Русский Рубенс и итальянская девочка в маковом венке

Русский Рубенс и итальянская девочка в маковом венке

Ксения ПЕТРОВА, корреспондент «КП»

Орест Кипренский не мог похвастаться знатным происхождением, куда уж там, внебрачный сын помещика и крепостной. Жизнь в деревне не сулила ничего  хорошего, так и сгинул бы талантливый мальчонка в деревне, если бы отец не позаботился о судьбе внебрачного сына.  Он не только даровал отпрыску вольную, но и пристроил в семью крестьянина. А позже отдал в воспитательное училище при петербургской Академии художеств, вдруг что толковое из него да выйдет?

Именно тогда в документах, необходимых для зачисления в училище, появляется фамилия "Кипрейский", позже превратившаяся в "Кипренский". 

 В  академии Кипренский оттачивал свое мастерство почти десять лет и стал одним из лучших учеников. Доказательство тому - золотая медаль, которую юный художник получил за работу над полотном "Дмитрий Донской на Куликовом поле", и возможность отправиться работать в Италию. Но в эту солнечную страну он попадет  только через одиннадцать лет,  после войны 1812 года, уже признанным мастером. 

В России Орест времени не терял, сначала открыл свою мастерскую и начал писать портреты на заказ, потом шлифовал мастерство в карандашных портретах. Мало кто знает, что в Москве Кипренскому довелось поработать  над знаменитым памятником  Минину и Пожарскому. Именно в столице он завел близкое знакомство  с известными литераторами - Карамзиным, Батюшковым, Вяземским, Жуковским. Ему довелось написать портреты выдающихся людей. В числе оных оказался  "наше все" - Александр Сергеевич Пушкин, и до сих пор именно это изображение писателя считается одним из лучших. Посчастливилось Кипренскому запечатлеть немецкого писателя Гете, который нашел в нем еще и интересного собеседника.

Но еще больший успех его ждал в Италии. Там его принимали как заслуженного художника и в знак признания знаменитая флорентийская галерея Уффици заказала ему автопортрет, который буквально сразил тамошних мастеров. Художники настолько были поражены его манерой письма, столь необычной для того времени, что некоторые даже приняли его работы за картины Питера Пауля Рубенса. 

Орест Кипренский. Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819 год.
Орест Кипренский. Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819 год.

И здесь же, в Италии, Кипренскому предстояло написать портрет всей своей жизни. Маленькая итальянка Мариучча Фалькуччи с милой ямочкой на подбородке позировала Кипренскому в венке из алых маков с гвоздичкой в руке. Кто бы мог подумать, что эта восьмилетняя девочка станет страстью всей его жизни. Сначала он приютил ее у себя:  у крохи была только мать, да и та вела разгульную жизнь. Кипренскому даже пришлось выплачивать ежемесячное пособие мамаше, чтобы та оставила дочь у него. А когда подошло время возвращаться в Россию, художник пристроил Мариуччу в закрытый пансион, оставив себе на память тот самый портрет. История с маленькой итальянкой на родине наделала много шума и даже на время оставила художника без заработка. Но все же  Кипренский холил и лелеял мысль вновь увидеть Мариуччу и оказался очень упорным в своем желании. Через десять лет он все-таки вернулся в Италию, нашел девушку и предложил ей выйти за него замуж, для чего даже  принял католичество. Правда, счастье было недолгим, буквально через три месяца после свадьбы Кипренский умер от воспаления легких.  Мариучча родила его дочь Клотильду, а через несколько лет вновь вышла замуж.

Тело великого русского портретиста покоится в церкви Сант Анреа делла Фратте в Риме. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 13651 3

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт