложно - люди боялись давать показания.

Со слов разных участников процесса (в том числе экспертов и медиков «скорой») семьям погибших удалось узнать хотя бы часть правды. 

- В тот день участковый был на милицейских учениях в Василькове, - продолжает Александр. - После их окончания он должен был поставить служебную машину на стоянку в райотделе. Но он этого не сделал - есть свидетели, которые видели его и коллег в придорожном кафе. 

Тот факт, что майор был нетрезв, подтверждают несколько людей: на заседание суда родителям погибших удалось позвать семейную пару, чей мотоцикл он обогнал в тот день. Представившись милиционером, он - в майке и шортах - перегородил им дорогу, потребовал остановиться и показать документы.

- Они говорили, что он вел себя очень странно и был похож на пьяного, - вспоминает Александр. - А то, насколько опасно он вел машину, подтвердили ребята, которые ехали следом за нашими детьми на мопеде. Он обгонял их несколько раз, петляя по дороге, и чуть не сбил.

Однако больше всех в нетрезвом состоянии милиционера уверен случайно проезжавший мимо места аварии киевлянин Владимир.

- Когда мы с другом остановились возле лежавших на дороге детей, там уже был сотрудник ГАИ, - вспоминает Владимир. - Было видно, что девочка мертва, а с лица Богдана гаишник вытирал кровь. Тогда же я заметил, что «Жигули» съехали в кювет, а водитель авто еле стоял на ногах. Он был невменяем! Когда на моих глазах приехала «скорая», Драгушинец вдруг странно заметался. Мальчика стали укладывать на носилки - и тут произошло невообразимое. Милиционер схватил умирающего человека за голову и начал ее крутить так, что я услышал хруст кости. Врач оттолкнул его с криком, что так можно и убить.

После этого рассказа в суде на отца Богдана было тяжело смотреть. Николай Низовец то и дело в истерике спрашивал у обвиняемого, зачем он сделал это.

Но тот, опустив голову, невозмутимо повторял: «Я ничего не помню».

 

ПЬЯНКИ НЕ БЫЛО?

Увы, несмотря на показания свидетелей, в материалах дела (его передали в суд еще прошлой осенью) данных о том, что участковый был пьян, нет. Кровь, которую у него взяли на анализ после ДТП в Василькове, не показала наличие спиртного.

- Когда мы узнали это - начали искать правду, - вспоминает мама Иры - Людмила. Это оказалось не так сложно: слухи о страшном ДТП и о его виновнике распространялись по району быстро. И вскоре родители Иры узнали, что в ночь после аварии супруга участкового ходила по селу и просила людей сдать кровь, чтобы помочь умирающему Богдану. 

- Такой цинизм просто в голову не укладывается, - продолжает Людмила. - Ведь Богдана в то время уже не было в живых! И только спустя время мы поняли, для чего ей была нужна чужая кровь - подменить анализ.

Родным погибших удалось уговорить местного депутата оплатить экспертизу ДНК крови, которую взяли у милиционера. Она подтвердила: в материалах дела не его анализ. Но доказывать, что милиционер был пьян во время аварии, было уже поздно. 

- Мы пытались наказать тех, кто помог осуществить подмену и допустить эту ошибку, - говорит Александр Горовой. - Написали ходатайство. Но в возбуждении уголовного дела нам отказали. 

 

«ПОКАЙСЯ! У ТЕБЯ ВЕДЬ ТОЖЕ ДЕТИ ЕСТЬ!»

Майора милиции взяли под стражу сразу после аварии, тогда же уволили из органов. Сейчас его обвиняют по статье 286 УК Украины («Нарушение ПДД, повлекшее смерть людей»), по которой ему грозит от 7 до 12 лет тюрьмы. Но даже несмотря на уже имеющиеся доказательства его вины, родные погибших детей не уверены, что Николай Драгушинец получит максимум. 

- Дети ехали по правой полосе, потом начали поворачивать влево, включили поворотник, - в слезах рассказывает мама Иры. - А он решил обогнать их слева - и убил! Но теперь его адвокат пытается сделать виноватыми наших детей. Якобы это они создали аварийную ситуацию. А еще виноваты в том, что ехали без шлемов. Он даже пытался оспорить практически все экспертизы - трассологическую, автотехническую, судебно-медицинскую. Из-за этого время вынесения приговора то и дело откладывается. 

На последнем заседании суда, когда судья в очередной раз удовлетворил ходатайство адвоката подсудимого, нервы родных сдали. В ярости люди попытались прорваться к клетке с милиционером, которого охраняли конвоиры. 

- Покайся! У тебя ведь тоже дети есть! - кричала мама Иры. - Как ты можешь спать спокойно? 

Впрочем, эмоций на лице бывшего милиционера никто так и не заметил. Он продолжал молча смотреть в блокнот, в котором все заседание что-то рисовал…

КОММЕНТАРИЙ ПРОКУРОРА

- Действительно, в материалах дела нет данных о том, что подсудимый был пьян, - говорит фастовский межрайонный прокурор Ян Стрелюк. - Но это не поможет ему избежать наказания. Думаю, не разжалобит суд и тот факт, что у обвиняемого двое несовершеннолетних детей. Он получит то, что заслужил. 

Отец Иры - Александр Горовой - надеется, что виновного в смерти его дочери накажут.
Отец Иры - Александр Горовой - надеется, что виновного в смерти его дочери накажут.

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

- Думаю, что по этому делу следствие шло необъективно, - говорит адвокат подсудимого Анатолий Савченко. - Были пробелы в проведении экспертиз, что очень повлияло на материалы дела. Моя задача - добиться справедливого приговора. 

ОТ АВТОРА

Гибель - обычное дело?

Сидя на лавочке в зале судебного заседания рядом с родными погибших Иры и Богдана, я в какой-то момент поймала себя на мысли, что слышать, как то судья, то прокурор, то адвокаты в очередной раз в подробностях зачитывают материалы дела, называя умерших детей просто по фамилиям, как героев какого-то страшного фильма, невыносимо даже мне, чужому для них человеку. Можно представить, как же сильно с каждый новым упоминанием о страдании детей болит эта рана у тех, кому они были дороги. 

Поэтому, когда на последнем заседании адвокат подсудимого в пылу спора с судьей выпалил без запинки, что гибель влюбленных - обычное уголовное дело, во мне проснулось желание пустить в ход кулаки. Неужели и вправду для всех, кто так или иначе связан с Фемидой, вершить судьбы подсудимых и бередить раны близких погибших людей - обычное, ничего не стоящее дело?  

Породнившиеся после смерти детей родители Иры и Богдана уже свыклись с мыслью о том, что приговор для убийцы сына и дочь им все равно не вернет. Они даже перестали добиваться возбуждения новых уголовных дел. Устали. Но мечтают только об одном: чтобы те, для кого это дело - обычное, как можно быстрее довели его до конца…

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт