Зачатие онлайн: дневник акции

10.11.09

Мы – выиграли!

- Почему мы решили принять участие в этой акции? Потому что не использовать подобный шанс, когда страстно мечтаешь о ребенке – невозможно. Это как раз тот случай, когда главное – участие. Победа, несомненно, стала для нас счастливой неожиданностью, подарила долгожданную надежду на счастье. Неучастие же означало бы сомнения – действительно ли мы ТАК сильно хотим стать родителями, как нам кажется? Вряд ли я когда-нибудь смогла простить себе, если бы не попыталась выиграть. И не уверена, что мы смогли бы в ближайшее время решиться на первую попытку ЭКО, если бы не эта акция.

По условиям акции, письмо в "Комсомольскую правду" должна была писать "претендентка". Несомненно, женщины более "отзывчивы" на различные рекламные и благотворительные акции, более многословны. Но я нисколько не сомневаюсь, что мой муж, Андрей, хочет чтобы у нас появились дети так же сильно, как и я. Было бы любопытно, каким бы было письмо, написанное им.

Мой доктор – В.В.Котлик.

Мой доктор – В.В.Котлик.

Мы все время вместе. На всех процедурах и консультациях, с самого первого визита, когда мы познакомились с нашим врачом и клиникой. Когда муж рядом, когда я чувствую, что не я одна, а мы вместе проходим через все это – мне легче. Ни разу я не заметила в его взгляде сомнения в том, что мы делаем, ни разу не услышала от него ни одного упрека в моей неспособности родить ребенка.

Когда на третьем году нашего брака мне поставили диагноз "бесплодие", я думала, жизнь моя закончилась. Мне было очень стыдно перед мужем, что я лишаю его радости отцовства. Уверена, он будет замечательным, любящим отцом. Один раз, в порыве самоуничижения я даже предложила ему развестись и найти себе другую жену, лучше, чем я, способную родить ему наследников. Муж рассердился на меня за то, что я могла в нем сомневаться, не доверять, но я все равно испытываю чувство вины перед ним.

Наш протокол начинается… Волнуюсь, как на экзаменах. А ведь я – медицинский работник, акушерка по образованию. По ту сторону медицины бывала неоднократно, но в такой близости – по эту сторону – еще не приходилось.

Мы – победили. Но я читала письма других участниц, которые были опубликованы в "Комсомолке" и иногда мне даже стыдно, что выиграли мы, а не они.

И очень хочется сказать спасибо одной претендентке, которая пожелала нам (т.е. выигравшей паре) – удачи. Спасибо Вам огромное!

12.11.09

Обучение в медицинском училище не излечило меня от особого отношения к врачам. Особенно – к гинекологам. И еще особеннее – к гинекологам-мужчинам. Теперь же, после того, как мы с мужем познакомились с Владимиром Владимировичем Котликом, я думаю, что предубеждение женщин в отношении мужчин-гинекологов несправедливо. Прекрасно помню свое первое посещение районного гинеколога. Ощущения были более чем неприятные. С тех пор я пребывала в уверенности, что визит к гинекологу обязательно связан с болью. Но, видимо, у мужчин-гинекологов более трепетное отношение к женщинам. Минимум неприятных физиологически ощущений. Смущение и стыд, конечно, присутствуют, но в той же степени я испытывала смущение и при "общении" с женщинами-гинекологами.

Еще очень помогает его доброжелательность, улыбка и юмор. Нет этой привычной у врачей напряженной пугающей деловитости или отстраненности, при которой чувствуешь себя "материалом", а не живым человеком. Возможно, я просто не "избалована" частными клиниками, но такое отношение врача очень успокаивает, придает уверенности. 

В кабинете Владимира Владимировича – не в процедурном, где он делал мне УЗИ, а в том, где он ведет записи историй болезни и проводит консультацию – стоят фотографии детей. Улыбающихся, счастливых… Сначала на глаза накатились слезы, а потом я подумала, что на этой полке ОБЯЗАТЕЛЬНО появится и фотография нашего ребенка. Надо только немного подождать. И верить. Теперь это моя идея-фикс, еще одна, побочная цель – пополнить эту галерею.

Клиника – вид изнутри.
Клиника – вид изнутри.

13.11.09

Хоть и подкованные мы в вопросах анализов, но некоторые пришлось пересдать. Те, у которых недолгий срок действия. Стандартно – ВИЧ, гепатит, сифилис. Но эти анализы воспринимаются уже куда проще и легче – потому что они – первый шаг к цели. Самое важное, самое главное и самое сложное – первая ступенька на пути к такому ожидаемому нами ЧУДУ – позади. Дальше – путь. Хочется пробежать его поскорее. Столько уже позади… Меня спрашивают, не страшно ли мне. И страшно и не страшно.

 О том, чего боюсь, не хочу думать и даже произносить вслух это страшное слово "неудача". Ведь не зря говорят, что мысль – материальна.

Чего не боюсь – медицинского вмешательства. Пункцию делают под легким наркозом – не чета тому, что приходится переживать при лапароскопии, так как без искусственной вентиляции легких. Да и восстановления после пункции практически никакого не требуется. За те два часа что я проведу после пункции в клинике – вполне успею восстановиться. Специально попросила показать мне послеоперационную палату – осталась более чем довольна. Уколов не боюсь. Если надо – уколюсь. Нет, конечно не страшно. Мало того, что я сама – медицинский работник. Позади уже лапароскопия, наркозы, приговор "трубы непроходимы" и их удаление. Наверное, приговор и был самым страшным на всем этом пути.

Впрочем, нет. Самое страшное – неопределенность. Когда каждый месяц надеешься и умираешь, когда узнаешь, что снова – нет, нет, нет… И не знаешь, почему. Пожалуй, даже после лапароскопии, когда стало понятно, что теперь обычным путем – точно нет (гидросальпингс в одной трубе, перекрут второй трубы, пришлось удалить обе) – было легче, чем когда была полная неизвестность.

Дату начала протокола уже назначили. Осталось всего несколько дней. Пока что рассматриваю закупленные заранее препараты и представляю, как мы все это будем колоть. Все-таки делать уколы самой себе – совсем не то, что делать их другим. Страшновато. Все-таки делать их будет Андрей. Доктор показал, как это делается, кажется что это совсем несложно.

Чтобы быть рядом все эти дни – подправили себе рабочие графики, взяли частично отпуска и отгулы.

Вообще-то дело это общее, совместное. Честно говоря, с трудом представляю, как бы я проходила через все это в одиночку. Было бы и обидно, и больно, и нет-нет да проскакивали бы мысли, что нужно это одной мне, бесплодной жене прекрасного мужа, достойного лучшего. Гнать! Гнать от себя подобные мысли! Это делаем МЫ ОБА! И точка! Да, все лекарства и вмешательства "достанутся" мне, но при участии будущего отца. Говорят, что создание детей – процесс творческий. Ну так и будем творить их совместно. Я – буду подставлять живот, в котором рано или поздно ОБЯЗАТЕЛЬНО поселится наш любимый малыш, Андрей – "рисовать" на нем уколами наше будущее. С каждым уколом – все ближе и ближе к цели!

17.11.09

Начало протокола. Первый день, полет нормальный. Настрой боевой. Даже время, которое мы теперь почти ежедневно тратим на поездки в клинику из нашего пригорода, пролетает быстро – в основном, в разговорах. Ну и еще в раздумьях.

Вспоминается всякое…

Я всегда любила детей. Не представляла ни разу, что столкнусь с таким страшным словом "бесплодие". В нашей семье принято заводить много детей. Принято, чтобы мужчина заботился о благосостоянии семьи, а женщина – о сущности семьи, т.е. о детях. Я с детства готовила себя к тому, чтобы стать женой и матерью. Когда училась – не думала о карьере. Ведь карьера и дальнейшая учеба могли помешать рождению детей. Скорее, думала о том, как пригодится мне моя профессия в будущем. Пожалуй, именно из-за любви к детям пошла учиться на аукшерку, а потом работала медсестрой в детском саду. На моих глазах и на моих руках вырастали мои многочисленные братья и племянники. Эти маленькие пальчики, детские головки, пахнущие молоком и медом, любопытные глазенки… Смотрела на них, улыбалась, гладила и думала, что еще немного – и буду укачивать в колыбельке своего. Всегда думала, что произойдет это в ближайший же год после свадьбы…

Так что даже о контрацепции мы никогда не задумывались. Само собой разумелось, что никакой контрацепции не требуется, ведь "планирование семьи" в нашем случае – это как раз-таки НЕ предохранение от возможных детей. А беременности все не было и не было, а вопросы родственников "когда же своих родите?" были все настойчивее и настойчивее. За четыре года, что мы женаты, пришлось пережить в том числе и от самых близких людей многое. Ох, тяжелый это будет рассказ… Надо собраться с духом… Но выговориться надо. Я не могу выговориться с близкими. О нашем протоколе знает только моя мама. Остальным родственникам даже боюсь заикаться о том, что мы пошли на ЭКО. Не поймут. И боюсь досужих разговоров, больных вопросов, осуждения…

19.11.09

Владимир Владимирович говорит, что пункцию мы будем делать на следующей неделе. Жду. Не со страхом - с нетерпением. Если начало протокола я восприняла как первую ступеньку нашей последней (надеюсь!!! Дай боже!!!) лестницы, ведущей к такой долгожданной, такой вымоленной нами, беременности, то пункция – вторая ступень. Потом буду с тревогой, надеждой, страхом и верой ждать несколько дней, интересоваться, как растут мои эмбриончики. Следующая ступень – подсадка. И, пожалуй, дальше – самые страшные, самые нетерпеливые дни – дни до анализа ХГЧ, когда станет окончательно ясно – да или нет. Итого четыре ступеньки. Всего четыре… Так мало и так много….

Я говорила о родных в предыдущем посте… Я не ждала своего бесплодия, не "программировала" себя на неудачу. Никогда не задумывалась о том, что могут быть непроходимы трубы, что могут быть еще какие-то неприятные "сюрпризы". Сейчас не могу даже вспомнить, что я думала о тех семьях, в которых нет детей. Наверное, как и мои родственники, считала, что эти пары просто не хотят детей и живут эгоистично – только для себя. А, может, и не думала. Знала бы я тогда...

Ребенку моей младшей сестры уже два года. И у меня нет сил видеться с ней. Мне тяжело бывать на общих праздниках, днях рождениях, крестинах. Истинную причину моего отчуждения, мой добровольной изоляции от семьи я не смогу им раскрыть. А причина эта – черная пустая дыра внутри меня. Один совсем незнакомый человек как-то сказал мне: "Если у тебя нет детей, то тебе незачем жить". И с этим "незачем жить" я живу уже несколько лет… Даже маме я смогла открыться только недавно…

Последний раз была на крестинах в мужа брата. Я знала, что не нужно туда ехать, но родственники уговорили. С самого начала все пошло не так. Вопросы о моих нерожденных до сих пор детях сыпались один за другим. "Когда вы уже вздумаете?", "Где ваши дети. Ведь вы раньше поженились чем они?" "Время работает против вас. О чем вы думаете?". Эти вопросы были мне, как ножом по сердцу, и впервые в жизни мне показалось, что я ненавижу их всех, всех моих родных. И особенно - молодых мам. Я отшучивалась уже по приобретенной за четыре года бесплодия привычке. Говорила, что еще молодая и рожу позже, что успеется, а у самой на душе скреблись кошки – ведь я знала, что это маловероятно. Но в тот раз я не сдержалась… Последней каплей в чаше моего терпения стала фраза одной женщины: "Ну если ты не можешь иметь свое дитя, возьми хоть понянчиться с чужим". Эти слова были как удар ножом в сердце. Я стала задыхаться. Было ощущение, что я умираю. Из глаз потекли слезы. Начался страшный скандал. Я уже не помню, что им всем говорила, что кричала….

Очнулась я дома у мамы, которая все поняла без слов. Я наконец-то смогла выплакаться у нее на коленях.

Но теперь я боюсь повторения этого кошмара, избегаю все семейные праздники, нахожу предлоги не ходить в гости… Может быть, если бы мои родные знали, что творится у меня на душе, что испытывает женщина, которая не может родить ребенка и так страстно хочет этого, как этого хочу я – может быть, они были бы деликатнее. Но от жалости так же как и от упреков – только больнее. Наверное, единственное, что могло бы помочь мне в такой ситуации – понимание и молчаливая поддержка. Но я не верю, что это возможно.

