Александр КОЦ, фото Анатолия ЖДАНОВА (19 января 2010, 15:55)
Гаити: корреспонденты «Комсомолки» попали под обстрел «миротворцев»

Гаити: корреспонденты «Комсомолки» попали под обстрел «миротворцев»

За последние сутки ситуация в Республике Гаити накалилась еще сильнее. Бездействие международных гуманитарных организаций все больше и больше озлобляет местное население и фактически провоцирует массовые беспорядки. Разовые случайные раздачи муки и сахара, которые фактически разрываются толпой, не могут дать хоть какого-либо значимого эффекта.

Если в центре столицы видимость стабильности сохранить еще удается, то на окраинах и к западу от Порт-о-Пренс царит полный хаос и анархия. Впрочем, даже жители столицы начинают терять терпение. Не дождавшись гуманитарной помощи, которая завозится сюда ежедневно, но почему-то не раздается населению, люди осаждают аэродром Порт-о-Пренс. Вчера утром градус кипения здесь перевалил все мыслимые пределы, и у въезда на взлетное поле, где размещаются палаточные городки спасателей со всего мира, собралось около двух тысяч гаитянцев. Они фактически заблокировали выезд. Со стороны аэродрома американские морпехи подогнали к воротам военный «Хаммер». Однако вид грозной машины с пулеметом не остудил пыл оголодавших и разъяренных гаитян. В 8 утра терпение народа лопнуло.

«Голубые каски» вышли усмирять слезоточивым газом гаитян, требующих гуманитарной помощи. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

«Голубые каски» вышли усмирять слезоточивым газом гаитян, требующих гуманитарной помощи. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

В этот момент корреспонденты «КП» стояли за воротами, со стороны местного населения, договариваясь с местными жителями об аренде мотоцикла. Цены на такси здесь взлетели до каких-то космических уровней. В одну секунду толпа пришла в движение и ринулась штурмовать ворота. Тут же, со стороны международной базы, выбежали «голубые каски» и начали стрелять прямо в толпу гранатами со слезоточивым газом. В какой-то момент на линии огня оказался и корреспондент «КП», однако, увидев белое лицо, «миротворец» чуть приподнял свое оружие, и граната разорвалась над головами журналистов «Комсомолки» и местных жителей, обильно распылив едкий, жгущий горло, глаза и нос газ. Толпа бросилась врассыпную. После чего по периметру въезда была выставлена охрана из состава американских морских пехотинцев, а перед воротами поставлен бронетранспортер ООН.

— Ты журналист?! — орет мне, утирая слезы и сопли здоровенный негр.

— Да, — говорю, дыша через футболку. — Российский.

— Скажи мне, — распаляется детина. — Это логично? Нет, нет, нет, это нелогично. У меня жена, дети, у меня не осталось дома, у меня нет денег, еды и воды. Почему они в нас стреляют?!

Парень наседает и наседает, ситуация обостряется. Достаем видеокамеру и просим повторить выступление для общественности. Тот успокаивается и, вдохнув, повторяет свою речь, но уже более театрально.

Из ворот базы выезжает колонна американских спасателей почему-то с уругвайской охраной. Накануне мы подошли к ним в базовом лагере, попросившись поснимать их операции. Однако в десятке здоровенных джипов для российских журналистов места не нашлось. Впрочем, заокеанские спецы заверили нас, что если мы поедем за ними на своем транспорте, то мешать нашей работе они не будут.

Отдышавшись после газовой атаки, заскакиваем на небольшой мотоцикл. Вместе с водителем на этом байке нас трое, хотя здесь на этом транспортном средстве ездят и по пятеро. Догоняем колонну американцев уже в центре города. Джипы заезжают в кажущимся посреди зловонных руин неземным оазис, с раскидистыми пальмами, бассейном и абсолютно уцелевшим строением, похожим на гостиницу. В отличие от российских спасателей, у американцев не принято сразу со всем оборудованием ехать в район проведения операции. Сидя под навесом они раскладывают карты и начинают составлять план, опираясь, как и россияне, на сведения местных жителей.

Во время землетрясения на Гаити пострадало много техники, теперь таксисты наживаются на трагедии. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

Во время землетрясения на Гаити пострадало много техники, теперь таксисты наживаются на трагедии. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

— Сначала мы отправляем в район, где могут быть выжившие, разведку, — поясняет мне спасатель Гленн Барнет из Вирджинского отряда. — Если разведка получает подтверждение, то отсюда, из передового лагеря, выезжают люди с тяжелой техникой.

— Давно вы работаете в городе?

— Два дня.

— Успешно?

— Вчера четверых вытащили. Один, кстати, полицейским оказался. Надежда еще есть, уверен, что под завалами 100-процентно есть живые.

На этой «передовой базе» американцы делятся на группы по 15–20 человек. К ним же присоединяются несколько спасателей с Ямайки. Надпись на их футболках многообещающе гласит: «Где работаем мы, там нет следующего раза, тайм-аута и второго шанса».

Через час ожидания первая группа, наконец, собирается, прихватывая с собой кувалды, топоры, ломы и двух симпатичных девушек-кинологов с не менее симпатичными барбосами. Джипы остаются на базе, идем пешком по залитым нечистотами улицам. Американские спасатели жмутся к стене: «Не наступай в воду, — советует мне спец из Нью-Йоркского спасательного отряда с фамилией Андерсен на груди. — Она кишит всякой, мать ее, заразой.

Местное население, отрываясь от своих повседневных забот, провожало отряд восторженными взглядами. Даже курица, клевавшая что-то у разбухшего посреди улицы трупа, подняла свои любопытные глаза. Тут же рядом — стихийный рынок, где народ торгует зелеными бананами, манго и рисом из ограбленного гуманитарного конвоя. Через дорогу — бьющий из-под развалов «источник». Кто-то набирает из него воду в канистры, кто-то тут же обильно намыливается, не стесняясь наготы.

— Хиар, мистер! — указывает американцам местный житель на полуразрушенное здание школы.

Под завалами находят еще живых. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

Под завалами находят еще живых. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

Несколько этажей его сложились, однако каркас устоял. В самом низу зияют пустоты, а из-под бетонной плиты на уровне второго этажа торчит чья-то рука со сведенными в предсмертной судороге пальцами. За ней — еще одна рука и расплющенное многотонной конструкцией тело Почему-то решаем, что ЭТО было женщиной.

Российские спасатели, получив сигнал от местных жителей, обычно сначала обследуют здание собаками, после чего лезут внутрь, невзирая на то, слышны звуки изнутри или нет. Американцы деловито осматриваются.

— О'кей, ребята, — командует своим подчиненным Роберт Кинсли. — Уйдите в тень, попейте воды, остыньте.

В это время один из спасателей при помощи местных жителей от руки составляет план здания. Наконец, спасательная группа начинает действовать. К зданию приставляют раскладную лестницу, поднявшись по которой один из американцев ставит на пол сверхчувствительный микрофон «Лайф дедектор». Расправляет провода, и его коллега начинает слушать руины. Волонтеры на своем языке просят, чтобы предполагаемый выживший подал какой-то знак. Однако, судя по выражению лица человека в наушниках, никаких признаков жизни под развалами нет. Еще один спасатель, опускает прибор-штангу в дыры в бетоне. На одном конце штанги — камера, на другом — экран, на котором видно, что находится под руинами. Однако никаких движений она не засекает. Для очистки совести американки обходят школу по периметру с собаками — снова безрезультатно. Через полчаса такой работы спасатели сворачиваются и рисуют на стене круг, перечеркивая его крестом на четыре деления. В одном выводится дата и время осмотра, в другом — надпись L — 0, D — 20. Живых — 0, погибших — 20.

— Это по словам местных, — поясняет мне Гленн Барнет последнюю цифру.

— Вы даже не полезете внутрь? — удивился я.

— Это очень опасно, — ответил американец.

Вероятно, они привыкли, в отличие от наших спасателей, полагаться исключительно на технику. Впрочем, и результат у них довольно серьезный. Только один отряд американцев, который вдвое превосходит здесь российский десант, за двое суток пребывания на острове вытащил 15 человек.

Бригады спасателей из разных стран продолжают поиски погребенных под завалами людей. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

Бригады спасателей из разных стран продолжают поиски погребенных под завалами людей. Фото: Анатолий ЖДАНОВ.

На базу мы возвращались абсолютно разрушенной улицей. В руинах тут и там копошились спасатели из Кореи, Испании, Мексики. На месте каждого раскопа галдели гаитяне, мешая специалистам прислушиваться к исходящим из-под бетона звукам. А вот и знакомая синяя форма с надписью «МЧС России» на спине. Один из россиян как раз вылезал из-под бетонной плиты, другой сменял его, погружаясь под железобетонное месиво.

— Есть там живые? — спрашиваем ребят по просьбе американцев.

— Есть подозрения, — отвечают те.

— Крейзи рашинз, — комментируют заокеанские коллеги.

К слову, "сумасшедшие русские" вытащили в понедельник из-под завалов двух выживших женщин. На стене этого обрушившегося здания красовалось клеймо американских спасателей, судя по которому живых здесь не должно было быть...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Страна переворотов и беспорядков

Западная часть острова Гаити, открытого испанцами в 1492 году, перешла под контроль Франции в 1677-м. Коренные жители французской части Гаити к тому времени были полностью уничтожены, а основное население составляли негры-рабы.

В 1804 году, после череды кровавых восстаний, на острове образовалась империя чернокожих. Белое население было вырезано практически полностью. С тех пор перевороты, массовые грабежи и убийства на Гаити происходили регулярно. Потом испанцы отвоевали свою часть острова обратно - сейчас это Доминиканская Республика. Там уровень жизни повыше. А вот беженцев из Гаити здесь рассматривают как нахлебников.

Никита КРАСНИКОВ

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа капитаном киевпогода. киевMolly Parker