Вспомогательные репродуктивные технологии: Иностранцам вход воспрещен?

Вспомогательные репродуктивные технологии: Иностранцам вход воспрещен?

Комментарии: 8
Надо, чтобы каждая семья имела шанс на рождение своего ребенка. Фото PHOТOXPRESS.

Не меньший резонанс вызвал и случай рождения 65-летней украинкой ребенка после одной из методик ВРТ. Все это заставило политиков, чиновников и врачей задуматься над созданием правил игры. С законодательной инициативой тут же выступили депутаты ВР. И, как водится, решили многое запретить. Например, предоставлять услуги иностранным гражданам. Но помогут ли запреты? Есть ли иные способы регламентации использования ВРТ? Эти и другие вопросы вместе с экспертами мы обсудили за круглым столом в редакции «КП».

УЧАСТНИКИ ДИСКУССИИ 

Валентина КОЛОМЕЙЧУК, начальник отдела акушерско-гинекологической помощи Минздрава Украины.
Валентина КОЛОМЕЙЧУК, начальник отдела акушерско-гинекологической помощи Минздрава Украины.
Екатерина ЛУКЬЯНОВА, народный депутат Украины, член фракции Блока «Наша Украина - Народная Самооборона».
Екатерина ЛУКЬЯНОВА, народный депутат Украины, член фракции Блока «Наша Украина - Народная Самооборона».
Александр ЮЗЬКО, профессор, д.м.н., президент Украинской ассоциации репродуктивной медицины.
Александр ЮЗЬКО, профессор, д.м.н., президент Украинской ассоциации репродуктивной медицины.
Валерий ЗУКИН, к.м.н., вице-президент Украинской ассоциации репродуктивной медицины, директор клиники репродуктивной медицины «Надiя».
Валерий ЗУКИН, к.м.н., вице-президент Украинской ассоциации репродуктивной медицины, директор клиники репродуктивной медицины «Надiя».
Федор ДАХНО, профессор, заслуженный деятель науки и техники, директор Института репродуктивной медицины.
Федор ДАХНО, профессор, заслуженный деятель науки и техники, директор Института репродуктивной медицины.

Фото Людмилы МАРЧУК. 

ПОЧЕМУ НУЖНЫ ПЕРЕМЕНЫ

«КП»: - Как сегодня регулируется репродуктивная медицина? Почему возникают проблемы при реализации таких высоких целей, как помощь в рождении ребенка? 

В. Коломейчук: - К сожалению, нормативно-правовая  база относительно применения вспомогательных репродуктивных технологий несовершенна. Это касается и суррогатного материнства. На сегодня есть приказ Минздрава №771, где прописаны методики и порядок проведения ВРТ. Там же есть маленький раздел - «Суррогатное материнство». Но нигде не оговорены возраст, социальный и семейный статус, национальность, место проживания человека и т.д. Поэтому и возникают столь неоднозначные ситуации. К нам не один раз обращались из зарубежных  представительств и посольств с предложением, дабы не нарушать законы тех стран, из которых приезжают пациенты для получения лечения с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, консультироваться у них, не запрещено ли в конкретной стране использование ВРТ (в частности, суррогатное материнство). 

В. Зукин: - На заседании Европейского общества репродукции человека, эмбриологии было выступление представителя Европарламента, который прямо призывал с уважением относиться к законодательству каждой страны. Украинская ассоциация репродуктивной медицины (УАРМ) еще два года назад рекомендовала всем клиникам проводить процедуры только после согласования с посольством страны, из которой прибыли пациенты. Но наши заключения носят рекомендательный характер, теперь это необходимо узаконить.

Нельзя сказать, что в Украине совсем нет законодательства. Но оно очень размыто и фрагментарно. Сейчас возникла потребность в изменениях. Это нормальный процесс развития: когда появляются новые технологии, они ставят вопрос перед обществом, и общество на него отвечает. По большому счету необходимость закона - это показатель развития репродуктивных технологий. 

Е. Лукьянова:  - Я возглавляю комитет ВР по вопросам семьи и детей. Включая телевизор, я как любой гражданин Украины все чаще слышу о скандалах, связанных с применением репродуктивных технологий. Как законодателю, мне это вдвойне неприятно, поскольку это камень и в мой огород. И законодатель должен признать, что мы отстали от медицины. Когда я начала листать законы, выяснила, что у нас есть лишь статья 123 Семейного кодекса, которая совсем никакая. Она зафиксировала, что есть такое явление, и больше ничего. А все, что не запрещено, разрешено. Поэтому я и выступила с инициативой внести изменения в законодательство и запретить использование ВРТ в Украине для иностранных граждан, а также ввести определенные ограничения для украинцев. Такая сфера деятельности человека обязательно должна быть регламентирована, ведь речь идет об интересах ребенка. Я рада, что у нас теперь идет дискуссия. Давайте вместе искать выход.

ОГРАНИЧЕНИЯ НУЖНЫ, КОГДА НЕТ УВЕРЕННОСТИ В БУДУЩЕМ РЕБЕНКА

Е. Лукьянова: - Есть такие мысли в парламенте среди моих коллег: давайте просто запретим суррогатное материнство навсегда, чтобы не возникало проблем.

В. Зукин: - Не могу согласиться. Ко мне недавно приходила женщина с мужем. Ей всего 26 лет, ей удалили матку, она гражданка Украины. Почему она не может иметь своего ребенка? Мы с ними все обсудили. Скорее всего, будет вынашивать ребенка ее сестра. Для сведения: не все случаи заместительного материнства у нас коммерческие. Где-то около четверти - именно некоммерческие, когда в качестве заместительной мамы выступает близкий человек. 

Ф. Дахно: - Область репродуктивной медицины требует высокой социальной ответственности и от врача. Надо четко определить, что мы можем делать, а что - нет. Абсолютно все суррогатные скандалы связаны с вывозом детей и не имеют отношения к медицине. Консультации и юридическое сопровождение программ ВРТ до и после рождения ребенка - ответственность юристов.

Е. Лукьянова:  - Скандалы у нас в основном связаны с иностранцами. Вы предлагаете разрешить иностранным парам пользоваться такого рода технологиями, если это не запрещено их национальными законами. Но зачем им ехать к нам, если у них есть свое? У нас так дешево?

В. Зукин:  - По законодательству Украины все люди имеют равные права. Если мы исходим из интересов ребенка, то запрет нужен там, где мы не уверены в его будущем. А если это будущее обеспечено, зачем запрещать? 

Не стоит опасаться, что Украина станет центром международного суррогатного материнства. Лидерство держит Индия, где многое разрешено и очень приемлемые цены. Но и там сейчас идут дискуссии в парламенте. Далее идут США, где суррогатное материнство разрешено в некоторых штатах. В России эта услуга популярна, но у них мало иностранцев, поскольку большая страна и много своих граждан, нуждающихся в помощи. Казахстан сейчас превращается в центр заместительного материнства, Грузия... В Украину едут не из-за дешевизны, а потому что здесь хорошие врачи и высокие технологии. 

Е. Лукьянова: - Какое процентное отношение пациентов иностранцев и украинских граждан?

В. Зукин:  - 5-7% от общего количества пациентов. Подавляющее большинство все-таки наши соотечественники. Я поднял наш перечень материнства за прошлый год. В клинике «Надія» было на 1200 циклов 27 случаев суррогатного материнства, из них  17 - для граждан Украины и 10 - для иностранцев. 

А. Юзько: - В Украине в год около 11 тыс. циклов ВРТ и 110-120 циклов суррогатного (заместительного) материнства. Хочу добавить, что репродуктивная медицина настолько выросла как отрасль здравоохранения, что иностранцы едут к нам не суставы и сердце пересаживать, а за помощью в рождении детей. Это говорит о качестве!

Е. Лукьянова:  - Согласна. Но для лиц без гражданства я оставила бы ограничения. Ведь мы не знаем, что это за люди, где  и как живут, нет уверенности в обеспеченном будущем ребенка.

А. Юзько: - Мы должны в 771-й приказ МЗ Украины добавить фразу: «Заместительное материнство совершается гражданам Украины и иностранным гражданам тех стран, где эта процедура разрешена национальным законодательством».

Е. Лукьянова: - Я бы, кстати, еще в приказе прописала необходимость сообщать о каждой иностранной паре в соответствующие органы… 

В. Зукин: - Тут скорее медицинский вопрос. Когда ребенок выписывается из роддома, он остается на руках у пары, пока они оформляют документы. За ребенком нужен медицинский надзор. Мало ли что может случиться. Поэтому о младенце надо сообщать в детскую консультацию по месту жительства. И задача уже не клиники, а юридического агентства - обеспечить визиты патронажной медсестры, которая следила бы за здоровьем новорожденного.

Е. Лукьянова:  - Еще есть вопросы по возрастному цензу. УАРМ предлагает 54 года, Минздрав настаивает на 49 годах… 

В. Коломейчук: - У нас в стране считается репродуктивным возраст от 15 до 49 лет. Поэтому мы предлагаем установить верхнюю границу именно на этой отметке. Но предусмотреть создание межведомственной комиссии, которая будет принимать решение по каждому конкретному случаю, где женщина будет старше. 

Е. Лукьянова: - С ограничениями для тех, кто состоит на учете или на лечении в психоневрологическом или наркологическом диспансере, вы согласны?

В. Зукин: - Не совсем. Выходит, мы должны у пациентов спрашивать справки, цена которых, скажем, равна цене листа бумаги. Ведь в Украине нет единой базы данных. Если человек стоит на учете в Белой Церкви, то в Киеве он легко получит справку. А мы для супружеской пары, которая приходит в клинику, создаем дополнительный стресс, усложняя их путь. В отношении наркологического диспансера: настоящие наркоманы редко стоят на учете и вряд ли вообще к нам придут. Единственное, с чем я согласен, так это позиция о неработоспособности. Но как мы будем подтверждать факт неработоспособности? Здесь еще должны работать и социальные службы. 

ЧТО НЕОБХОДИМО СДЕЛАТЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ

«КП»: - Итак, в каком направлении должен двигаться законодатель, чтобы не навредить пациентам и развивающейся сфере медицины?

В. Зукин: - «Пожарные» вопросы мы сформулировали в проекте изменений к существующему законодательству. Сейчас остро необходимо:

* Введение возрастного ценза. Предложено ограничить его 49 годами и создать специальную комиссию для рассмотрения запросов женщин старшего возраста.

* Изменить терминологию. Термин «суррогатное» материнство пришел к нам из английского языка и у себя на родине несет несколько иной оттенок. Потому предлагаем заменить слово «суррогатное» на «заместительное». Оно точнее отражает суть явления.

* Установить, что заместительная мать не должна иметь генетической связи с ребенком, но ребенок должен иметь генетическую связь хотя бы с одним из своих будущих родителей.

* Необходимо разрешить проведение этой процедуры только для граждан стран, где заместительное материнство разрешено.

*  Установить, что подобные программы возможны только для гетеросексуальных пар.

А. Юзько:  - Еще необходимы изменения к приказу №771 МЗ Украины, чтобы урегулировать работу клиник. Сейчас на рынке 33 клиники - 6 государственных и 27 частных. Но далеко не все клиники сдают отчеты о своей работе в Минздрав, хотя обязаны это делать. Требует усовершенствования система аккредитация клиник. Также следует вернуться к вопросу обучения, чтобы все врачи работали в едином научно-практическом поле. Вообще 771-й приказ настолько неплохой, что если бы его исполняли и отчитывались за каждое действие, то не было бы проблем.

Е. Лукьянова: - Почему же его не исполняют и не отчитываются?

В. Коломейчук:  - Потому что это в основном частные структуры, где мы имеем ограничения, чтоб зайти с проверкой. Это можно сделать, например, при нарушении лицензионных правил.

Е. Лукьянова: - Опять-таки потому, что нет законов. Может быть, нужно поднимать статус ассоциации, чтобы отсечь тех, в ком мы сомневаемся? Давайте сделаем так, чтобы без рекомендации УАРМ Минздрав не выдавал лицензии. Пусть останутся 10 репродуктивных клиник в ассоциации, но мы будем знать, что им действительно можно доверять.

В. Зукин: - В Америке, если врач или клиника запрашивает лицензию на определенную деятельность, то первая бумага, которую они обязаны предоставить, - это заключение профессиональной ассоциации. У нас же такая специализация, как репродуктивная медицина, не очерчена. В итоге клиника в Минздраве получает лицензию на акушерство и гинекологию, а на самом деле может заниматься ВРТ.

Ф. Дахно: - Хороший вариант - использование возможностей Украинского государственного института репродуктологии. Он создан четыре года назад, имеет свой ученый совет, специалистов, 5 кафедр. Вместе с Мин-здравом они способны решать вопрос, может ли конкретная клиника работать дальше.

В. Зукин: - Изменения нужны, но закон, который не имеет механизмов контроля его исполнения, ничего не стоит. В приказе №771 все четко прописано. Его надо просто соблюдать. Украинская ассоциация репродуктивной медицины наиболее заинтересована в чистоте рядов. Потому что любой скандал - это ухудшение имиджа и страны, и нас как профессионалов.

«КП»:  - Так, может быть, нужен полноценный закон о репродуктивной медицине?

В. Зукин: - Чем дальше мы будем развиваться, тем больше вопросов будет возникать. Например, о судьбе эмбрионов. Сейчас на хранении в нашей клинике находятся 11 тыс. эмбрионов, и разобраться что куда практически невозможно. И так во многих клиниках. Появилась технология криоконсервации яйцеклеток по социальным причинам. Женщина хочет рожать в 40-42 года и потому желает законсервировать яйцеклетки: можно или нельзя? Затем - вопрос селекции пола: можно или нет? Вопрос постмортальной репродукции. В клинике сберегаются репродуктивные клетки, а человек умер. Как быть? Мы уже сегодня сталкиваемся с подобными ситуациями. То есть вопросов с каждым днем становится больше. Надо, чтобы и на них был ответ в законе. Я считаю, что необходим отдельный закон, но и тогда мы не сразу сможем найти ответы на все вопросы.

Е. Лукьянова: - Мы готовы работать с Минздравом. Ученые двигают науку вперед, а мы за ними не успеваем, поэтому нам нужно быстрее соображать. Законопроект, который я подала, считаю, очень позитивный. Хотя бы потому, что мы теперь обсуждаем, как сделать закон лучше. Есть у нас такое понятие - «закон на замену», то есть один отозвать и подать другой. Думаю, так и сделаем.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