Стало куда легче, когда я познакомилась с такими же, как я: с теми, кто проходит через то же, что и я, с теми, кто решился на этот шаг. Нам повезло – мы выиграли в акции. Но даже если первый раз не будет победным, теперь я точно знаю – мы найдем деньги, мы будем копить и собирать, но будем бороться до конца. Не для того, чтобы снова ходить на праздники, гордо предъявляя ребенка как признак нашей состоятельности. Бог с ними, с осуждающими, оскорбляющими жалостью, укоряющими. Мы делаем это из-за любви друг к другу, из-за любви к будущему ребенку, из-за любви к нашей семье. А я до сих пор считаю, что ребенок – это то, что скрепляет семью, связывает двоих невидимыми нитями, умножает любовь.

Знаете, что обидно? Пожалуй, единственное, чего меня лишит ЭКО – это возможности преподнести сюрприз мужу. Ведь как я себе представляла всегда? Как в фильмах – любимый приходит с работы уставший, садится за стол ужинать, а на столе – праздничный ужин, свечи… И я говорю ему, что беременна… Или дарю конвертик с тестом с двумя полосками, а он спрашивает "что это"? Как-то так… Как в старом советском еще фильме "Три лимона для любимой", когда жена встречает мужа в праздничном платье, он спрашивает: "Чего так разрядилась?" А она отвечает, что не скоро же снова в это платье влезет – вот, хочется покрасоваться для него и для себя. А потом поясняет, что еще несколько месяцев – и вырастет воооот такой живот.

Теперь сюрприза не будет. Во всяком случае – такого. Хотя радости будет еще больше. Ведь теперь это будет одновременно и неожиданная и ожидаемая радость. Ожидаемая обоими и для обоих – неожиданная.
 
Может, и хорошо, что при ЭКО нет 100% гарантии, что все получится с первого раза. Пожалуй, это было бы слишком технологично и слишком бесчеловечно – если бы не было совсем божьей воли и божьего дара в процессе беременности, а только лишь голая технология. В ситуации, когда в лучших из клиник процент успеха составляет – 40% от всех проводимых протоколов, шансов на беременность оказывается столько же, сколько и при обычных попытках. И как только после этих цифр, этой "теории невероятностей" кто-то еще пытается говорить, что ЭКО – против божьей воли?

21.11.09

Нельзя сказать, чтобы я была очень набожной, но я – верующий человек. И для меня этот вопрос очень важен – не совершаю ли я грех, идя на ЭКО? Долго размышляла, есть ли в моем желании иметь ребенка гордыня, совершаю ли я и врачи, помогающие нам, преступление? И не нашла в своих мыслях греха. Я УЖЕ люблю еще даже не зачатого нами ребенка. Я люблю своего мужа. Я иду на это из-за любви. Никто не гарантирует мне ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ беременности. Все говорят, даже врачи, что станем ли мы родителями или нет – то лишь одному Богу может быть известно. Ведь даже зачатые естественным путем эмбрионы совершенно необязательно имплантируются в матке у совершенно здоровых родителей. Но никто же не обрушивает громы и молнии на таких родителей, которые и сами не знают, что в этом месяце зачатие было, но беременность не наступила. Наш ребенок будет зачат в любви, пусть и вне моего тела. А любить его после рождения мы будем куда больше, чем те матери, которым их беременность не стоила стольких слез, которые не вымолили свое дитя и отказались от него после рождения.

Сколько раз случайно, на рынке, в маршрутке, прислушиваясь случайно к чужим разговорам я слышала рассуждения, что бесплодие – это кара женщине за распутство и аборты. Как хотелось всегда кричать этим людям, которые так вот, походя, осуждают тех, кого не знают в том, чего не ведают. Как хотелось смеяться в глаза над их невежеством…

С детства знала главное и основное правило – никогда не сидеть на холодном. Пожалуй, всех девочек этим "не сиди на холодном – детей не будет" пугают мамы. Для меня страх не иметь детей был настолько велик с детства, что даже скамейка в парке летним вечером казалась мне недостаточно теплой.

