Развалят ли греки Евросоюз изнутри?

Развалят ли греки Евросоюз изнутри?

Комментарии: 4
Разоренные кризисом греки вышли с протестами на улицы, но власть быстро показала, что упреков не потерпит.

Их страна на грани банкротства, но греки не собираются менять образ жизни и затягивать пояса. «Скорее мы развалим Евросоюз изнутри, чем станем трудоголиками наподобие немцев», - говорят они. Спецкор «КП» Дарья АСЛАМОВА убедилась, что угрозы греков не так уж безобидны.

СССР МЕРТВ, А ГРЕЧЕСКИЕ КОММУНИСТЫ - ЖИВЫ

«Русская перестройка - это победа контрреволюции, но не окончательная. Мы убеждены, что XXI век станет веком нового подъема мирового революционного движения и новых социальных революций».

Передо мной сидит симпатичный очкарик с фантастическим именем Элисеос Вагенас и с такими честными глазами, какие были у меня в годы моей комсомольской юности. Элисеос - член Центрального комитета Коммунистической партии Греции, и его прямо-таки приятно послушать. «Диктатура пролетариата», «эксплуатация человека человеком», «классовая борьба», «мобилизация масс», «происки международного империализма». Весь этот набор клише, впитанный мной с молоком матери, звучит как саундтрек к советскому детству и убаюкивает не хуже колыбельной.

Греческие коммунисты - ребята серьезные, хорошо организованные, дисциплинированные и преданные делу мировой революции. Знаменитое здание «КуКуЕ» (Компартии Греции), обнесенное мощной «крепостной» стеной, вам с удовольствием покажет любой житель Афин и скажет на прощание: «До свидания, товарищ!»

«Что ж вы так забаррикадировались, товарищи? - весело спрашиваю я Элисеоса. - У вас не то что враг не проползет, но даже мышь не проскочит». «О конспирации забывать нельзя, - поясняет товарищ Вагенас. - Наша партия образовалась в 1918 году и в течение половины своей жизни была подпольной. Всегда найдутся люди, которые не могут смириться с тем, что коммунисты действуют легально. Наша партия известна тем, что во время Второй мировой войны возглавила антифашистское сопротивление и победила, но потом в страну приплыли англичане и американцы, поставили у власти своих людей и репрессировали коммунистов. Здесь было все: тюрьмы, лагеря смерти, аресты и ссылки. Об этих преступлениях американского и английского империализма не принято вспоминать в Европе, зато принято говорить о Сталине». - «Но преступления сталинизма вы признаете?» - «Какие преступления?! Шла жестокая классовая борьба во имя того, чтобы утвердить устои новой социалистической системы». - «Не дороговато ли платить кровью миллионов людей за такие устои?» - «Да откуда у вас такие цифры? Миллионы! Есть свидетельство Солженицына о несправедливо осужденных людях. Да, были ошибки, но называть это преступлением неверно. Вспомните ситуацию, в которой оказался СССР. Вспомните, как Гитлер использовал разные народы против молодого социалистического государства. Крымские татары, чеченцы, западные украинцы - бандеровцы, малые народы Кавказа - всех их выслали и наказали за РЕАЛЬНОЕ предательство и сотрудничество с немцами. Сейчас в Европе пытаются отождествить коммунизм и фашизм. Но говорить, что коммунисты и фашисты одно и то же - это значит искажать историю. В европейских школьных учебниках неизменно принижается роль СССР в победе над фашизмом и преувеличивается роль США. Нам пришлось нелегко после падения Советского Союза. Многие компартии мира пережили трудные времена, а некоторые раскололись и изменили названия. Но коммунистическое движение не исчерпало себя, и мы, греческие коммунисты, от своего идеала - социализма - не отказываемся».

От идеала социализма не желают отказываться не только коммунисты, но и вся Греция. «Проклятый капиталист» и «пособник империализма» - все еще серьезные оскорбления в среде порядочных греков. Местный интеллигент, студент или рабочий может быть только «левым» по убеждениям - анархистом, коммунистом, социалистом или социал-демократом, выбирай на вкус. Греческая компартия хоть и не обладает реальной политической властью, однако неизменно набирает на выборах 7 - 8 процентов, посылает своих депутатов в Европарламент и пользуется МОРАЛЬНЫМ авторитетом среди трудящихся в силу прошлых и впрямь героических заслуг. Деньги на «дело коммунизма» жертвуют не только сами члены партии и рабочий класс, но даже правые. (Впрочем, греческие правые - те же левые с едва заметным глазу отклонением вправо.)

Чтобы понять, в чем фишка перманентных мирных и не очень греческих революций, обратимся к истории. Грецию часто называют Восточной Европой наоборот. Если полякам, чехам, болгарам и венграм «свет коммунизма» принесла Красная Армия, то Греции, героически сражавшейся против фашизма под руководством местных коммунистов, русские руку помощи протянуть не смогли. Греция остановилась (или, точнее, ее остановили) в полушаге от коммунизма. После войны английские и американские «империалистические злыдни» не только посадили в стране незаконное правое правительство, но и всячески способствовали чисткам и репрессиям среди героев-коммунистов (тут товарищ Вагенас абсолютно прав). А когда в 1967-м власть в стране захватила хунта «черных полковников», поддерживаемая американцами, коммунистам и левым и вовсе пришлось уйти в подполье. В борьбе против коммуно-анархической опасности хунта в средствах не стеснялась, не брезгуя пытками, изгнанием и политическими убийствами. В то страшное время левые, надо признать, хлебнули горя, и общественное мнение вознесло их на недосягаемую высоту. Классический революционный мученический блеск непобедившего коммунизма соблазнил Грецию раз и навсегда.

КАК МОЖНО ЖИТЬ ПРИПЕВАЮЧИ НЕИЗВЕСТНО НА ЧТО

Когда в 1981 году к власти в Греции пришел социалист и борец за правду Андреас Папандреу, основатель партии «ПАСОК» («Всегреческое социалистическое движение») и большой друг Советского Союза, трудящиеся массы возликовали. И не напрасно. «В 80-е годы Папандреу удалось ликвидировать гигантский разрыв между очень богатыми и очень бедными и создать в стране средний класс, что было большим успехом, - говорит политический аналитик Константинос Филлис. - Но уже в 90-е годы тому же среднему классу понравилось тратить деньги, у него увеличились запросы, которые политики не замедлили удовлетворить. Со времен окончания хунты в Греции между политиками и народом установилась «клиентская» система. Политики хотят быть избранными, а греческие семьи хотят пристроить детей на государственную службу. Почему? Потому что с государственной службы ты не можешь быть уволен. Особенности местного менталитета таковы, что папы и мамы не готовят своих детей к здоровой конкуренции, к продуктивной и успешной работе, а хлопочут только о том, как найти связи и возможности пристроить чадо на теплое официальное местечко».

Госслужащие в Греции защищены не хуже каких-нибудь тюленей, за которых Гринпис всем глотку перегрызет. «Если ты получил государственную работу, значит, ты точно знаешь, что случится с тобой в следующие тридцать лет, - говорит экономический обозреватель «Скай ТВ» Илиас Сиякандари. - Самое большое табу в Греции - перманентный статус госслужащих. Плюс приличные зарплаты свыше 1000 евро, бонусы и премии, ранний уход на пенсию и обеспеченная старость. Люди работают по нескольку часов в день. Когда ты ходишь в один и тот же офис 20 лет, ты уже знаешь способы, как работать все меньше и меньше - приходить на работу в девять, а уходить в час или два. Всегда можно попросить товарищей зарегистрировать твою карточку, если тебе лень вставать, или договориться: сегодня я ухожу раньше, и ты меня прикрываешь, а завтра ты. Греция - нетребовательная страна. Вина греческих политиков в том, что с целью получения голосов они обещали людям государственную работу. Все партии делали это десятилетиями! И даже те партии, которые не были у власти, имели возможность пристроить своих племянников, кузенов и всю прочую родню. Когда большинство населения расслабилось, меньшинству пришлось взять на свои плечи непосильный груз забот, который большинство отказывалось нести».

«Мы до сих пор не знаем, сколько людей занято в общественном секторе, - говорит член парламента от партии «ПАСОК» Панделис Иконому. - Когда число госслужащих приблизилось к миллиону (а это четверть всего работающего населения страны и 40% ВВП), политикам пришлось выдумывать и создавать новые рабочие места: брать людей на временную работу, для специальных целей, на неполный рабочий день и т. д. Этих людей никто не регистрировал, а траты на общественные нужды росли и росли».

Коммунист Элисеос Вагенас уверен, что его партия в Греции последнее слово еще не сказала.

Коммунист Элисеос Вагенас уверен, что его партия в Греции последнее слово еще не сказала.

Между популистским политическим классом и греческим народом сложились прекрасные родственные отношения. Хотите повышения зарплат? Нет проблем. Ранний уход на пенсию? Да бога ради. Бесплатное образование? Само собой. И толпы бездельников заполняли университеты, учились десятилетиями (!), питались три раза в день в бесплатных студенческих столовых и поставляли новых бойцов в бунтующие ряды анархистов.

А какое же социалистическое государство без бесплатного здравоохранения? Правда, и тут не обошлось без фокусов. «Операция, которая, к примеру, на Кипре в частном госпитале стоит 5000 евро, в Греции в общественной больнице обойдется в 25 000, - говорит экономический обозреватель Илиас Сиякандари. - Почему? Людей не волнует, сколько стоит лечение: в любом случае за все платит система социального страхования, и больницы без зазрения совести выставляют государству сумасшедшие счета. При этом в Греции торжествует ближневосточный менталитет. Бесплатному врачу граждане обязательно несут «барашка в бумажке» - маленькую, но симпатичную взятку. В сущности, пока была возможность доить государство, никто не жаловался, и все были довольны».

Греки жили широко и разорялись самым приятным образом на свете. Местные коррупционеры не были мелкими гнусными воришками. Это были щедрые, элегантные казнокрады, умевшие делиться, и жизнь вокруг них была сытной, теплой и веселой. Прескучно живут лишь честные люди вроде скряг немцев и зануд скандинавов. Южане-мошенники, обладающие живым воображением и творческой жилкой, умеют брать от жизни все, что она может дать.

ПОПРОБУЙ ТУТ НЕ ЗАБАСТУЙ!

Время от времени политиков беспокоил вопрос денег, но вступление в Евросоюз открыло перед Грецией захватывающие перспективы. Появилась возможность брать кредиты в неограниченных количествах, быстро и очень дешево. Ведь теперь давали в долг не просто Греции, третьеразрядной балканской стране, а ссужали деньги члену респектабельного Евросоюза, входящему в стабильную еврозону. «Все шло хорошо, пока деньги были дешевы, а кредиторы любезны, - говорит экономический обозреватель Илиас Сиякандари. - Но у нас очень сильная левая культура. Для греков типично антиамериканское мышление, и даже правые здесь настороженно относятся к «империалистам». Сочетание легких денег и левой социалистической культуры и привело к катастрофе. Страна, не имеющая никаких ресурсов и ничего не производящая, привыкла жить на широкую социальную ногу. Но если ты член ЕС, ты должен соответствовать определенным критериям: дефицит бюджета должен быть ниже 3 процентов. Как это сделать? Тут на помощь пришли американские банки вроде «Голдман Сакс». Они предложили вполне легальные хитроумные схемы, помогающие скрыть дефицит и привести в порядок отчетность. Под гарантию своих будущих доходов Греция получала от них «горячие» денежки и пудрила мозги своим европейским контролерам».

Если говорить языком обывателя, греки несколько лет подделывали бухгалтерскую отчетность, сообразуясь с собственными правилами арифметики. «Мы думали, что мы самые хитрые, умные и изворотливые и можем приукрашивать статистику, с тем чтобы тянуть из Евросоюза больше денег, - говорит политический аналитик Константинос Филлис. - Мы думали, что всех можем обжулить. До 2009 года, до финансового кризиса, нам вполне удавалось надувать наших европейских партнеров. Но настал день, когда надо платить, а платить нечем. Мы потеряли доверие, и наши партнеры стали смотреть на нас как на лгунов и обманщиков».

Когда Греция осознала, насколько тонок пласт ее благополучия, когда европейские газеты отхлестали греков словами-пощечинами «шельмы», «ловкачи» и «мошенники», когда стало ясно, что новому поколению придется платить за высокий уровень жизни прежних поколений не менее 300 миллиардов евро, большая часть народа, вооруженная до зубов социалистической доктриной, повалила на демонстрации, требуя от правительства гарантий, что жизнь все еще сплошная малина. Наиболее сознательная часть греков, нравственно припертая к стенке, в полном соответствии с православным менталитетом ударилась в самобичевание. Как таксист Георгиос, с которым мы застряли в пробке в центре города из-за демонстрации судей и адвокатов. «Ну вот эти чего бастуют, а? - с ненавистью говорил он. - Ты где-нибудь видела нищего законника, просящего подаяние? Вот и я не видел. Какие сейчас, к черту, демонстрации? Мы, греки, жулики и всегда были жуликами». «Что ж ты так свою родину кроешь?» - схватилась я за сердце. «Слушай, я экономист, окончил университет в Гренобле. У меня два языка - английский и французский. Вернулся на родину, мне предложили зарплату 800 евро как экономисту (!), хотя мальчик-курьер может заработать на чаевых до 50 евро в день, и я ушел в такси. Да и какая может быть экономика в Греции? У нас единственный стабильный источник дохода - туризм. Но и тут мы плюем в чашку, из которой едим. Мы обманываем туристов на всем. Вот ты сейчас села в такси и не посмотрела, какой тариф стоит на счетчике. Цифра 1 - дневной тариф, 2 - ночной, в два раза дороже. Любой таксист, видя, что ты иностранка, тут же включит ночной. Когда я приезжаю на какой-нибудь греческий остров отдыхать, я плачу за кофе два евро, а турист заплатит пять, ланч мне обойдется в 10, а иностранцу в 30. В любой таверне две цены - для иностранцев и для своих. Нас все презирают как мошенников, а мы все бастуем». - «Ну а сам ты участвовал в забастовке таксистов?» - «Конечно, участвовал. Куда ж я денусь? Моему дружку, который не бастовал, на следующий день сожгли машину».

Окончание в завтрашнем номере.

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

робота офис-менеджера в Харьковепогода в украине на 5 днейФабрика футбольных хулиганов