Владимир Рогозкин, полковник ВВС России, военый штурман первого класса: "У поляков на их лучших аэродромах взлетка такая же..." Комментарии: 2

В результате авиакатастрофы у аэродрома «Северный» погибли 96 человек, в числе которых – президент Польши Лех Качиньский, его супруга, а также ряд высокопоставленных чиновников Польши. По одной из версий, причиной ЧП стал сильный туман, а также ошибка пилотов, которые не послушали рекомендации диспетчера уйти на запасной аэродром в Минске или Брянске и приняли решение все же посадить самолет на аэродроме "Северный" под Смоленском.

Военный обозреватель "Комсомольской правды" побеседовал с военным обозревателем Владимиром Рогозкиным,  полковник ВВС России, военый штурман 1 класса:

- Вам приходилось  садиться на аэродром "Северный"?

- Да,  не меньше 15 раз.  Причем, на разных типах самолетов - и Ан-16, и Ан-1.

-  У "Северного" есть какие-то свои особенности, свой  "характер"?

-  Он "знаменит" тем, что почти посередине взлетно-посадочной полосы  - холм.  Это приходилось всегда учитывать.  В остальном  - все штатно.

- С польской стороны уже раздаются претензии:  и бетонка разбитая, и  навигационное оборудование  потрепанное,  и даже световя дорожка якобы не была включена.

- Начну с последнего. Если бы световая дорожка не была включена, польский самолет еще над Белоруссией был бы предупрежден. Эт же ЧП. 

Его мгнованно устраняют. Потому что дорожка должна "гореть" все 24 часа в сути.  Я вам больше скажу.  Да и ведь впереди  Ту-154 садились самолеты  с польской охраной и с польскими журналистами.

И  командиры экипажей ведь никаких претензий ни к дорожке, ни к навигации, ни к руководителям полетов не предъявляли. Насколько мне известно, и в записи разговоров борта с землей, польские летчики о погасшей световой дорожке не сообщали.  Этот аргумент все ставит на свои места.  

Да, качество ВПП, конечно, там  не бильярдный стол.  Но и не  раздолбанная танковая директрисса. Вполне на четверку.  У поляков даже на их лучших аэродромах  такая же.  Так в чем вопрос?

- Представьте себя (тьфу-тьфу!) на месте штурмана  польского Ту-154, ваш борт подходит к Смоленску и вы видите, что внизу густой, как сметана туман,  а вам с "Северного"  сообщают об этом и советуют уходить на запасной аэродром.  Чтобы вы  посоветовали командиру экипаджа?

- Тут и вопроса не может быть! Идем на запасной. Тем более, -  с такими пассажирами!  Да даже без них!  Какие могу быть разговоры? Мгновенно запросили запасной аэродром и пошли к нему. Все.

- Кто на земле отечает за ориентирвоку заходящего на посадку самолета?

- Руководитель полетов. Он - Бог и царь в таких ситуациях.

- Но руководитель полетов  несколько раз советовал Ту-154 уходить на Минск или Москву, а упорный поляк  все равно  не послушался.  Почему? У вас есть догадки?

- Н-да, тут можно только гадать.  Были какие-то очень, очень веские причины.  Ну не смертник же он! Это же был лучший летчик Польши, а не воздушный хулиган!

- И все-таки - ваша версия: причина катстрофы - техническая или опять человеческий фактор?

-  Безусловно, человеческий фактор.  Могу на что угодно спорить.  Очень похоже, чтоб был риск, очень большой риск.  Да, и если вы обратили внимание на схему захода на посадку, то поляк  подбирался к ВПП не  по обычному курсу, а как бы сбоку ВПП и сзади, с обратной стороны. Мне кажется, он хотел перехитрить туман, да и вообще - всю кучу обстяотельств, которые на его свалились в те минуты.

-  А вот когда вы садились на "Северный",  кто вам еще помогал ориентироватья  в воздухе при плохой видимости?

- Дальний и ближний привод, коненчо!  Я до сих пор даже их "голоса" помню: дальний  звенит протяжно, а ближний  позвякивает отрывочно. Они же там для всех летчиков, как родные!  Я уверен, что и польский экипаж их слышал.


- А почему же на расшифровке записи разговоров руковдителя полетов с  экипажем  поляков предупреждали, что они идут на 20 градусов ниже глиссады, а они  не отреагировали?

- У меня такое впечтатление, что они рыскали в тумане.  Искали нижний край тумана, чтобы подползти под него и увидеть аэродром.  И во время доворота  левым крылом задели за дерево. Вот это и стало роковым моментом.  

Я вам даже больше скажу. После того, как самолет стал рубить крылом деревья,  лайнер пытался  выровнять крылья и на запредельном "газу" рвануть  вверх.

Перед гибелью он совершил бешеный прыжок с отворотом от капитальных строений. То было все, что он смог сделать. Но слишком мало, чтобы спастись от смерти.

 Бывают случаи, когда даже пилотов от Бога и Всевышний не спасает...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа Харьков помощник директорасюдаMack Sennett