Может, это несовременно, но мой муж – мой первый и единственный мужчина. Ни о каких абортах не могло быть и речи с самого начала наших отношений – Андрей всегда знал, как для меня важны дети. Мы начали встречаться, когда мне было 19, а Андрею - 20. Замуж я вышла в 20 лет – молодая, здоровая женщина. И только через три года… Три долгих года попыток забеременеть, когда волнение первого года сменилось паникой второго года и решением делать лапароскопию… Через три года стала известна причина. Причина, у которой нет виновников – физиологическая особенность, неясное стечение обстоятельств. Вина, в которой никто не виноват.

24.11.09

Завтра – пункция. "Экватор" протокола ЭКО. Когда я рассказывала Андрею об этой медицинской манипуляции – поймала себя на мысли, что звучит все это довольно страшно. Упоминание об общем наркозе в принципе обычно звучит страшно. Но по сути манипуляция не самая сложная, хотя, конечно, требует от врача точности и аккуратности. Наркоз при этом слабый и недолгий, но достаточный для того, чтобы я не почувствовала никаких неприятных ощущений.

Пункция означает также, что заканчивается период уколов со стимулирующими гиперовуляцию гормонами. Мне повезло – сосуды достаточно крепкие и потому никаких синяков от уколов на животе не осталось. Только маленькие точечки. Представляю, как устрашающе звучат слова "укол в живот". На самом деле уколы делаются очень тонкими и очень короткими иглами для подкожных инъекций. При этом объем вводимого лекарства совсем небольшой, да и самих уколов не так уж много, так что вычитанное где-то выражение "накачать гормонами" к себе я применить не могу. Стимуляция оказалась по ощущениям лишь слегка тяжелее чем ПМС: небольшая тяжесть внизу живота, может, чуть больше эмоциональности и слегка надутый живот из-за увеличившихся яичников.

Есть иррациональный страх – вдруг еще до пункции произойдет самостоятельная овуляция и на пункции будет буквально нечего забирать для оплодотворения. О таких вещах, конечно же, лучше не думать. Как известно – мысль материальна, а в нашей ситуации за тем, чтобы подобного не произошло пристально следит врач. Но все равно ходить стараюсь осторожно – как пингвин. Иногда ловлю себя на мысли, что таким образом тренируюсь ходить "гусиной" походкой беременных.

Куда реальнее опасность гиперстимуляции. Тем более, девушки моего возраста – в потенциальной группе риска. Среди экошниц есть много специфических поверий и примет. Например, примета о том, что если будет гиперстимуляция – беременность практически гарантирована. Но, даже зная об этом суеверии, синдрома гиперстимуляции яичников очень бы не хотелось.

Рубикон перейден. За 35 часов до пункции, т.е. вчера вечером, Андрей сделал мне внутримышечный укол "Прегнила" – это гормональный препарат ХГЧ (Хорионический гонадотропин), благодаря которому мои яйцеклетки "дозреют" до состояния, в котором в естественном цикле происходит овуляция. Тоже, кстати, укол не страшный. Какой-нибудь антибиотик куда больнее, честное слово.

Главное – не проспать. Ведь пункция должна производиться очень точно по времени. Не проспать, не опоздать… Этого боюсь куда больше, чем операционной и одноразовых бахил. Ну… ну и еще да… мне не очень идет эта зеленая стерильная шапочка. 

25.11.09

"Острелялась". Не проспали и не опоздали. Андрей проснулся первым и разбудил еще до того как прозвучал первый будильник. В дороге почти не говорили. А если говорили – то не о том, что нас ждет. Во-первых такой ответственный день… Во-вторых, вокруг люди – ехали мы на общественном транспорте, здраво рассудив, что такси будет куда нужнее взять на обратном пути.

Когда оказались в палате – нервозность немного ушла. В таких интерьерах хочется спать, читать книжку, смотреть телевизор. О близости операционной и анестезии не задумываешься. А ведь операционная – вот она, буквально через коридорчик. Но обстановка абсолютно домашняя. До самого последнего момента Андрей держал меня за руку – до самого порога операционной палаты. Дальше нам надо было "работать" по отдельности. О том, как он справился со своей "частью" работы потом спросила вскользь. Поулыбались и даже пошутили на эту тему. Когда легла на стол – сказала Владимиру Владимировичу, что чувствую себя как лосось, идущий на нерест и почти сразу после этой шутки забылась сладким сном. Когда пришла в себя – Андрей снова был рядом. Даже обидно. Такой ответственный момент, а сказать ничего о нем особо и не могу – не видела и не слышала. В основном – спала. И сейчас еще сонная…. Завтра, наверное, воспоминаний будет больше. К тому же завтра мы уже будем знать, сколько ооцитов оплодотворились… Снова беспокоюсь.

Когда начинался протокол, я думала, что самое главное беспокойство и мучительное ожидание будет после подсадки – когда я буду ждать положительного теста на беременность. А оказалось, что в процессе этих периодов мучительного нетерпеливого ожидания – буквально на каждом шагу.

26.11.09 

После пункции все слегка побаливает. Андрей беспокоится, что, может, что-то идет не так. Успокаиваю его как могу. Ничего страшного и ничего особенного – все-таки, пусть и минимальное, но все-таки вмешательство в организм. Даже после естественной овуляции женщины иногда испытывают болезненные ощущения. А у меня была овуляция, умноженная на 12 – именно столько ооцитов (яйцеклеток) удалось получить в нашем коротком протоколе. Стараюсь больше ходить. Как сказал врач, движение после пункции – профилактика спаек в брюшной полости. Так что позвонили с утра в клинику – узнать, как там поживают наши ооцитики и сколько оплодотворилось – и пошли с Андреем на прогулку. За всеми нашими заботами и тревогами мы давно уже не выходили вместе куда-то не по делам, а просто так.

Сейчас же, когда нам остается только ждать и до самой подсадки у нас нет необходимости появляться в клинике ежедневно – вдруг появилось свободное время. Это время мы стараемся посвящать друг другу – почти как в медовый месяц. Или даже период до свадьбы. Давно забытые ощущения, много разговоров о нас и о нашем будущем. Как бы там ни было дальше, точно могу сказать, что протокол сделал нас ближе. Ведь протокол – это длительный, вялотекущий стресс для обоих. Это пограничная ситуация, растянутая во времени. Это решение, по силе своей большее, чем решение пожениться или даже решение завести ребенка "традиционным" способом.  

Резко изменилась после пункции и медицинская поддержка. Теперь не надо следить за часами, делать несколько уколов в живот в течение дня. Остались только медикаменты "поддержки". И один укол – хотя и очень болезненный – уже не подкожный, а внутримышечный. Андрей под моим чутким руководством достойно перепрофилировался на новый вид инъекций. 

На пункции у нас получилось 12 ооцитов. Когда спустя сутки звонили в клинику, нам сказали, что оплодотворилось 9. Я так думаю, что больше 50% оплодотворенных ооцитов – это очень хорошо. Хоть мы и молодые, и здоровые, но я, признаться честно, беспокоилась, все ли будет в порядке. Ведь когда не используется ИКСИ – инъекция сперматозоида прямо в яйцеклетку – действует сама природа. Мы с Андреем шутим, что, поскольку само оплодотворение происходило без вмешательства науки, то сперматозоиды и яйцеклетки, имеющие возможность выбора, выбирали друг друга по любви.

Я знаю, что не все они доживут до подсадки. Не все будут развиваться достаточно быстро и хорошо… Но уже отношусь к нашим эмбриончикам как к маленьким деткам. И как-то немного не по себе, что я – здесь, а они – там. В специальных шкафах, в специальных жидких средах, которые пытаются сделать вид, что они – мои несуществующие маточные трубы. Как бы мне хотелось всех этих моих деток выносить и вырастить… Теперь я думаю, что вполне возможно, через несколько лет – если у нас сейчас все-все получится – снова вернусь в клинку… за вторым. Но пока думать об этом рано. Мысленно постоянно обращаюсь к моим малышам. Как вы там, маленькие? 

Напуганная вычитанным в разных источниках про гиперстимуляцию, попросила Андрея (он же профессиональный повар) придумать нам белковую диету. Говорят, что такая диета – чуть ли не единственное средство профилактики гиперстимуляции. Так что на завтрак у меня теперь яйца, активно ем творог и кисломолочные продукты, орехи и мясо. Муж рекомендовал пить белковые коктейли для спортсменов, но мне кажется, что это не самый лучший вариант. Все-таки спортсменам белок нужен для мышц и объема, а я девушка хрупкая. Оказалось, что белковая диета – это даже вкусно. Но стараюсь не переедать. Переедание и небеременным и беременным одинаково вредно. А мы сейчас – очень и очень активные поборники всего здорового, правильного и… И вкусного. 

27.11.09 

Теперь я стала куда больше внимания уделять даже случайно проскакивающим сообщениям об экстракорпоральном оплодотворении – в прессе, в книгах. Оказалось, что пишут об этом не так уж и много. И в основном – без знания предмета. Очень часто вижу, как между ЭКО и суррогатным материнством пытаются ставить знак равенства. Таблоиды безаппеляционно заявляют, что ЭКО – гарантия рождения близнецов для тех, кто имеет также желание и деньги. Также почему-то даже журналисты, которые берутся писать об этом, зачастую уверены, что при ЭКО любой гарантированно получает ребенка с нужным ему набором генов. Я не сужу тех, кто не разбирается в проблеме. Все-таки эти знания достаточно специфичны. Но по-моему даже поверхностного изучения проблемы достаточно, чтобы понять, что ни один врач при проведении ЭКО, что с суррогатной матерью, что с донорским материалом – не может гарантировать даже наступление беременности, не говоря уже о беременности близнецами или беременности ребенком с заданными "параметрами".  

Да, существует такая возможность, как предимплантационная диагностика. Но… Но подобная диагностика стоит порой дороже чем само ЭКО. Опять же – не гарантирует наступления долгожданной беременности и рождения ребенка. И чаще всего проводится исключительно по медицинским показаниям чтобы исключить какую-нибудь наследственную генетическую болезнь у эмбриона. Проводится по медицинским показаниям – если врач-генетик полагает риск возникновения генетических отклонений слишком высокой. Опять же, минимальное знакомство с такой наукой как генетика – да даже просто со списком генетических анализов, которые можно сдать по собственной инициативе в некоторых киевских клиниках – развеивает миф о том, что предусмотреть или проверить можно все, что угодно. На каждой хромосоме располагается далеко не один ген. На какой-то хромосоме – больше, на какой-то – меньше. Общее их число крайне велико. На проверку абсолютно всех генов на всех хромосомах ушло бы безмерное количество времени. Прямо скажем – это попросту невозможно.  

Еще один миф – ЭКО делают только очень богатые люди. Да, несомненно, нам – повезло. Нам очень повезло. Но теперь я знаю. Даже если бы мы не выиграли этот конкурс – мы все равно нашли бы деньги, чтобы пойти в протокол самостоятельно. Можно сколько угодно осуждать людей, которые полагают, что "Бог дал детей – даст и на детей", но они оказываются правы… На детей бог действительно дает. Мы это видим по себе. Ради интереса начали подсчитывать, как скоро мы смогли бы собрать на протокол. Оказалось, что во многом можно себе отказать почти без ущерба для обычного стиля жизни. Ведь многие покупают себе технику в кредит, машины в кредит. Это делают даже не очень богатые люди. Можно взять в кредит деньги и на ЭКО. Несколько раз уже читала истории про то, как люди брали кредит на такие цели и становились счастливыми родителями. Конечно, не всем везет с первого раза. Но главное – выход есть. И когда читаю обличительные комментарии "если вам денег девать некуда, то конечно, развлекайтесь" – плачу от обиды. Неужели совершенно не зная предмета, не зная людей, которые идут на это ради ребенка, не зная, через какие сомнения приходится им проходить – можно таким вот образом судить тех, которые не делают никому зла а всего лишь хотят привести в этот мир еще одного человечка. Человечка, который гарантированно будет окружен любовью и заботой любящих родителей? 

Мифов об ЭКО оказалось гораздо больше, чем я предполагала. Именно поэтому я не уверена, что наш протокол не постараюсь умалчивать и хранить в тайне в дальнейшем. И одновременно я рада, что рассказала обо всем маме. Конечно, поддержка Андрея очень важна для меня. Но поддержка любящей мамы также необходима.

30.11.09

В мягкой осени, тихих разговорах и задевшей и нас истерии по поводу свиного гриппа (мне сейчас ни за что нельзя болеть!) дошли мы до сегодняшнего дня – до переноса. За прошедшие дни один из наших девяти эмбриончиков остановился в развитии. Когда узнала об этом – ощутила странную смесь эмоций – грусть о погибшем и одновременно облегчение – мне не придется принимать в отношении его решение. Ведь переносить по всем правилам можно не более двух эмбрионов. Не только потому, что будущие родители вряд ли справятся с большим количеством детей, не только потому, что вынашивать многоплодную беременность тяжелее. Дело в том, что многоплодная беременность для растущих внутри мамы малышей несет в себе куда больше опасностей чем для будущей мамы. Раньше, когда доращивание эмбрионов до состояния бластоцист (пятидневные эмбрионы) было еще невозможно и подсадки производили на третий день, многоплодные беременности случались чаще. В результате приходилось прибегать к редукции – чтобы оставшиеся детки были здоровы и смогли родиться на свет. 

Сегодня перед подсадкой определили, что остальных эмбриончиков мы обязательно замораживаем. И когда захотим в будущем еще одного ребенка – пойдем в криопротокол. Криопротокол менее ощутимо бьет по бюджету. Кроме того, я не могла бы принять решение об уничтожении тех эмбрионов, которых сегодня мне не подсаживали. 

Перед подсадкой волновалась. Если пункция проводится под анестезией, то перенос  – совсем "без ничего". Владимир Владимирович уверял, что это совершено безболезненная процедура, но поверить в это было тяжело. Все-таки даже при обычном визите к гинекологу о приятных ощущениях говорить не приходится. Но оказалось что в самом деле… подсадка – совершенно не больно. Я абсолютно расслабилась и улыбалась… Ведь с этой минуты мои малыши будут уже со мной. Постоянно. Я уже не буду беспокоиться о том, как они там, в клинике, в чужом доме. Они будут в своем настоящем, любящем, теплом доме. И вот среди этих раздумий вдруг – голос врача: "Вот и все!". Ни боли, ни страха. Блаженное, радостное состояние. Полчаса после подсадки я пролежала в этом состоянии в операционной и еще полтора часа потом рассказывала об этой 15-минутной манипуляции Андрею, захлебываясь от восторга.

Теперь – самые радостные, самые волнительные и самые тревожные две недели ожидания. Две недели, когда я буду "жить как в замедленном кино" по выражению Владимира Владимировича. Не буду поднимать тяжести, постараюсь почаще лежать дома с книжкой, не напрягаться. Андрей уже относится ко мне как к хрупкой фамильной драгоценности. Некоторые врачи, насколько мне известно, рекомендуют проводить эти две недели в постельном режиме. Может быть и я последую этим рекомендациям. Надо только запастись хорошими книгами. Я ведь помню, как тяжело я переживала ожидание начала протокола, ожидание пункции, ожидание подсадки. Лихорадка нетерпения, чувствую, подстерегает меня и сейчас. Так что буду отвлекаться всеми доступными способами – Андреем, хорошими фильмами и книгами. И тьфу-тьфу-тьфу – чтобы не сглазить!

10.12.2009г.

Победа!

Эти две недели оказались самыми тяжелыми. Старалась занять себя приятными делами. Книгами, фильмами. Постельный режим не обязателен, но хотелось "перестраховаться".

При эко-протоколе не действуют стандартные способы "проверки" наличия или отсутствия беременности. Только анализ на количественное содержание в крови гормона, который вырабатывается импланированным эмбрионом (ХГЧ).

Дело в том, что "домашние" тесты начинают показывать беременность позже, чем ХГЧ уже присутствует в крови в достаточном количестве.

УЗИ дает более-менее четкую картину еще позже.

ХГЧ - наиболее чуткий анализ, способный определить беременность на самых ранних сроках.

И чудо произошло!!! По истечении двух недель ХГЧ подтвердил наличие беременности!
Немного позже уже на УЗИ мы увидели замечательное пятнышко - нашего будущего малыша.

Я буду мамой!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт