Мировые СМИ разработали собственные версии крушения самолета под Смоленском

Эксперты задаются вопросом, почему пилоты самолета польского президента, разбившегося в России в субботу, пытались приземлиться, несмотря на предупреждение о плохой видимости и рекомендацию воспользоваться другими аэропортами, пишет The Financial Times.

Пока не поступало информации, что указание игнорировать предупреждения диспетчеров исходило от влиятельных пассажиров, однако это не исключено, и некоторые эксперты задумались, могла ли сложиться подобная ситуация на борту других президентских самолетов, в частности Air Force One, на котором летает американский президент.

«Думаю, в этом случае прозвучало бы: «Сэр, мы не можем здесь приземлиться», так как экипаж понимает, что его первоочередная задача - сохранить жизнь членов правительства», - полагает Билл Восс, глава Flight Safety Foundation.

По мнению других экспертов, даже в том случае, если пассажиры обреченного самолета хранили молчание, пилоты могли самовольно проигнорировать предупреждения, поскольку знали, как важно доставить пассажиров на мемориальные мероприятия в Катыни.

В статье, опубликованной в The Los Angeles Times, своим мнением делятся два профессора философии - Адам Хмелевский из Польши, автор книги «Психопатология политической жизни», и Денис Даттон из Новой Зеландии.

«Вполне возможно, что глубинным и более личным фактором этой трагедии было ощущение президента Леха Качиньского, что его не привлекли к церемониям в Катыни с участием польского и российского премьеров. Если верить прессе, Качиньскому было трудно смириться с тем фактом, что его политический соперник Дональд Туск отвлек на себя внимание аудитории, отдавая дань памяти жертвам, и президент жаждал блеснуть сам», - говорится в статье.

Судя по прошлым прецедентам, Качиньский вряд ли захотел бы прервать поездку, пишут авторы, напоминая, как в августе 2008 года Качиньский настаивал на посадке своего самолета в Тбилиси, несмотря на опасения, что российские войска обстреляют его с земли. Пилот предпочел сесть в безопасном Азербайджане, что рассердило Качиньского, отмечает газета.

Трагическая смерть президента Польши Леха Качиньского заострила внимание на катыньской бойне 70-летней давности, пишет в The Washington Times Януш Бугайский из Center for Strategic and International Studies.

По его мнению, «в российских официальных заявлениях и учебниках истории СССР по-прежнему изображается жертвой и победителем, а не соучастником заговора с Гитлером, соучастником, который вторгся в Польшу в сентябре 1939-го, убил десятки тысяч граждан Польши и более миллиона депортировал в Сибирь, в ссылку».

«Путин сделал ставку на то, что польское руководство взамен на его минимальное признание факта событий в Катыни посетит церемонии и тем самым придаст достоверность искаженной версии истории, которую предлагает Москва», - считает автор.

Он рекомендует российским лидерам ради подлинного примирения с Польшей публично признать катыньскую бойню военным преступлением против Польши, рассекретить все российские архивы, касающиеся этого события, а также рассказать всю правду о Сталине и роли СССР во Второй мировой войне.

Для России гибель президента Польши и еще 96 человек в авиакатастрофе - это возможность добиваться гегемонии в Восточной Европе, утверждает обозреватель The New York Post Артур Херман.

«Русский медведь вернулся. Точно Дракула, восставший из гроба», - заявляет Херман.

«В российскую версию авиакатастрофы поверят не все, памятуя, что Качиньский был заклятым недругом Путина, а страшная ФСБ сейчас российского премьера 6 лет назад была причастна к заговору с целью отравления украинского президента Виктора Ющенко», - пишет Херман, советуя ожидать нового нажима Кремля на Польшу.

Кроме того, автор находит общее между свергнутым президентом Киргизстана Курманбеком Бакиевым и погибшим главой Польши: оба лидера не слушались Кремля по вопросу о базах США.

Французская Le Monde обращается к внутриполитической ситуации в Польше. Авиакатастрофа под Смоленском сделала спикера польского Сейма Бронислава Коморовского первым лицом государства. «На меня свалилась гигантская ответственность», - сказал он.

«Теперь перед Коморовским стоит тройная задача. Он является временно исполняющим обязанности президента и продолжает председательствовать в Сейме, а также должен готовиться к избирательной кампании по выборам президента. В марте Бронислав Коморовский победил на «праймериз», проведенных правящей партией «Гражданская платформа». Смерть Леха Качиньского сбила график - теперь президентские выборы должны пройти до 20 июня», - пишет газета.

Коморовский объявил, что оставляет выбор даты за оппозиционными партиями, потерявшими в катастрофе своих кандидатов в президенты - Ежи Шмадзинского (альянс левых) и Леха Качиньского («Право и справедливость»).

«С чего начать? Число погибших в политической верхушке, армии и епископате превращает задачу в настоящую головоломку», - отмечает издание.

Консерваторы обезглавлены в результате гибели лидеров партии  «Право и справедливость». Массовая народная скорбь может способствовать посмертному прославлению Леха Качиньского, чья популярность в последнее время была крайне низка, пишет газета.

Многие задаются вопросом, не возникнет ли у Ярослава Качиньского искушение побороться за место покойного брата-близнеца, отмечает издание, передает inopressa.ru.

Напомним, польский правительственный самолет Ту-154 разбился 10 апреля под Смоленском. На борту лайнера находились президент Польши Лех Качиньский с супругой и ряд высших должностных лиц страны. Всего - 97 человек. Не выжил никто.

Все они направлялись в Катынь, где должны были пройти мероприятия в память о массовых расстрелах польских офицеров.

Обязанности президента Польша временно исполняет маршал Сейма Бронислав Коморовский. Согласно польской Конституции, выборы нового главы государства должны состояться в течение двух месяцев после гибели президента.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа для выпускающего редактора в Харькове