Взгляд из Москвы: Почему Европа помнит про холокост, но забыла про подвиг Красной Армии

Взгляд из Москвы: Почему Европа помнит про холокост, но забыла про подвиг Красной Армии

Из лагеря смерти Освенцим превратился в туристический объект, наполненный жутким смыслом.

Роль СССР и Красной Армии в освобождении Европы от фашизма когда-то была бесспорной, но в последние годы европейские парламентарии постоянно «радуют» нас историческими «открытиями». Объективно кампания по переписыванию истории стартовала 20 лет назад с публикации книги «Ледокол», по странному совпадению написанной беглым советским разведчиком Виктором Резуном (Суворовым), прячущимся на территории английской военной базы. Именно он, первый, поставил знак равенства между Гитлером и Сталиным, между вермахтом и Красной Армией.
 
Россия изо всех сил сопротивляется ревизионистам-фальсификаторам, но перемежающаяся глухота на фоне провалов памяти - фирменная болезнь европейского парламентаризма, начавшаяся в виде очаговых заболеваний еще при Наполеоне и распространившаяся в форме эпидемии во времена Крымской войны. В годовщину освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим) корреспондент «КП» обнаружил, что у России в ее борьбе с фальсификаторами истории есть жесткие, авторитетные и непримиримые союзники. Например, глава Европейского еврейского конгресса Вячеслав Кантор. Мы начали наш разговор с трагедии холокоста, трагедии конкретного народа, но само собой выяснилось, что разделить трагедии и вычленить их из общей истории Европы и России невозможно. Как бы сильно этого кое-кому ни хотелось.
 
Вячеслав КАНТОР: «МОЙ ОТЕЦ БЫЛ СОЛДАТОМ КРАСНОЙ АРМИИ»
 
- Спустя 65 лет мы вынесли несколько уроков из тех событий. Безусловно, роль Красной Армии в освобождении Освенцима недооценена в Европе и в мире. Нужно успеть воспользоваться тем, что у нас еще есть живые свидетели, солдаты-освободители. В ноябре я обращался к Президенту России с просьбой наградить всех солдат-освободителей. Надеюсь, что их наградят к 65-летию Победы. Для меня лично это тоже важно. Мой отец Владимир Кантор был солдатом Красной Армии, был инвалидом войны. Для меня все эти темы, связанные с холокостом, не являются отвлеченными - большая часть моей семьи погибла в холокостах под общим названием «бабьи яры». Их было шесть тысяч в Европе.

Но меня как человека, занимающегося реальной политикой, интересует: какие уроки мы извлекаем из этой цивилизационной трагедии? Я бы выделил четыре урока. Во-первых, холокост - это событие, которое объединило всю Европу. Второе - во время любого кризиса, экономического или этнического, толерантность - это наиболее востребованное действие для защиты и меньшинств, и любого из нас. Третье - любое заигрывание и умиротворение фанатических режимов проваливается, как провалилась подобная политика в свое время в Европе. И четвертое - холокост научил нас, что не бывает никакой безопасности, кроме глобальной.
 
«КТО РАЗВЯЗАЛ ХОЛОКОСТ И КТО ЕГО ЗАКОНЧИЛ?»
 
- Сейчас весьма настойчиво в Европе пытаются пересмотреть и историю Второй мировой войны, и саму роль Красной Армии. Что можно сделать, как остановить этот процесс? Какими методами?

 
- Я неоднократно и от Российского еврейского конгресса, который возглавлял в течение четырех лет, и от Европейского еврейского конгресса, который возглавляю сейчас, вносил несколько предложений. Чтобы всемирный день холокоста назывался Днем освобождения лагеря Аушвиц-Биркенау Красной Армией. Вопрос, как мне сказали, сейчас рассматривается. Но с другой стороны, холокост - это не тема для школьных учебников. Это вопрос, актуальный сегодня, и, к сожалению, и завтра. Холокост - это тема для различных форм искусства, и эту тему невозможно раскрыть с помощью политики. Только искусством, потому что оно обращается напрямую к чувствам человека, минуя его сознание. У меня была встреча с женщиной, которая была в четырех концлагерях. Первый лагерь был очень страшный - лагерь для кормящих матерей. Находился он в Восточной Европе, и в нем содержались триста матерей. Утром они кормили детей, потом уходили на работу, вечером возвращались. Однажды они пришли с работы, а детей нет. Матери были в ужасе, но нацисты сказали им, что дети использованы в донорских целях.

Вячеслав Кантор, глава Европейского еврейского конгресса.

Вячеслав Кантор, глава Европейского еврейского конгресса.

Женщина эта, по странному совпадению, имела такую же фамилию, как у меня, - Кантор, и до 90 лет сохранила веселый нрав, несмотря на пережитое... К сожалению, она ушла в прошлом году... Ее звали Груня, родом она была из Латвии, мать моего близкого друга. И Груня сказала мне: «Знаешь, после того как забрали ребенка, я потеряла страх. У меня в жизни не осталось страха». Когда ее освободили из четвертого лагеря американцы, заключенные нашли кого-то из лагерной охраны. Он прятался, не успел убежать. Почти мертвые, обессиленные люди рвали его много часов, пока он совсем не исчез. И я спросил Груню: какой из фильмов лучше всего передает пережитую трагедию? Она сказала мне, что почти невозможно полностью передать то, что она видела. Но был единственный фильм, который смог, - это «Судьба человека» Бондарчука.
 
«РОССИЯ ЗАПЛАТИЛА САМУЮ ДОРОГУЮ ЦЕНУ»
 
- Не так давно в ПАСЕ признали сходство и тождественность двух тоталитаризмов - «коричневого» и «красного». Поговаривают уже и о возрождении сталинизма в России. Вы согласны с этой позицией?

- С высоты исторического полета можно вообще уравнять все со всем. Давайте все-таки спустимся на землю и обратимся к историческим деталям. Кто развязал холокост и кто его закончил? Кто среди антигитлеровской коалиции заплатил за это самую дорогую цену - человеческими жизнями? Здесь есть некое лукавство, когда люди сравнивают Гитлера и Сталина. Подождите! Мы говорим не об исторических личностях, а о роли Красной Армии во Второй мировой войне. Моя позиция - Россия заплатила за ликвидацию цивилизационной катастрофы самую дорогую цену. Это моя позиция, которая соответствует позиции 42 еврейских общин, входящих в Европейский еврейский конгресс. Мы имеем мандат говорить это и от имени тех, кто погиб в холокосте, и этот мандат никто не отзовет.
 
«БОРОТЬСЯ НУЖНО НЕ С НАРОДАМИ, А С ПРАВИТЕЛЬСТВАМИ И РЕЖИМАМИ»
 
- Наша газета много лет борется с возрождением нацизма в прибалтийских республиках бывшего СССР. Мы были инициаторами так называемой антишпротной акции после очередного суда над ветеранами в Латвии. Думаю, вы прекрасно знаете, как там относятся к нашим ветеранам. При поддержке наших читателей мы смогли «уронить» экспорт латвийских шпрот в России. И латвийские бизнесмены в открытом письме к правительству потребовали пересмотреть отношения с Россией! То есть бороться с этим явлением - реально. Но почему-то мы никогда не слышали голоса разных весьма влиятельных еврейских организаций, осуждающих такое мягкое и доброжелательное отношение правительств прибалтийских государств к Третьему рейху. Буквально на днях, например, отличились высокопоставленные эстонские чиновники, которые в эсэсовской и вермахтовской форме отмечали какие-то свои фашистские праздники. И в ответ - тишина. Почему?
 
- Главными ревизионистами, конечно, являются эстонцы, потом идут латыши, а потом литовцы. Это общее явление для прибалтийских стран, и у нас есть свой счет к ним. И мы их категорически осуждаем. И мы знаем, что в братской могиле в Таллине, где стоял Бронзовый Солдат, были и еврейские девушки. Но я не уверен, что экономический бойкот - правильное решение для стран, с которыми мы в конечном счете хотим наладить отношения, привить им наши нравственные нормы.
 
- А какие еще рычаги есть? Я, например, не знаю других методов...
 
- Политические. Хотя между Европой и прибалтийскими странами никаких проблем в отношениях нет. Но вы не забывайте, какое количество русских работают и живут в этих странах. В октябре я был в одной из наших общин в Эстонии. Это была полностью русскоязычная община, и меня поразило, в какой жесткой оппозиции эти люди находятся к действующим эстонским властям. И они открыто это высказывали. Внутри своей общины. Они попросили меня: «Нельзя ли как-то посодействовать, чтобы нас открыто не душили экономически?» То же самое и в Латвии. Вы посмотрите, кто работает в этих так называемых транзитных индустриях! Это русскоговорящая часть населения. Здесь есть особенность некоторая. При идеологической непримиримости все-таки нужно сохранять хотя бы канал для сближения. Назовите это грубо - торгом.
 
- То есть сделать ничего невозможно?
 
- Я просто видел своими глазами людей, по которым ударит экономический бойкот, если он начнется. И потом, бороться нужно не с народами, а с правительствами и режимами. Среди всех народов были и праведники, и коллаборационисты. Я расскажу вам одну важную историю, она случилась здесь, в Кракове. Все знают режиссера Романа Поланского, который для памяти холокоста сделал очень много. Пять лет назад я, как человек верующий, решил пойти в Шаббат помолиться. И я пошел в район Казимерж, вы тоже можете сходить туда, насладиться архитектурой... Там есть все исторические атрибуты еврейской жизни, нет только людей.

Они все погибли в лагерях, а когда-то в этом районе жил миллион евреев. Там осталась одна работающая синагога, которая с трудом набирает десять человек - миньян, чтобы состоялась молитва. И то набирался миньян только за счет таких, как я, - туристов. После молитвы я поговорил с председателем общины, спросил его: почему так мало людей? Разговорились, и председатель общины говорит, мол, у нас есть человек - последний из «списка Шиндлера», он у нас сторожем работает. Хотите с ним поговорить? Я стал расспрашивать сторожа о тех событиях, о жизни в гетто, и этот человек мне сказал: «А меня ведь уже повесили!» Повесил его полицай гетто, там была своя полиция. И полицай был, между прочим, еврейской национальности! Но проходившему мимо немцу это страшно не понравилось, и он сказал: «Какое ты имеешь право вешать еврея без моего разрешения? Снять!» Этот полицай был отцом Поланского. Зачем я рассказал эту историю? Нельзя никого огульно и коллективно обвинять. Важны детали.

Фото автора и ИТАР - ТАСС

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт