Мирослава БЗИКАДЗЕ («КП» - Львов»). Фото автора и из архива «КП». (27 июля 2009, 01:00)
Стефана и Светлану Козаков соединило горе: оба потеряли на авиашоу сыновей, а потом поженились

Стефана и Светлану Козаков соединило горе: оба потеряли на авиашоу сыновей, а потом поженились

Комментарии: 10
Стефан и Светлана после гибели детей нашли в себе силы жить дальше.

27 июля 2002 года во Львове во время празднования 60-летия 14-го авиационного корпуса ВВС Украины произошла катастрофа: на толпу людей рухнул истребитель Су-27. Погибли 77 человек, из них 28 детей. Около 250 зрителей получили ранения. С того черного дня прошло семь лет. В канун трагической даты «КП» встретилась с людьми, потерявшими сыновей на авиашоу. До 27 июля 2002-го они не подозревали о существовании друг друга, а сегодня Стефан и Светлана Козаки - одна семья.

«ТЕЛО ДИМЫ ИСКАЛА В МОРГЕ ЧЕТЫРЕ ДНЯ»

- Моему сыну Диме тогда было 14 лет, - вздыхает пани Светлана. - Помню, он очень не хотел идти на то авиашоу, а я настояла. Говорила: мол, тебе даже нечего будет рассказать одноклассникам после каникул - что увидел за лето, где был… Сама я в тот день была со старшей дочерью Марией в институте - она как раз сдавала экзамен и попросила меня ее поддержать. Димочка пошел на аэродром с моим племянником Андреем, а мы пообещали присоединиться к ним позже. Домой мы с Машей вернулись уставшие (день был очень жаркий) и решили дожидаться мальчиков дома. А еще когда выходили из института, услышали глухой взрыв. Помню, удивились: погода хорошая, на грозу не похоже… Потом поняли: в тот момент на Скниловское летное поле упал самолет.

Дальше, признается Светлана, все было как в страшном сне. О падении самолета ей сообщила по телефону подруга. Но обе решили, что вряд ли случилось что-то серьезное: мол, там же «кукурузники» летают… Они и не подозревали, что в небо выпустили огромный Су-27 и что он показывал фигуры пилотажа прямо над головами людей. Позже племянник Андрей рассказывал Светлане, что он все авиашоу фотографировал. И вдруг в глазок камеры увидел самолет прямо над головой, а через мгновение его взрывной волной отбросило на несколько метров. Парень получил сильные ожоги и потом несколько месяцев лечился, но главное - выжил. А вот Диме не повезло...

- Тело сына искала четыре дня, - утирает слезы Светлана. - В морге насмотрелась на изуродованные тела: кто без ног, кто без рук… Даже когда всех похоронили, еще несколько дней военные подвозили в морг части тел, которые находили на месте катастрофы.

«ЕСЛИ БЫ ГРИША БЫЛ ЖИВ, ОН ПОРАДОВАЛСЯ БЫ ЗА МЕНЯ»

Сыну Стефана Козака Григорию было 24 года. Он отправился на авиашоу вместе с друзьями, но обратно не вернулся.

- До сих пор, когда еду в машине, мне иногда кажется, будто на тротуаре стоит мой сын, - признается пан Стефан. - Сразу так страшно становится, и комок к горлу подкатывает… А когда слышу слово «татко» - Гриша меня всегда так называл, не могу сдержать слез. Дочь меня жалеет - теперь ко мне так не обращается.

Жена Стефана не смогла перенести смерти сына и через полтора года после Скниловской трагедии умерла. И неизвестно, выстоял бы Стефан Григорьевич, если бы судьба не подарила ему встречу со Светланой, которая развелась с мужем еще задолго до катастрофы на летном поле…


Сыну Стефана Григорию было 24 года, а ребенку Светланы Диме - всего 14.

Сыну Стефана Григорию было 24 года, а ребенку Светланы Диме - всего 14.

Пани Светлана сейчас работает учительницей младших классов в средней школе №45. Стефан Козак - обычный пенсионер и руководитель общественной организации «Скниловская трагедия». Именно он предложил родственникам пострадавших объединиться и сообща добиваться от государства справедливости - чтобы виновные в катастрофе были наказаны. Стефан возглавил организацию, а Светлана активно ему помогала.

- К Светлане я долго присматривался, все боялся сделать ей предложение, - смущенно улыбается пенсионер. - Думал: если откажет, я не переживу. Я вообще очень застенчивый и мнительный. Но любовь взяла свое, и я решился. Мы расписались, обвенчались в церкви, нас благословили наши родители. Сейчас живем ради наших дочерей, внука и в память о сыновьях… Думаю, мой Гриша порадовался бы за меня сейчас.

КСТАТИ

Родственники пострадавших ссорятся из-за компенсаций

Сегодня во Львове пройдут три панихиды в память о жертвах катастрофы: на месте падения самолета, где установили памятный знак, в часовенке, которую специально построили возле аэродрома, и на кладбище. К слову, в этом году люди смогут в последний раз помянуть погибших на летном поле. Аэропорт уже в октябре начнут реконструировать к Евро-2012, и на месте трагедии собираются сделать стоянку для самолетов. Памятный знак перенесут, скорее всего, поближе к часовенке. Пострадавшие от катастрофы отнеслись к этому с пониманием.

А вот между собой люди, пережившие страшное горе, в последнее время нередко ссорятся.

- Одни начали подсчитывать, кому сколько денег выделили компенсации, другие переругались, почему одни смогли купить квартиру, а другим только на холодильник хватило, - сетует Стефан Козак. - Знаю, что 10 миллионов гривен выделило для компенсации государство, еще столько же поступило благотворительной помощи. Схему же распределения средств разрабатывала обладминистрация. Так, за каждого погибшего родственникам давали по 100 тысяч гривен. При этом одной женщине, которая из-за катастрофы осталась нетрудоспособным инвалидом, дали деньги на однокомнатную квартиру (по тем временам «однушки» во Львове стоили 8-10 тысяч долларов. - Прим. ред.). Получили средства на покупку жилья еще две семьи…

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Мы продолжаем добиваться справедливости»

К ответственности за трагедию привлекли 10 человек. Летчики злополучного Су-27 попали за решетку: Владимир Топонарь получил 14 лет тюрьмы, а Юрий Егоров - 8. Шесть лет дали и генерал-майору Анатолию Третьякову, который был и. о. командующего 14-м авиационным корпусом, 5 лет - руководителю полетов с земли подполковнику Юрию Яцюку. Однако 7 ноября 2007 года президент Виктор Ющенко подписал указ о помиловании Анатолия Третьякова, а Юрию Егорову сократили срок до трех лет.

- Мы считаем, что Третьякова незаконно освободили, потому что его вина в трагедии огромная, и она доказана, - говорит Стефан Козак. - Кроме того, по закону преступник, которого решили помиловать, должен отсидеть хотя бы половину срока. Также непонятно, почему не наказали тогдашнего мэра Львова Константина Буняка и других высокопоставленных лиц, которые должны были позаботиться о безопасности людей во время авиашоу. Но мы продолжаем добиваться справедливости.

Родственники пострадавших прошли уже все инстанции, вплоть до Верховного суда Украины. Теперь вся надежда на Европейский суд по правам человека. Однако из Страсбурга результата пока нет. Видимо, еще не дошла очередь, ведь в суде находятся 100 тысяч исковых заявлений только от Украины.

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт