Каскадер спас друзей от хулиганов и... получил шесть лет тюрьмы [АУДИО]

Каскадер спас друзей от хулиганов и... получил шесть лет тюрьмы [АУДИО]

Комментарии: 26
Оля и Борис мечтали сыграть свадьбу, пока их жизнь не перечеркнул милицейский произвол.

С БИТОЙ НА «ЧУЖАКОВ»

Елена - мама 28-летнего Бориса Процука - прижимает к груди потертый полиэтиленовый пакет с пухлой кипой писем из прокуратур, милиции и судов.

- Я за сына уже полтора года бьюсь - все эти казенные бумаги наизусть выучила, - устало говорит она. - Борю в ноябре 2008-го в СИЗО увезли. Там он и по сей день.

Женщину поддерживают Борина невеста Ольга Урсалова и его друзья - Алексей Монахов и Екатерина Вишнякова. Летом 2009 года Алексей и Екатерина планировали пожениться. И поженились бы, если бы однажды не столкнулись с компашкой пьяных хулиганов и милицейским равнодушием...

Готовиться к свадьбе Леша и Катя стали осенью. И сразу решили, что свидетелями у них на торжестве будут Боря с Олей.

- Мы их и позвали в гости обсудить свадьбу, - рассказывает Екатерина Вишнякова.

Борис и Оля засиделись допоздна. Решили остаться ночевать в Люберцах. Почти в два часа ночи компания отправилась в магазин.

- Боря давно не пьет, а я думал купить бутылку пива, - говорит Алексей.

У «ночника» с названием «Русский стиль» гуляла молодежь. Это были не подростки, а здоровые местные парни - человек десять. Компания отмечала уход одного из них в армию. Когда алкоголь заканчивался, шли к кассе за «догоном».

Внутри магазина парни прицепились к незнакомцам.

- Один спросил меня, за какую футбольную команду я болею, - вспоминает Алексей Монахов. - Я ответил, что не интересуюсь футболом. Тогда он к моей Кате полез с похабными шутками... Я встал перед ним, попросил извиниться, а в ответ получил удар в лицо. Тогда и я ему врезал. Подлетели его дружки, вытолкали меня на улицу. Уронили на землю, и человек пять стали пинать. Один достал бейсбольную биту. Я подумал: «Сейчас убьют». Голову немного поднял и увидел, как один из них бьет Катю ногой в живот!

- Это Алексей Захаров был, - вставляет Екатерина. - Я только его из толпы знала - он со мной в школе в Люберцах учился. И уже тогда всех доставал: у меня, например, пару раз шапку отбирал и, простите, мочился в нее...

- Я попытался встать на ноги, но почувствовал боль, - продолжает Леша. - Ощущение, словно из спины воздух стал выходить. Ножом ударил самый маленький из «бойцов» - Илья Мажирин, я его потом на очной ставке опознал. Тогда я сознание потерял, а когда очнулся, понял, что на мне кто-то лежит.

Парня пыталась защитить Катя. Она бросилась на него и руками закрыла ему голову. Ему, не себе... Чтобы не убили. Все удары посыпались на девушку. Потом в травмпункте у нее констатировали сотрясение мозга и трещину кости ноги.

В это же время отморозки избивали Бориса, выбежавшего на помощь друзьям. Перепало несколько раз и Оле, которая попыталась остановить драку.

Леша с Борей - в хорошей спортивной форме. Первый со школы занимается тяжелой атлетикой, второй, несмотря на «неспортивную» профессию программиста, еще и каскадер «Мосфильма». В фильме «Ермак» он снимался в масштабных военных сценах, таская на себе килограммы доспехов. Но дать отпор десятку пьяных подонков было трудно...

И все-таки Борису удалось выбить нож из руки одного из нападавших. Выбил и тут же подобрал с земли. Этим ножом он стал отмахиваться от разъяренных противников. И хулиганы отступили - несмотря на то, что парень был ранен.

- Вот медосвидетельствование сына... - Елена выкладывает передо мной справку. - К сожалению, оно было назначено следствием только через месяц после драки. Но все равно врачи зафиксировали гематомы на голове - это Бориса битой приложили - и ножевую рану в правом боку.

«НЕ ЗАХОТЕЛИ И НЕ ЗАДЕРЖАЛИ!»

«Скорую» вызвали уже из дома. Алексей потерял много крови и совсем ослаб. Его выносили на носилках. А у подъезда уже толпилась все та же свора: хулиганы жаждали мести. Наконец-то появился наряд милиции, вызванный Олей больше часа назад - в разгар драки (кстати, местный ОВД находится на соседней улице, ехать - пару минут).

- Милиционеры подошли к ним, с кем-то поздоровались, поговорили. И всех отпустили! - негодует Екатерина. - И только Борю увезли в Ухтомский ОВД.

Под утро Ольга и Катя пытались пробиться к заместителю начальника отделения Александру Гудименко. Рассказать, как все было, написать заявления на нападавших. Но за порог дежурки, как уверяют девчонки, их не пустили: мол, подавать «заявы» уже поздно.

- Когда Ольга и Катя рассказали об этом, я взяла с собой диктофон и пошла в ОВД с ними, - продолжает мать Бориса Елена Процук. - Прямиком в кабинет к Гудименко.

Тот вместе со своим замом по криминальной милиции Сергеем Пузиковым отказались принимать заявления.

- Я тихонько нажала на запись, - говорит Елена и протягивает мне диск (запись этого разговора -  ). - Там начальники на наш вопрос о том, почему не задержали нападавших, говорят: «Не захотели и не задержали! А вам-то что?!» А потом стали угрожать, что посадят нас в тюрьму за «ложный донос».

Заявления об избиении у девушек так и не приняли. Пришлось отправить их в милицию по почте. А диктофонную запись Елена передала в Управление собственной безопасности ГУВД области.

«ТЫ ЗАРЕЗАЛ СВОЕГО ДРУГА»

Из УСБ пришел ответ: «Невозможно без экспертизы установить личности говорящих на пленке»... 

Позже Борис рассказал матери, как из него трясли показания: дескать, он специально порезал и троих нападавших, и своих друзей. Даже уверяли, что Алексей Монахов умер!

Борис не стал себя оговаривать. Чтобы подтвердить свою невиновность, написал заявление с требованием изъять съемку с камер видеонаблюдения, установленных у магазина. Но это видео так и не было приобщено к делу - оно просто исчезло.

Просил провести экспертизу на алкоголь, чтобы доказать, что во время драки был абсолютно трезв. Борису отказали.

- И это еще не все нарушения в расследовании, - говорит мама арестанта. - Нож и биту они до сих пор «не нашли». А уголовные дела по нападению на Катю и Алексея отказывались открывать вообще! Теперь же, когда дела возбуждены, следователи не торопятся искать виновных. Хотя их и искать не надо - они числятся в пострадавших.

ВИНОВЕН В ТОМ, ЧТО НЕ УБИЛИ

В начале апреля прошлого года Процука под конвоем привезли в Люберецкий суд. Явились на первое заседание и все «пострадавшие» от рук Бориса: Илья Мажирин, Евгений Краснов и Илья Мартемьянов. Все они прекрасно себя чувствовали (хотя, судя по справкам, ранения у двух из них были тяжкими - раны грудной клетки и брюшной полости). Оставшиеся участники компашки выступили свидетелями. Уверяли: виноват Процук, убить хотел…

Бориса обвинили по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека». Прокурор попросил ему восемь лет тюрьмы (о самозащите и речи не было, по мнению следствия, Борис специально приехал в Люберцы ночью с любимой девушкой, чтобы изрезать пару-тройку местных безработных парней!). Но судья тогда не рискнула выносить приговор и отправила дело на дополнительное расследование.

На следующие заседания «потерпевшие» уже отказывались приходить добровольно. Кстати, и общаться с корреспондентом «КП» они не захотели.

В сентябре Люберецкий городской суд приговорил Бориса к шести годам тюрьмы в колонии строгого режима. Однако перед Новым годом Мособлсуд отменил этот приговор «в связи с допущенными в ходе судебного следствия нарушениями» и направил дело на новое рассмотрение. На днях оно состоялось. Коллегия из трех люберецких судей осталась при прежнем мнении о наказании Борису Процуку: 6 лет колонии строгого режима.

Тем не менее мать Бориса пообещала продолжать искать справедливости. Правда, где именно, пока не знает...

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Елене Процук пришел долгожданный ответ из Генпрокуратуры на ее жалобы на люберецкие правоохранительные органы. Ей сообщили, что в работе местных следователей были выявлены и исправлены несколько нарушений. Так, например, будут возбуждены дела по факту хищения у Бориса куртки, мобильника (их забрали хулиганы во время драки) и по факту избиения Екатерины Вишняковой.

Следствие по делу Бориса вновь возобновлено.

«Следователи строго предупреждены о привлечении к дисциплинарной ответственности в случае повторения подобных нарушений», - уверила в письме начальник отдела управления по обеспечению участия прокуроров в надзорной стадии уголовного судопроизводства А. И. Полякова.

Сам Борис по-прежнему в СИЗО. Уже полтора года. Он похудел на 30 килограммов, но верит, что скоро окажется на свободе. Правда, новое следствие будут вести те же люди, что и раньше. И приговор судьи вынесут все в том же Люберецком суде.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Адвокат адвокатского бюро «Авекс Юст» Олег СМИРНОВ: «Это самооборона!»

- Очевидно, что действия Бориса - это самооборона. Это подтверждается ранением его друзей и тем, что у нападавших было оружие. К тому же их было в три раза больше. Нападавшие и не отрицали, что были пьяными (это зафиксировано в документах следствия. - Прим. ред.), а значит, не могли адекватно оценивать ситуацию.

- Почему же следствие прошло мимо очевидных вещей, возбудив дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»?

- Не исключаю, кто-то в милиции просто прикрывал своих.

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии охранников в Одессе